Главная | Новости | Новые «правила игры» для туркменских беженцев в России. По версии МВД оппозиционер из Туркменистана «вернулся» на родину
Новости

Новые «правила игры» для туркменских беженцев в России. По версии МВД оппозиционер из Туркменистана «вернулся» на родину

Сегодня сайт «Хроника Туркменистана» опубликовал текст ответа МВД России на запрос о судьбе туркменского оппозиционера Азата Исакова, исчезнувшего в Подмосковье 20 октября 2021 года. Запрос был направлен 1 ноября на имя президента России Владимира Путина активисткой туркменского протестного движения Чемен Оре, проживающей за рубежом.

В отве­те за под­пи­сью заме­сти­те­ля началь­ни­ка управ­ле­ния орга­ни­за­ции опе­ра­тив­но-розыск­ной дея­тель­но­сти МВД Рос­сии М.В.Карпухина сооб­ща­ет­ся, что Иса­ков 22 октяб­ря 2021 года выле­тел в г.Туркменабад из аэро­пор­та Домо­де­до­во. О каких-либо мерах при­нуж­де­ния его к выле­ту в доку­мен­те не упо­ми­на­ет­ся, а о месте нахож­де­ния реко­мен­до­ва­но узна­вать у турк­мен­ских властей.

По мне­нию пра­во­за­щит­ных орга­ни­за­ций фак­ти­че­ски была осу­ществ­ле­на неза­кон­ная экс­тра­ди­ция оппо­зи­ци­о­не­ра в Турк­ме­ни­стан – одну из наи­бо­лее репрес­сив­ных стран мира. В пись­ме МВД не объ­яс­ня­ет­ся, как Иса­ков мог уле­теть на роди­ну при отсут­ствии уте­рян­но­го пас­пор­та и регу­ляр­ных рей­сов. Его зна­ко­мые счи­та­ют, что вплоть до послед­не­го вре­ме­ни он серьез­но опа­сал­ся при­ну­ди­тель­но­го воз­ра­ще­ния на роди­ну, ни о каком доб­ро­воль­ном воз­вра­ще­нии вывоз­ным спец­рей­сом речь идти не может.

Азат Иса­ков, кото­ро­му в декаб­ре испол­нит­ся 38 лет, уже не один год про­жи­ва­ет в Рос­сии. С 2019 года он актив­но участ­ву­ет в турк­мен­ском про­тестном дви­же­нии, с мая 2020 года откры­то высту­па­ет по интер­нет-кана­лам с кри­ти­кой вла­стей сво­ей стра­ны. По неофи­ци­аль­ным дан­ным в июне 2020 года был объ­яв­лен в розыск в Турк­ме­ни­стане (его фото­гра­фия появи­лась на стен­де в поли­цей­ском участ­ке с над­пи­сью «Пре­да­тель Роди­ны»). С июля 2020 года сотруд­ни­ки Мини­стер­ства наци­о­наль­ной без­опас­но­сти неод­но­крат­но тре­бо­ва­ли от род­ствен­ни­ков оппо­зи­ци­о­не­ра, что­бы он пре­кра­тил свои выступ­ле­ния в интер­не­те, ина­че его «най­дут и нака­жут». 24-го июля 2020 года изъ­яли для про­вер­ки теле­фо­ны всех род­ствен­ни­ков, про­жи­ва­ю­щих в доме его роди­те­лей. Спу­стя два дня один из про­власт­ных ютуб-кана­лов сооб­щил, что вла­стям извест­но его место­на­хож­де­ние в Рос­сии. Быв­ших сослу­жив­цев Иса­ко­ва заста­ви­ли высту­пить с видео­за­яв­ле­ни­я­ми с  осуж­де­ни­ем его дей­ствий. Позд­нее угро­зы по элек­трон­ным кана­лам полу­чал и сам оппо­зи­ци­о­нер. 9 сен­тяб­ря 2021 года он сооб­щил зна­ко­мым о воз­об­нов­ле­нии угроз, рано утром 15-го – о задер­жа­нии поли­ци­ей, отку­да его осво­бо­ди­ли спу­стя два дня.

20 октяб­ря 2021 года Иса­ков послал сооб­ще­ние дру­зьям на турк­мен­ском язы­ке о том, что по месту его про­жи­ва­ния при­шла поли­ция и он пыта­ет­ся спря­тать­ся. После это­го связь с ним пре­рва­лась. С пред­ста­ви­те­ля­ми «Граж­дан­ско­го содей­ствия», зани­мав­ши­ми­ся его делом и кон­так­ти­ро­вав­ши­ми ранее с мигра­ци­он­ной служ­бой МВД, свя­зать­ся ему не дали.

Поис­ки Иса­ко­ва после его исчез­но­ве­ния затруд­ня­ло то, что его зна­ко­мым не было извест­но, в каком из более 50 горо­дов Под­мос­ко­вья он про­жи­ва­ет. Дета­ли его сен­тябрь­ско­го задер­жа­ния и после­ду­ю­ще­го осво­бож­де­ния пока так­же не ясны.

В Лебап­ском вела­я­те Турк­ме­ни­ста­на, куда по дан­ным МВД «выле­тел» оппо­зи­ци­о­нер, создан каран­тин­но-филь­тра­ци­он­ный центр, где при­быв­ших из-за гра­ни­цы про­ве­ря­ют не толь­ко на коро­но­ви­рус, но и на бацил­лы ина­ко­мыс­лия, опас­ные для режи­ма. Впро­чем, отпра­вить его могут и сра­зу в СИЗО.

Дело Иса­ко­ва сви­де­тель­ству­ет о вве­де­нии Моск­вой новых «пра­вил игры» для турк­мен­ских про­си­те­лей убе­жи­ща в Рос­сии. Ранее прак­ти­ка похи­ще­ний и скры­тых экс­тра­ди­ций в отно­ше­нии выход­цев из Цен­траль­ной Азии при­ме­ня­лась лишь к граж­да­нам Узбе­ки­ста­на и Таджи­ки­ста­на. Отныне рос­сий­ские вла­сти рас­про­стра­ни­ли ее и на Турк­ме­ни­стан, с кото­рым по линии спец­служб в послед­ние годы не было слиш­ком тес­но­го сотруд­ни­че­ства. Это созда­ет новую ситу­а­цию, в кото­рой замет­но воз­рас­та­ет угро­за выда­чи и дру­гих турк­мен­ских беженцев.

Неко­то­рые источ­ни­ки в Ашха­ба­де свя­зы­ва­ют согла­со­ван­ную меж­ду сто­ро­на­ми опе­ра­цию по высыл­ке Иса­ко­ва с име­нем быв­ше­го мини­стра юсти­ции Бег­му­ра­та Муха­ме­до­ва, недав­но назна­чен­но­го в МИД.

Выда­ча Иса­ко­ва, веро­ят­но, ста­ла частью «боль­шой игры» в отно­ше­ни­ях двух стран. Нака­нуне сам­ми­та Сове­та сотруд­ни­че­ства тюр­ко­языч­ных госу­дарств в Стам­бу­ле, к кото­ро­му Турк­ме­ни­стан решил при­со­еди­нить­ся в каче­стве наблю­да­те­ля, Москва пыта­ет­ся убе­дить Ашха­бад, что явля­ет­ся более надеж­ным союз­ни­ком, чем Анка­ра. В Тур­ции судеб­ная власть явля­ет­ся отно­си­тель­но неза­ви­си­мой, поэто­му нико­го из задер­жан­ных осе­нью турк­мен­ских оппо­зи­ци­о­не­ров в ито­ге так и не уда­лось выслать на роди­ну, все они к насто­я­ще­му вре­ме­ни осво­бож­де­ны. Но в Рос­сии спец­служ­бы не стал­ки­ва­ют­ся с тако­го рода пра­во­вы­ми слож­но­стя­ми. Если закон меша­ет, его лег­ко и без­на­ка­зан­но обхо­дят. Что и про­де­мон­стри­ро­ва­ло дело Иса­ко­ва, став­ше­го залож­ни­ком гео­по­ли­ти­че­ских игр Кремля.

 

 

Спецпроекты

Каракалпакстан: кризис или путь к суверенитету?

Дело 25 Санджара: заговор против Ниязова

Интервью/мемуары

29.02.2024

Как создавался манат (часть 3)

1 ноября 2023 года исполнилось 30 лет со дня введения туркменской национальной валюты – маната. Публикуем третью часть воспоминаний об этом событии Аннадурды Хаджиева, занимавшего в те годы ответственные должности в Государственном Центральном банке Туркменистана. В настоящее время Хаджиев проживает в Болгарии, где получил убежище из-за преследований на родине. Вторая часть воспоминаний, опубликованная 10 января 2024 года (далее…)

10.01.2024

Из истории введения туркменского маната (часть 2)

1 ноября 2023 года исполнилось 30 лет со дня введения туркменской национальной валюты – маната. Публикуем вторую часть воспоминаний об этом событии Аннадурды Хаджиева, занимавшего в те годы ответственные должности в Государственном Центральном банке Туркменистана. В настоящее время Хаджиев проживает в Болгарии, где получил убежище из-за преследований на родине. Первая часть воспоминаний, опубликованная 1 ноября 2023 года (далее…)

01.11.2023

Из истории введения туркменского маната (часть 1)

1 ноября исполняется 30 лет со дня введения туркменской национальной валюты – маната. Ниже публикуются отрывки из воспоминаний об этом событии Аннадурды Хаджиева, занимавшего в те годы ответственные должности в Государственном Центральном банке Туркменистана. В настоящее время Хаджиев проживает в Болгарии, где получил убежище из-за преследований на родине. (далее…)

Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять