Главная | Новости | «Исчезнувшему» в Турции активисту Жумасапару Дадебаеву предъявлены политические обвинения Турецкие правозащитники требуют расследовать обстоятельства его похищения
Новости

«Исчезнувшему» в Турции активисту Жумасапару Дадебаеву предъявлены политические обвинения Турецкие правозащитники требуют расследовать обстоятельства его похищения

На этой неделе правозащитники получили копию первого документа, подтверждающего арест в Узбекистане по сфабрикованным уголовным обвинениям гражданского активиста Жумасапара Дадебаева, «исчезнувшего» в Турции в середине января.

В пись­ме началь­ни­ка Уго­лов­но­го розыс­ка МВД Кара­кал­пак­ста­на С.Хожаназарова от 04 фев­ра­ля 2022 года, полу­чен­ном Еген­му­ра­дом Дадаб­а­е­вым — отцом Жума­са­па­ра — после его обра­ще­ния в при­ем­ную пре­зи­ден­та Узбе­ки­ста­на, сооб­ща­ет­ся, что 11 июля 2017 года след­ствен­ным управ­ле­ни­ем при МВД РК в отно­ше­нии акти­ви­ста было воз­буж­де­но уго­лов­ное дело по ст.159 ч.1 и 244.1 ч.1 УК РУз, он объ­яв­лен в розыск.

Часть 1 ст.159 УК РУз преду­смат­ри­ва­ет ответ­ствен­ность за пуб­лич­ные при­зы­вы к некон­сти­ту­ци­он­но­му изме­не­нию госу­дар­ствен­но­го строя или захва­ту вла­сти, изго­тов­ле­ние и рас­про­стра­не­ние мате­ри­а­лов соот­вет­ству­ю­ще­го содер­жа­ния, за что преду­смот­ре­но нака­за­ние в виде лише­ния сво­бо­ды на срок до 5 лет, огра­ни­че­ние сво­бо­ды от 2 до 5 лет или штраф.

Часть 1 ст.244.1 УК РУз преду­смат­ри­ва­ет ответ­ствен­ность за изго­тов­ле­ние, рас­про­стра­не­ние или демон­стра­цию мате­ри­а­лов, содер­жа­щих угро­зу обще­ствен­ной без­опас­но­сти, что нака­зы­ва­ет­ся штра­фом или испра­ви­тель­ны­ми рабо­та­ми до трех лет либо огра­ни­че­ни­ем сво­бо­ды на срок от одно­го до трех лет или лише­ни­ем сво­бо­ды до трех лет.

Пред­ста­ви­те­ли кара­кал­пак­ской оппо­зи­ции выра­зи­ли недо­уме­ние в свя­зи с эти­ми обви­не­ни­я­ми. Они отме­ти­ли, с осе­ни 2016 года Жума­са­пар Даде­ба­ев нахо­дил­ся за пре­де­ла­ми Узбе­ки­ста­на и до 2019 года не зани­мал­ся какой-либо обще­ствен­ной или инфор­ма­ци­он­ной дея­тель­но­стью. Мож­но пред­по­ло­жить, что речь идет о сфаб­ри­ко­ван­ных мате­ри­а­лах, став­ших отве­том на отказ Даде­ба­е­ва сотруд­ни­чать со спец­служ­ба­ми кари­мов­ско­го режи­ма (вос­по­ми­на­ния акти­ви­ста о попыт­ке его вер­бов­ки в 2016 году для уча­стия в неза­кон­ных акци­ях за рубе­жом недав­но были опуб­ли­ко­ва­ны Пра­во­за­щит­ным Цен­тром «Мемо­ри­ал»).

В том же доку­мен­те отме­ча­ет­ся, что Даде­ба­ев был задер­жан пра­во­охра­ни­тель­ны­ми орга­на­ми Узбе­ки­ста­на 14 янва­ря 2022 года. До сере­ди­ны фев­ра­ля сооб­ще­ния о нахож­де­нии Даде­ба­е­ва под стра­жей в Таш­кен­те осно­вы­ва­лись лишь на непод­твер­жден­ной уст­ной инфор­ма­ции. По дан­ным дви­же­ния «Алга Кара­кал­пак­стан» 21 фев­ра­ля сле­до­ва­тель Улу­г­бек Хам­да­мов офи­ци­аль­но сооб­щил отцу акти­ви­ста о предъ­яв­ле­нии обви­не­ния его сыну и о пере­во­де Жума­са­па­ра в Таштюрь­му. 23 фев­ра­ля с ним впер­вые встре­тил­ся адвокат.

19 фев­ра­ля у зда­ния МВД Узбе­ки­ста­на про­шел пикет с тре­бо­ва­ни­ем пре­кра­ще­ния пре­сле­до­ва­ний Даде­ба­е­ва и кара­кал­пак­ских акти­ви­стов, в кото­ром при­ня­ли уча­стие пред­ста­ви­те­ли Пра­во­за­щит­но­го Аль­ян­са Узбе­ки­ста­на и отец Жумасапара.

Обсто­я­тель­ства похи­ще­ния Даде­ба­е­ва в Тур­ции и при­ну­ди­тель­но­го пере­ме­ще­ния в Узбе­ки­стан в пери­од меж­ду 10 и 12 янва­ря 2022 года по-преж­не­му оста­ют­ся не ясны­ми. Име­ют­ся сви­де­тель­ства при­част­но­сти к этой опе­ра­ции, про­ве­ден­ной с нару­ше­ни­ем зако­но­да­тель­ства Тур­ции, сотруд­ни­ков турец­кой раз­вед­служ­бы МИТ. При этом офи­ци­аль­ная пози­ция пока не выска­за­на, а пред­ста­ви­те­ли МИТ неофи­ци­аль­но отри­ца­ют при­част­ность к похищению.

22 фев­ра­ля пред­ста­ви­те­ли 10 турец­ких пра­во­за­щит­ных орга­ни­за­ций рас­про­стра­ни­ли сов­мест­ное заяв­ле­ние, в кото­ром потре­бо­ва­ли от турец­ких вла­стей «сде­лать пуб­лич­ное заяв­ле­ние о похи­ще­нии или исчез­но­ве­нии Жума­са­па­ра Даде­ба­е­ва, граж­да­ни­на Узбе­ки­ста­на, извест­но­го как Джу­ма Турк­мен». В обра­ще­нии сфор­му­ли­ро­ва­ны 12 вопро­сов, на кото­рые долж­ны отве­тить турец­кие вла­сти. Сре­ди них: куда увез­ли акти­ви­ста люди, кото­рые 10 янва­ря 2022 года пред­ста­ви­лись сотруд­ни­ка­ми раз­вед­ки и забра­ли его из дома? Есть ли закон­ное реше­ние об огра­ни­че­нии его сво­бо­ды? Если име­ло место закон­ное задер­жа­ние, поче­му не были постав­ле­ны в извест­ность род­ствен­ни­ки и адво­кат? Если Жума­са­пар Даде­ба­ев не нахо­дит­ся в Тур­ции, то как и при каких усло­ви­ях он был выве­зен из стра­ны? Поче­му не были осу­ществ­ле­ны соот­вет­ству­ю­щие пра­во­вые про­це­ду­ры? Поче­му его отпра­ви­ли в Узбе­ки­стан, где суще­ству­ет риск пыток и пра­ва на жизнь, а не в без­опас­ную тре­тью страну?

 

Источник: https://memohrc.org/ru/news_old/rodstvennikam-ischeznuvshego-v-turcii-zhumasapara-dadebaeva-soobshchili-chto-nahoditsya-v

Спецпроекты

Каракалпакстан: кризис или путь к суверенитету?

Дело 25 Санджара: заговор против Ниязова

Интервью/мемуары

29.02.2024

Как создавался манат (часть 3)

1 ноября 2023 года исполнилось 30 лет со дня введения туркменской национальной валюты – маната. Публикуем третью часть воспоминаний об этом событии Аннадурды Хаджиева, занимавшего в те годы ответственные должности в Государственном Центральном банке Туркменистана. В настоящее время Хаджиев проживает в Болгарии, где получил убежище из-за преследований на родине. Вторая часть воспоминаний, опубликованная 10 января 2024 года (далее…)

10.01.2024

Из истории введения туркменского маната (часть 2)

1 ноября 2023 года исполнилось 30 лет со дня введения туркменской национальной валюты – маната. Публикуем вторую часть воспоминаний об этом событии Аннадурды Хаджиева, занимавшего в те годы ответственные должности в Государственном Центральном банке Туркменистана. В настоящее время Хаджиев проживает в Болгарии, где получил убежище из-за преследований на родине. Первая часть воспоминаний, опубликованная 1 ноября 2023 года (далее…)

01.11.2023

Из истории введения туркменского маната (часть 1)

1 ноября исполняется 30 лет со дня введения туркменской национальной валюты – маната. Ниже публикуются отрывки из воспоминаний об этом событии Аннадурды Хаджиева, занимавшего в те годы ответственные должности в Государственном Центральном банке Туркменистана. В настоящее время Хаджиев проживает в Болгарии, где получил убежище из-за преследований на родине. (далее…)

Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять