Главная | Новости | Политзаключенных в Туркменистане ограничивают в контактах с родственниками. Продолжаются работы по созданию фильтрационного лагеря на востоке страны
Новости

Политзаключенных в Туркменистане ограничивают в контактах с родственниками. Продолжаются работы по созданию фильтрационного лагеря на востоке страны

Родственники политзаключенных в Туркменистане жалуются на ограничения свиданий, переписки и передач, введенные в туркменских тюрьмах со ссылкой на карантинные мероприятия, связанные с COVID. Ограничения были введены почти год назад, при этом какие-либо альтернативные возможности общения (например, возможность телефонных разговоров с родственниками) политзаключенным не предоставляется.

Так, чле­ны семьи юри­ста из Небит­да­га Пыгам­бер­гель­ды Алла­бер­ды­ева, при­го­во­рен­но­го по сфаб­ри­ко­ван­но­му уго­лов­но­му делу к 6 годам лише­ния сво­бо­ды, после его аре­ста в сен­тяб­ре 2020 года ни разу не име­ли сви­да­ний, не полу­ча­ли писем от него и офи­ци­аль­но смог­ли пере­дать лишь одну посыл­ку (еще до при­го­во­ра). Им до сих пор не уда­ет­ся узнать, смог ли Алла­бер­ды­ев обжа­ло­вать при­го­вор. В нояб­ре 2020 года ста­ло извест­но, что осуж­ден­ный юрист содер­жит­ся в коло­нии в пос. Акдаш (на запа­де Турк­ме­ни­ста­на), пред­на­зна­чен­ной для быв­ших сотруд­ни­ков пра­во­охра­ни­тель­ных орга­нов. Состо­я­ние его здо­ро­вья ухуд­ши­лось, у него «силь­но болят ноги», но меди­цин­ской помо­щи он не полу­ча­ет, а адми­ни­стра­ция коло­нии отка­зы­ва­ет­ся раз­ре­шить пере­да­чу необ­хо­ди­мых лекарств.

Из коло­нии в Бай­ра­ма­ли посту­пи­ло сооб­ще­ние, что осе­нью 2020 года груп­па рели­ги­оз­ных заклю­чен­ных была пере­ве­де­на в печаль­но извест­ную тюрь­му Ова­дан-депе под пред­ло­гом каран­тин­ных меро­при­я­тий. Род­ствен­ни­ки одно­го из заклю­чен­ных рас­ска­за­ли, что послед­нее сви­да­ние в Бай­ра­ма­ли они смог­ли полу­чить лишь в нача­ле 2020 года, после это­го раз­ре­ша­лись лишь пере­да­чи. После того, как в октяб­ре 2020 года их сын был эта­пи­ро­ван в Ова­дан-депе, адми­ни­стра­ция этой тюрь­мы сооб­щи­ла, что любые пере­да­чи запре­ще­ны из-за карантина.

По инфор­ма­ции раз­лич­ных источ­ни­ков, в Лебап­ском вела­я­те про­дол­жа­ют­ся рабо­ты по созда­нию каран­тин­но-филь­тра­ци­он­но­го лаге­ря, пред­на­зна­чен­но­го для граж­дан Турк­ме­ни­ста­на, кото­рые будут воз­вра­щать­ся из-за гра­ни­цы, преж­де все­го из Тур­ции. Целью созда­ния лаге­ря, как утвер­жда­ют мест­ные источ­ни­ки, явля­ют­ся не толь­ко каран­тин­ные меро­при­я­тия, свя­зан­ные с COVID, но и филь­тра­ция граж­дан на пред­мет воз­мож­ных свя­зей с про­тестным дви­же­ни­ем. Пред­по­ла­га­ет­ся, в част­но­сти, про­вер­ка элек­трон­ных носи­те­лей инфор­ма­ции. Для это­го Турк­ме­ни­стан заку­пил в Изра­и­ле спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ное обо­ру­до­ва­ние и про­грам­мы для раз­бло­ки­ро­ва­ния теле­фо­нов, план­ше­тов и ноут­бу­ков. Лагерь может всту­пить в строй уже этой весной.

 

 

Спецпроекты

Каракалпакстан: кризис или путь к суверенитету?

Дело 25 Санджара: заговор против Ниязова

Интервью/мемуары

29.02.2024

Как создавался манат (часть 3)

1 ноября 2023 года исполнилось 30 лет со дня введения туркменской национальной валюты – маната. Публикуем третью часть воспоминаний об этом событии Аннадурды Хаджиева, занимавшего в те годы ответственные должности в Государственном Центральном банке Туркменистана. В настоящее время Хаджиев проживает в Болгарии, где получил убежище из-за преследований на родине. Вторая часть воспоминаний, опубликованная 10 января 2024 года (далее…)

10.01.2024

Из истории введения туркменского маната (часть 2)

1 ноября 2023 года исполнилось 30 лет со дня введения туркменской национальной валюты – маната. Публикуем вторую часть воспоминаний об этом событии Аннадурды Хаджиева, занимавшего в те годы ответственные должности в Государственном Центральном банке Туркменистана. В настоящее время Хаджиев проживает в Болгарии, где получил убежище из-за преследований на родине. Первая часть воспоминаний, опубликованная 1 ноября 2023 года (далее…)

01.11.2023

Из истории введения туркменского маната (часть 1)

1 ноября исполняется 30 лет со дня введения туркменской национальной валюты – маната. Ниже публикуются отрывки из воспоминаний об этом событии Аннадурды Хаджиева, занимавшего в те годы ответственные должности в Государственном Центральном банке Туркменистана. В настоящее время Хаджиев проживает в Болгарии, где получил убежище из-за преследований на родине. (далее…)

Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять