Главная | Новости | Главная прокуратура Стамбула отказала туркменскому консульству в возбуждении уголовного дела против активистов
Новости

Главная прокуратура Стамбула отказала туркменскому консульству в возбуждении уголовного дела против активистов

Скачать изображение

Недавно нам удалось получить копию решения Бюро по расследованию терроризма и организованной преступности Главной прокуратуры города Стамбул по жалобе консульства. Полагаем, что для туркменских активистов будет полезно ознакомиться с позицией турецкой прокуратуры по данному делу.

13 янва­ря Турк­мен­ский Хель­синк­ский Фонд по пра­вам чело­ве­ка сооб­щил об отка­зе Глав­ной про­ку­ра­ту­ры Стам­бу­ла воз­бу­дить уго­лов­ное дело про­тив турк­мен­ских акти­ви­стов, на чем наста­и­ва­ло кон­суль­ство Турк­ме­ни­ста­на в Стамбуле. 

Про­ку­ра­ту­ра про­ве­ла рас­сле­до­ва­ние в свя­зи с инци­ден­том 16 авгу­ста 2022 года. Тогда груп­па граж­дан Турк­ме­ни­ста­на, их адво­ка­ты и пред­ста­ви­те­ли турец­ких пра­во­за­щит­ных орга­ни­за­ций пыта­лись пере­дать сотруд­ни­кам кон­суль­ства обра­ще­ние на имя пре­зи­ден­та Турк­ме­ни­ста­на Сер­да­ра Бер­ды­му­ха­ме­до­ва. В ответ они под­верг­лись оскорб­ле­ни­ям, угро­зам и наси­лию со сто­ро­ны сотруд­ни­ков кон­суль­ско­го учре­жде­ния. Один из акти­ви­стов полу­чил серьез­ные трав­мы голо­вы и лица. В про­ис­хо­дя­щее вме­ша­лась поли­ция, постра­дав­шие в тот же день обра­ти­лись с заяв­ле­ни­ем в про­ку­ра­ту­ру. Так же в про­ку­ра­ту­ру обра­ти­лось и кон­суль­ство Туркменистана.

Соглас­но реше­нию Бюро по рас­сле­до­ва­нию тер­ро­риз­ма и орга­ни­зо­ван­ной пре­ступ­но­сти Глав­ной про­ку­ра­ту­ры горо­да Стам­бул,  рас­сле­до­ва­ние про­во­ди­лось в отно­ше­нии пред­ста­ви­те­ля турец­ко­го НПО “Ozgur-Der” Мех­мет Эмин Кач­ма­за, турк­мен­ских акти­ви­стов Ата­му­ра­да Сапа­ро­ва и Дур­сол­тан Тага­но­вой. Подо­зре­ва­е­мые заяви­ли, что отвер­га­ют обви­не­ние, так как не име­ли наме­ре­ния нару­шить закон и не совер­ша­ли каких-либо правонарушений.

В реше­нии ука­зы­ва­ет­ся, что рас­сле­до­ва­ние про­во­ди­лось в свя­зи с сопро­тив­ле­ни­ем закон­ным дей­стви­ям долж­ност­ных лиц. При этом, как отме­ти­ла про­ку­ра­ту­ра, сотруд­ни­ки пра­во­охра­ни­тель­ных орга­нов име­ют пра­во при­ме­нять силу без пре­ду­пре­жде­ния лишь в слу­ча­ях, когда име­ет место фак­ти­че­ское напа­де­ние либо сопро­тив­ле­ние, либо напа­де­ние на места и лиц, кото­рые они защи­ща­ют, что преду­смот­ре­но зако­ном, но не во всех слу­ча­ях неза­кон­ных митин­гов или демон­стра­ций. Для ква­ли­фи­ка­ции пра­во­на­ру­ше­ния как „сопро­тив­ле­ние“ необ­хо­ди­мо нали­чие трех усло­вий: уча­стие в неза­кон­ном митин­ге или демон­стра­ции, нали­чие при­ка­за о его пре­кра­ще­нии, насиль­ствен­ное пре­се­че­ние неза­кон­ной акции. Нака­зу­е­мым явля­ет­ся не само уча­стие в митин­ге, а невы­пол­не­ние рас­по­ря­же­ния ком­пе­тент­но­го орга­на о его прекращении.

Про­ку­ра­ту­ра отме­ча­ет, что „митинг или шествие могут быть неза­кон­ны­ми с само­го нача­ла или стать неза­кон­ны­ми поз­же. Лицо, участ­ву­ю­щее в митин­ге или шествии, может не знать, явля­ет­ся ли дан­ная акция закон­ной или нет. Лишь после пре­ду­пре­жде­ния адми­ни­стра­тив­но­го орга­на ста­но­вит­ся ясно, что митинг или шествие про­ти­во­за­кон­ны. Если участ­ник про­дол­жа­ет свои дей­ствия после это­го пре­ду­пре­жде­ния, это дей­ствие явля­ет­ся пра­во­на­ру­ше­ни­ем“.

С уче­том ска­зан­но­го, кон­ста­ти­ру­ет про­ку­ра­ту­ра, нет осно­ва­ний пола­гать, что в дей­стви­ях подо­зре­ва­е­мых име­ет­ся состав пред­по­ла­га­е­мо­го пре­ступ­ле­ния, поэто­му нет осно­ва­ний пре­сле­до­вать их в свя­зи с инци­ден­том 16 августа.

То есть, пре­ду­пре­ждать, раз­го­нять и при­ме­нять силу про­тив митин­гу­ю­щих или демон­стран­тов име­ют пра­во толь­ко сотруд­ни­ки пра­во­охра­ни­тель­ных орга­нов. Турк­мен­ские кон­суль­ские работ­ни­ки же не име­ли пра­ва при­ме­нять силу в отно­ше­нии выше­пе­ре­чис­лен­ных посе­ти­те­лей, кото­рые не ста­ви­ли под угро­зу жиз­ни окружающих.

Автор: Туркменский Хельсинкский Фонд по правам человека

Источник: https://tmhelsinki.org/article/c2b04dd3-85a9-425d-9c2f-baaff23c2871

Спецпроекты

Каракалпакстан: кризис или путь к суверенитету?

Дело 25 Санджара: заговор против Ниязова

Интервью/мемуары

29.02.2024

Как создавался манат (часть 3)

1 ноября 2023 года исполнилось 30 лет со дня введения туркменской национальной валюты – маната. Публикуем третью часть воспоминаний об этом событии Аннадурды Хаджиева, занимавшего в те годы ответственные должности в Государственном Центральном банке Туркменистана. В настоящее время Хаджиев проживает в Болгарии, где получил убежище из-за преследований на родине. Вторая часть воспоминаний, опубликованная 10 января 2024 года (далее…)

10.01.2024

Из истории введения туркменского маната (часть 2)

1 ноября 2023 года исполнилось 30 лет со дня введения туркменской национальной валюты – маната. Публикуем вторую часть воспоминаний об этом событии Аннадурды Хаджиева, занимавшего в те годы ответственные должности в Государственном Центральном банке Туркменистана. В настоящее время Хаджиев проживает в Болгарии, где получил убежище из-за преследований на родине. Первая часть воспоминаний, опубликованная 1 ноября 2023 года (далее…)

01.11.2023

Из истории введения туркменского маната (часть 1)

1 ноября исполняется 30 лет со дня введения туркменской национальной валюты – маната. Ниже публикуются отрывки из воспоминаний об этом событии Аннадурды Хаджиева, занимавшего в те годы ответственные должности в Государственном Центральном банке Туркменистана. В настоящее время Хаджиев проживает в Болгарии, где получил убежище из-за преследований на родине. (далее…)

Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять