Главная | Новости | ЕСПЧ применил Правило 39 в деле Ахмета Джумадурдыева, разыскиваемого в Туркменистане по сомнительным обвинениям в «экстремизме». Ранее ФСБ запретило ему въезд и пребывание в России до 2055 года
Новости

ЕСПЧ применил Правило 39 в деле Ахмета Джумадурдыева, разыскиваемого в Туркменистане по сомнительным обвинениям в «экстремизме». Ранее ФСБ запретило ему въезд и пребывание в России до 2055 года

Сегодня днем Европейский суд по правам человека уведомил российские власти о применении Правила 39 регламента суда в деле 26-летнего гражданина Туркменистана Ахмета Джумадурдыева, запрещающего до завершения судебных процедур его принудительное возвращение на родину. Ранее бывший студент, пытавшийся просить убежище в России и Эстонии, был задержан за незаконный переход границы и после суда помещен в депортационный центр в Красном селе.

Жало­ба в ЕСПЧ была направ­ле­на адво­ка­том сети «Мигра­ция и пра­во» Пра­во­за­щит­но­го Цен­тра «Мемо­ри­ал» Оль­гой Цейтлиной.

Летом 2021 года Джу­ма­дур­ды­ев был выдан в Рос­сию после того, как пере­плыл погра­нич­ную реку и пытал­ся про­сить убе­жи­ще в Эсто­нии. 7 октяб­ря он сооб­щил по теле­фо­ну о неко­то­рых дета­лях сво­е­го дела.

Граж­да­нин Турк­ме­ни­ста­на ранее обу­чал­ся в Иван­го­род­ском гума­ни­тар­но-тех­ни­че­ском инсти­ту­те. В декаб­ре 2017 года его задер­жа­ли на пас­порт­ном кон­тро­ле в аэро­пор­ту Пул­ко­во в свя­зи с тем, что турк­мен­ские вла­сти объ­яви­ли его в меж­ду­на­род­ный розыск по сомни­тель­но­му делу о «рели­ги­оз­ном экс­тре­миз­ме». Спу­стя год по реше­нию про­ку­ра­ту­ры Джу­ма­дур­ды­ева осво­бо­ди­ли из СИЗО. Его брат, про­жи­вав­ший в Турк­ме­ни­стане, был осуж­ден по тому же делу на 25 лет. 11 дру­гих турк­мен­ских сту­ден­тов, обу­чав­ших­ся в Рос­сии, объ­яви­ли в розыск. Двое из них полу­чи­ли по 15 лет, когда при­е­ха­ли домой на каникулы.

Джу­ма­дур­ды­ев сооб­щил ПЦ «Мемо­ри­ал», что решил про­сить убе­жи­ще в Эсто­нии из-за неуре­гу­ли­ро­ван­но­го пра­во­во­го ста­ту­са в Рос­сии (в 2019 году ему отка­за­ли в ста­ту­се бежен­ца и в 2021 откло­ни­ли попыт­ку обжа­ло­ва­ния), кро­ме того один из турк­мен­ских эми­гран­тов в Евро­пе уве­рил его, что в стра­нах Евро­со­ю­за с обра­ще­ни­ем за убе­жи­щем не долж­но быть проблем.

Когда 26 июля быв­ший сту­дент пере­плыл погра­нич­ную реку, один из эстон­ских рыба­ков сооб­щил о нем в поли­цию. Его почти сра­зу задер­жа­ли, доста­ви­ли в поли­цей­ский уча­сток, где допра­ши­ва­ли и сни­ма­ли на каме­ру. Через неко­то­рое вре­мя к поли­цей­ским при­со­еди­нил­ся офи­цер эстон­ской погранслуж­бы. Джу­ма­дур­ды­ев неод­но­крат­но гово­рил собе­сед­ни­кам о жела­ние про­сить убе­жи­ще, пытал­ся рас­ска­зы­вать о ситу­а­ции в Турк­ме­ни­стане, одна­ко его сло­ва игно­ри­ро­ва­ли. Перед ним поста­ви­ли аль­тер­на­ти­ву: или депор­ти­ру­ем в Турк­ме­ни­стан, или в Рос­сию. Джу­ма­дур­ды­ев отка­зал­ся под­пи­сы­вать состав­лен­ные эстон­ски­ми чинов­ни­ка­ми доку­мен­ты. Тем не менее спу­стя 8,5 часов его пере­да­ли рос­сий­ским вла­стям. Поз­же эстон­ские СМИ сооб­щи­ли, что нару­ши­те­лю гра­ни­цы «сде­ла­но пред­пи­са­ние поки­нуть стра­ну с при­ме­не­ни­ем пяти­лет­не­го запре­та на въезд», об обра­ще­нии за убе­жи­щем при этом не упоминалось.

1 октяб­ря 2021 года Кин­ги­сеппский город­ской суд при­знал Джу­ма­дур­ды­ева винов­ным в неза­кон­ном пере­се­че­нии гра­ни­цы (ст.322 ч.1 УК) и при­го­во­рил к лише­нию сво­бо­ды до фак­ти­че­ски отбы­то­го и штра­фу в 20 тыс. руб­лей. После огла­ше­ния при­го­во­ра сотруд­ни­ки ФСБ доста­ви­ли его в Центр вре­мен­но­го содер­жа­ния ино­стран­ных граж­дан в Крас­ном селе (Санкт-Петер­бург), где в насто­я­щее вре­мя он нахо­дит­ся в карантине.

По сло­вам Джу­ма­дур­ды­ева, 22 сен­тяб­ря – еще до выне­се­ния при­го­во­ра – ему вру­чи­ли уве­дом­ле­ние ФСБ о запре­те на въезд и пре­бы­ва­ние в Рос­сии до 01.07.2055. Это реше­ние, как выяс­ни­лось, было при­ня­то Управ­ле­ни­ем ФСБ по г.Санкт-Петербургу и Ленин­град­ской обла­сти еще 2 сен­тяб­ря 2020 года. Доку­мент, под­пи­сан­ный началь­ни­ком 3‑го отде­ла Служ­бы защи­ты кон­сти­ту­ци­он­но­го строя и борь­бы с тер­ро­риз­мом Управ­ле­ния пол­ков­ни­ком Ива­но­вым М.Л., содер­жит ссыл­ку на ст.25.10 ч.3 и 27 ч.1 п.1 Феде­раль­но­го Зако­на «О поряд­ке выез­да из Рос­сий­ской Феде­ра­ции и въез­да в Рос­сий­скую Феде­ра­цию», соглас­но кото­ро­му такие огра­ни­че­ния могут вво­дить­ся «в целях обес­пе­че­ния обо­ро­но­спо­соб­но­сти или без­опас­но­сти госу­дар­ства, либо обще­ствен­но­го поряд­ка». О реше­нии, при­ня­том ФСБ год назад, Джу­ма­дур­ды­ев узнал толь­ко сейчас.

Пред­ста­ви­те­ли турк­мен­ско­го сооб­ще­ства в Санкт-Петер­бур­ге гово­рят, что им не понят­но, чем 26-лет­ний экс-сту­дент, «вина» кото­ро­го состо­ит лишь в сомни­тель­ных обви­не­ни­ях в его адрес со сто­ро­ны турк­мен­ских вла­стей, мог угро­жать без­опас­но­сти Рос­сии. По одной из вер­сий, ФСБ не понра­ви­лась «актив­ность» Джу­ма­дур­ды­ева в рас­про­стра­не­нии инфор­ма­ции о деле зна­ко­мых ему турк­мен­ских сту­ден­тов, осуж­ден­ных на родине после воз­вра­ще­ния из Рос­сии. Впро­чем, тако­го рода реше­ния о запре­тах на въезд на 35 лет в послед­нее вре­мя все чаще выно­сят­ся ФСБ и в отно­ше­нии мигран­тов из Цен­траль­ной Азии, а осно­ва­ния запре­тов как пра­ви­ло объ­яв­ля­ют­ся «госу­дар­ствен­ной тайной».

Тем вре­ме­нем вла­сти Турк­ме­ни­ста­на пыта­ют­ся акти­ви­зи­ро­вать уси­лия, направ­лен­ные на при­ну­ди­тель­ное воз­вра­ще­ние в стра­ну нахо­дя­щих­ся за гра­ни­цей кри­ти­ков режи­ма. Недав­но пре­зи­дент Гур­бан­гу­лы Бер­ды­му­ха­ме­дов под­верг кри­ти­ке гла­ву МИД Раши­да Мере­до­ва за недо­ста­точ­ные уси­лия в реше­нии это­го вопро­са. По сооб­ще­ни­ям СМИ в нача­ле октяб­ря Бег­му­рат Муха­ме­дов был сме­щен с поста мини­стра юсти­ции и направ­лен в рас­по­ря­же­ние МИД Турк­ме­ни­ста­на. Источ­ни­ки в Ашха­ба­де утвер­жда­ют, что, веро­ят­но, имен­но он будет коор­ди­ни­ро­вать рабо­ту, свя­зан­ную с попыт­ка­ми добить­ся высыл­ки в Турк­ме­ни­ста­на бази­ру­ю­щих­ся за рубе­жом дис­си­ден­тов и сни­же­ния актив­но­сти про­тестно­го дви­же­ния сре­ди турк­мен­ских мигрантов.

 

Спецпроекты

Каракалпакстан: кризис или путь к суверенитету?

Дело 25 Санджара: заговор против Ниязова

Интервью/мемуары

29.02.2024

Как создавался манат (часть 3)

1 ноября 2023 года исполнилось 30 лет со дня введения туркменской национальной валюты – маната. Публикуем третью часть воспоминаний об этом событии Аннадурды Хаджиева, занимавшего в те годы ответственные должности в Государственном Центральном банке Туркменистана. В настоящее время Хаджиев проживает в Болгарии, где получил убежище из-за преследований на родине. Вторая часть воспоминаний, опубликованная 10 января 2024 года (далее…)

10.01.2024

Из истории введения туркменского маната (часть 2)

1 ноября 2023 года исполнилось 30 лет со дня введения туркменской национальной валюты – маната. Публикуем вторую часть воспоминаний об этом событии Аннадурды Хаджиева, занимавшего в те годы ответственные должности в Государственном Центральном банке Туркменистана. В настоящее время Хаджиев проживает в Болгарии, где получил убежище из-за преследований на родине. Первая часть воспоминаний, опубликованная 1 ноября 2023 года (далее…)

01.11.2023

Из истории введения туркменского маната (часть 1)

1 ноября исполняется 30 лет со дня введения туркменской национальной валюты – маната. Ниже публикуются отрывки из воспоминаний об этом событии Аннадурды Хаджиева, занимавшего в те годы ответственные должности в Государственном Центральном банке Туркменистана. В настоящее время Хаджиев проживает в Болгарии, где получил убежище из-за преследований на родине. (далее…)

Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять