Главная | Новости | Новые случаи давления на активистов в Туркменистане и за границей
Новости

Новые случаи давления на активистов в Туркменистане и за границей

В последние дни из Туркменистана поступают сообщения о задержаниях гражданских активистов в различных регионах.

Так, по инфор­ма­ции turkmen.news, вече­ром 16 июля из сво­е­го дома в горо­де Гёк­де­пе Ахал­ско­го вела­я­та была задер­жа­на и уве­зе­на в неиз­вест­ном направ­ле­нии быв­ший врач Хур­са­най Исма­тул­ла­е­ва, уво­лен­ная летом 2017 года под наду­ман­ным пред­ло­гом. Задер­жа­ние после­до­ва­ло на сле­ду­ю­щий день после упо­ми­на­ния ее кей­са в ходе онлайн-встре­чи «Прак­ти­ки подав­ле­ния в Цен­траль­ной Азии: голо­са пра­во­за­щит­ни­ков», орга­ни­зо­ван­ной несколь­ки­ми депу­та­та­ми Евро­пар­ла­мен­та. Позд­но вече­ром домой к Исма­тул­ла­е­вой при­е­ха­ли око­ло 10 поли­цей­ских и людей в граж­дан­ской одеж­де, кото­рые забра­ли с собой всю имев­шу­ю­ся дома орг­тех­ни­ку и телефоны.

Сего­дня груп­па турк­мен­ских акти­ви­стов, про­жи­ва­ю­щих за рубе­жом, рас­про­стра­ни­ла обра­ще­ние, в кото­ром выра­зи­ла оза­бо­чен­ность задер­жа­ни­ем 16 июля в Аба­дан­ском рай­оне Ашха­ба­да 32-лет­не­го Алты Душе­мо­ва. Сотруд­ни­ки поли­ции отка­зы­ва­ют­ся сооб­щить род­ствен­ни­кам о его место­на­хож­де­ние и при­чи­нах задер­жа­ния. Неде­лей ранее Алты Душе­мов отпра­вил одно­му из зару­беж­ных турк­мен­ских бло­ге­ров видео­за­пись раз­го­во­ра с охран­ни­ком бан­ка, в кото­ром он зада­ет вопрос о пра­во­вых осно­ва­ни­ях тре­бо­ва­ния о ноше­нии масок в поме­ще­нии бан­ка. Запись была опубликована.

В обра­ще­нии акти­ви­стов отме­ча­ет­ся, что ранее был задер­жан и при­го­во­рен к 15 сут­кам адми­ни­стра­тив­но­го аре­ста брат Алты – 37-лет­ний Мурат Душе­мов, явля­ю­щий­ся авто­ром соци­аль­ных видео­ро­ли­ков, раз­ме­щен­ных в Youtube. 15 июня он был при­вле­чен к адми­ни­стра­тив­ной ответ­ствен­но­сти за мел­кое хули­ган­ство (ст.345 КоАП) за то, что потре­бо­вал от заве­ду­ю­щей мест­ной поли­кли­ни­ки Наза­ро­вой озна­ко­мить его с рас­по­ря­же­ни­ем о вак­ци­на­ции про­тив коро­но­ви­ру­са. На сле­ду­ю­щий день рай­он­ный суд оштра­фо­вал его на 100 мана­тов. 6 июля Ашха­бад­ский город­ской суд откло­нил кас­са­ци­он­ную жало­бу активиста.

7 июля Мурат Душе­мов со сво­им дру­гом Джу­мой Джу­ма­ка­е­вым и его супру­гой Лей­ли Нур­ме­то­вой выеха­ли на машине из Ашха­ба­да в Дашо­гуз. На 142 кило­мет­ре трас­сы авто­мо­биль был оста­нов­лен дорож­но-транс­порт­ной поли­ци­ей. Капи­тан поли­ции Б.Сапаров потре­бо­вал предъ­явить справ­ку, под­твер­жда­ю­щую «нега­тив­ный резуль­тат» ПЦР-теста на коро­на­ви­рус. Пас­са­жи­ры со сво­ей сто­ро­ны потре­бо­ва­ли от офи­це­ра ука­зать пра­во­вые осно­ва­ния для тако­го тре­бо­ва­ния. Сапа­ров пообе­щал «пред­ста­вить доку­мент», после чего пас­са­жи­ры были вынуж­де­ны ожи­дать на обо­чине доро­ги при почти 50-гра­дус­ной жаре. Спу­стя четы­ре часа води­тель Джу­ма­ка­ев в знак про­те­ста поста­вил маши­ну попе­рек авто­трас­сы, после чего он и Мурат Душе­мов были задер­жа­ны. В тот же день Руху­бе­лент­ский рай­он­ный суд Дашо­гуз­ско­го вела­я­та при­знал их винов­ны­ми в «мел­ком хули­ган­стве» и назна­чил нака­за­ние в виде 15 суток аре­ста с кон­фис­ка­ци­ей мобиль­ных теле­фо­нов, на кото­рых име­лись видео­за­пи­си про­ис­шед­ше­го. В насто­я­щее вре­мя оба нахо­дят­ся под стра­жей. Жена Джу­ма­ка­е­ва была оштра­фо­ва­на на 100 манатов.

Турк­мен­ские акти­ви­сты в Тур­ции так­же жалу­ют­ся на уси­ле­ние дав­ле­ния в послед­ние месяцы.

36-лет­ний Мер­дан Джо­ра­ев, рабо­та­ю­щий на строй­ке в Стам­бу­ле, несколь­ко меся­цев назад начал откры­то высту­пать на Тик-Ток с кри­ти­кой турк­мен­ско­го режи­ма. Вско­ре после­до­ва­ла реак­ция турк­мен­ских вла­стей. 20 апре­ля его сест­ру Ази­зу Хемра­е­ву, про­жи­ва­ю­щую в 1‑ом мик­ро­рай­оне Турк­ме­на­ба­да, вызва­ли в домо­управ­ле­ние, где неиз­вест­ные люди в граж­дан­ской одеж­де, отка­зав­ши­е­ся назвать себя,  дали ей про­слу­шать выступ­ле­ния Мер­да­на, сфо­то­гра­фи­ро­ва­ли ее в анфас и про­филь и пре­ду­пре­ди­ли, что­бы ее брат боль­ше не высту­пал в интер­не­те, а за новым пас­пор­том «может вер­нуть­ся в Турк­ме­ни­стан». 4 мая ее вновь вызва­ли на бесе­ду, угро­жа­ли, что «всю семью сде­ла­ем пре­да­те­ля­ми Роди­ны, а детей выго­ним из дет­ско­го сада и шко­лы» (29-лет­няя Ази­за – домо­хо­зяй­ка, вос­пи­ты­ва­ет пяте­рых несо­вер­шен­но­лет­них детей). 11 мая ее увез­ли в закры­той машине в неиз­вест­ное место, где про­дер­жа­ли в поме­ще­нии око­ло 4 часов. Угро­жа­ли, кида­ли в нее бутыл­ку с водой… Ази­за ска­за­ла, что ее брат – взрос­лый чело­век со сво­ей пози­ци­ей, она за него не отве­ча­ет, и пред­ло­жи­ла позво­нить ему. Но такое пред­ло­же­ние допра­ши­вав­шие не при­ня­ли. У нее взя­ли теле­фон­ный номер ее мужа Баба­му­ра­да Эль­му­ра­до­ва, нахо­дя­ще­го­ся на зара­бот­ках в Тур­ции, после чего отпу­сти­ли, при­гро­зив, что «в сле­ду­ю­щий раз будет хуже».

В послед­ней дека­де мая Эль­му­ра­дов, ранее не общав­ший­ся с Мер­да­ном, стал зво­нить ему, пред­ла­гал встре­тить­ся, а когда тот отка­зал­ся, пере­шел к угро­зам в адрес «пре­да­те­ля». После того, как акти­вист забло­ки­ро­вал его звон­ки, угро­зы ста­ли посту­пать через IMO нахо­дя­щей­ся в Тур­ции вто­рой сест­ре Мер­да­на. 8 июня акти­ви­сту позво­нил неиз­вест­ный, назвав­ший­ся сотруд­ни­ком турец­кой поли­ции. Он ска­зал, что зна­ет, где живет Мер­дан (назвал адрес), что его доку­мен­ты про­сро­че­ны и в поли­цию посту­пи­ла жало­ба, поэто­му в бли­жай­шее вре­мя его задер­жат. В после­до­вав­шей пере­пис­ке есть сло­ва: «тебе нече­го делать в этой стране», «я не остав­лю тебя в покое», «до чет­вер­га с тобой раз­бе­русь» и т.п. Мер­дан сомне­ва­ет­ся в том, что такие фра­зы мог­ли исхо­дить от поли­цей­ско­го. Затем после­до­ва­ли дру­гие подо­зри­тель­ные звон­ки… В июне Ази­за сооб­щи­ла бра­ту, что боль­ше не смо­жет общать­ся с ним по теле­фо­ну, так как опа­са­ет­ся даль­ней­ше­го дав­ле­ния турк­мен­ских властей.

 

 

Спецпроекты

Каракалпакстан: кризис или путь к суверенитету?

Дело 25 Санджара: заговор против Ниязова

Интервью/мемуары

29.02.2024

Как создавался манат (часть 3)

1 ноября 2023 года исполнилось 30 лет со дня введения туркменской национальной валюты – маната. Публикуем третью часть воспоминаний об этом событии Аннадурды Хаджиева, занимавшего в те годы ответственные должности в Государственном Центральном банке Туркменистана. В настоящее время Хаджиев проживает в Болгарии, где получил убежище из-за преследований на родине. Вторая часть воспоминаний, опубликованная 10 января 2024 года (далее…)

10.01.2024

Из истории введения туркменского маната (часть 2)

1 ноября 2023 года исполнилось 30 лет со дня введения туркменской национальной валюты – маната. Публикуем вторую часть воспоминаний об этом событии Аннадурды Хаджиева, занимавшего в те годы ответственные должности в Государственном Центральном банке Туркменистана. В настоящее время Хаджиев проживает в Болгарии, где получил убежище из-за преследований на родине. Первая часть воспоминаний, опубликованная 1 ноября 2023 года (далее…)

01.11.2023

Из истории введения туркменского маната (часть 1)

1 ноября исполняется 30 лет со дня введения туркменской национальной валюты – маната. Ниже публикуются отрывки из воспоминаний об этом событии Аннадурды Хаджиева, занимавшего в те годы ответственные должности в Государственном Центральном банке Туркменистана. В настоящее время Хаджиев проживает в Болгарии, где получил убежище из-за преследований на родине. (далее…)

Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять