Главная | Новости | Туркменистан: события 2021 года. Доклад Human Rights Watch
Новости

Туркменистан: события 2021 года. Доклад Human Rights Watch

Под правлением президента Гурбангулы Бердымухамедова, его родственников и окружения Туркменистан по-прежнему оставался одним из самых репрессивных и закрытых государств в мире. Власти не принимали адекватных мер для смягчения последствий многолетнего экономического кризиса в стране чтобы удовлетворить продовольственный и другие основные потребности населения.

Несмот­ря на заслу­жи­ва­ю­щие дове­рия сооб­ще­ния об обрат­ном, стра­на оста­ва­лась в чис­ле тех немно­гих госу­дарств, где офи­ци­аль­но не было заре­ги­стри­ро­ва­но ни одно­го слу­чая Covid-19. Вла­сти тща­тель­но кон­тро­ли­ру­ют доступ к инфор­ма­ции, жест­ко огра­ни­чи­ва­ют сво­бо­ду СМИ и рели­гии и не допус­ка­ют ника­ко­го неза­ви­си­мо­го мони­то­рин­га. Неза­ви­си­мые акти­ви­сты, в том чис­ле в эми­гра­ции, и их род­ствен­ни­ки ста­но­ви­лись объ­ек­том мести со сто­ро­ны пра­ви­тель­ства. Десят­ки чело­век оста­ва­лись жерт­ва­ми насиль­ствен­но­го исчез­но­ве­ния. Пра­ви­тель­ство про­дол­жа­ло ущем­лять пра­во граж­дан на сво­бо­ду передвижения.

Реагирование на Covid-19

Несмот­ря на отказ вла­стей при­зна­вать нали­чие в Турк­ме­ни­стане слу­ча­ев Covid-19, в СМИ сооб­ща­лось о боль­ни­цах, пере­пол­нен­ных паци­ен­та­ми с харак­тер­ной симп­то­ма­ти­кой, и об острой нехват­ке меди­ка­мен­тов для их лече­ния. Чис­ло смер­тей от Covid-19 оста­ет­ся неиз­вест­ным. Бази­ру­ю­щий­ся в Нидер­лан­дах неза­ви­си­мый инфор­мре­сурс Turkmen.news раз­ме­стил онлайн мемо­ри­аль­ную дос­ку с дан­ны­ми 55 людей, умер­ших с харак­тер­ной для Covid-19 симп­то­ма­ти­кой. В авгу­сте вла­сти вве­ли каран­тин­ные огра­ни­че­ния в неко­то­рых реги­о­нах стра­ны, в сен­тяб­ре огра­ни­че­ния были рас­про­стра­не­ны на всю стра­ну. Люди, кото­рые откры­то тре­бо­ва­ли досту­па к инфор­ма­ции о рас­про­стра­не­нии Covid-19, ста­но­ви­лись мише­нью угроз и аре­стов. Про­дол­жа­ло дей­ство­вать тре­бо­ва­ние об оку­ри­ва­нии сухой тра­вой гар­ма­лой таких обще­ствен­ных мест, как боль­ни­цы, мага­зи­ны и т. п.: вла­сти без­до­ка­за­тель­но заяв­ля­ли, что дым от сжи­га­ния гар­ма­лы обла­да­ет дез­ин­фи­ци­ру­ю­щи­ми свойствами.

Парал­лель­но пра­ви­тель­ством при­ни­ма­лись меры по про­фи­лак­ти­ке рас­про­стра­не­ния коро­на­ви­ру­са. С июля вве­де­на обя­за­тель­ная вак­ци­на­ция для всех граж­дан стар­ше 18 лет, за исклю­че­ни­ем тех, у кого име­ют­ся вра­чеб­ные про­ти­во­по­ка­за­ния, такие как аллер­ги­че­ская реак­ция на какой-либо ком­по­нент вак­ци­ны или беременность.

Отдель­ных санк­ций за отказ от вак­ци­на­ции не вво­ди­лось, одна­ко тем, кто не отка­зы­вал­ся при­ви­вать­ся, вла­сти угро­жа­ли уго­лов­ным пре­сле­до­ва­ни­ем по ста­тье о злост­ном укло­не­нии от лече­ния инфек­ци­он­но­го забо­ле­ва­ния с санк­ци­я­ми до двух лет лише­ния сво­бо­ды и боль­ше при нали­чии отяг­ча­ю­щих обсто­я­тельств. В авгу­сте турк­мен­ская служ­ба финан­си­ру­е­мо­го пра­ви­тель­ством США Радио Сво­бо­да (Радио Азатлык), сооб­ща­ла о том, что в Лебап­ском вела­я­те за отказ от вак­ци­на­ции вла­сти штра­фу­ют и угро­жа­ют удер­жа­ни­ем пен­сий. Поли­ция штра­фо­ва­ла людей без масок, невак­ци­ни­ро­ван­ным гос­слу­жа­щим угро­жа­ли уволь­не­ни­ем. Вре­мя от вре­ме­ни со ссыл­ка­ми на каран­тин­ные меры в свя­зи с Covid-19 вво­ди­лись запре­ты на поезд­ки внут­ри стра­ны для лиц стар­ше 50 лет и огра­ни­че­ния на сви­да­ния, пере­да­чи и кор­ре­спон­ден­цию для заклю­чен­ных. По состо­я­нию на 29 авгу­ста было пол­но­стью вак­ци­ни­ро­ва­но 52% насе­ле­ния, с тех пор обнов­лен­ных дан­ных не поступало.

Продовольственная безопасность

Вла­сти не при­зна­ва­ли рост бед­но­сти в стране вслед­ствие пан­де­мии и обостре­ние дефи­ци­та про­до­воль­ствия по доступ­ным ценам и не обес­пе­чи­ва­ли соци­аль­но неза­щи­щен­ным кате­го­ри­ям граж­дан доста­точ­ный уро­вень жиз­ни, вклю­чая доста­точ­ное питание.

В неко­то­рых частях стра­ны меся­ца­ми отсут­ство­ва­ли основ­ные про­дук­ты пита­ния по госу­дар­ствен­ным ценам. Меж­ду тем, спрос на суб­си­ди­ру­е­мые госу­дар­ством про­дук­ты пита­ния уве­ли­чил­ся. Откры­тое выра­же­ние недо­воль­ства в длин­ных оче­ре­дях у мага­зи­нов было чре­ва­то задер­жа­ни­ем или угро­за­ми со сто­ро­ны властей.

Бази­ру­ю­ща­я­ся в Вене Турк­мен­ская ини­ци­а­ти­ва по пра­вам чело­ве­ка (ТИПЧ) обна­ру­жи­ла, что вве­ден­ная вес­ной 2021 г. поли­ти­ка вла­стей по достав­ке суб­си­ди­ро­ван­ных про­дук­тов пита­ния домо­хо­зяй­ствам напря­мую ока­за­лась неэф­фек­тив­ной, посколь­ку в резуль­та­те неко­то­рые домо­хо­зяй­ства оста­лись и вовсе без про­дук­тов. Про­да­жа суб­си­ди­ру­е­мых про­дук­тов пита­ния через роз­нич­ную сеть про­из­во­ди­лась крайне нерегулярно.

Гражданское общество

Пра­ви­тель­ство не допус­ка­ет ни малей­ших про­яв­ле­ний неза­ви­си­мой граж­дан­ской актив­но­сти. Дея­тель­ность неза­ре­ги­стри­ро­ван­ных непра­ви­тель­ствен­ных орга­ни­за­ций запре­ще­на, при этом полу­чить реги­стра­цию крайне слож­но из-за обре­ме­ни­тель­ной про­це­ду­ры. Меж­ду­на­род­ные пра­во­за­щит­ные НПО в стра­ну не допус­ка­ют­ся. Акти­ви­сты посто­ян­но риску­ют стать мише­нью мести со сто­ро­ны вла­стей. Дис­си­ден­тов и акти­ви­стов в эми­гра­ции при­нуж­да­ют к мол­ча­нию, в том чис­ле ока­зы­вая дав­ле­ние на их родственников.

В сен­тяб­ре 2020 г. 26-лет­ний вне­штат­ный кор­ре­спон­дент Turkmen.news Нур­гель­ды Халы­ков по сфаб­ри­ко­ван­но­му делу о мошен­ни­че­стве был при­го­во­рен к четы­рем годам лише­ния сво­бо­ды. Поли­ция аре­сто­ва­ла Халы­ко­ва в июле 2020 г., вско­ре после того, как на сай­те Turkmen.news появи­лась полу­чен­ная от него фото­гра­фия деле­га­ции Все­мир­ной орга­ни­за­ции здра­во­охра­не­ния (ВОЗ) во вре­мя посе­ще­ния Турк­ме­ни­ста­на в 2020 г. в свя­зи с Covid-19.

Акти­ви­ста Мура­да Душе­мо­ва, пуб­лич­но выра­жав­ше­го сомне­ния в офи­ци­аль­ной вер­сии об отсут­ствии Covid-19 в Турк­ме­ни­стане и отка­зы­вав­ше­го­ся соблю­дать огра­ни­чи­тель­ные меры, сна­ча­ла оштра­фо­ва­ли, затем отпра­ви­ли под арест на 15 суток, после чего при­го­во­ри­ли к четы­рем годам лише­ния сво­бо­ды по сфаб­ри­ко­ван­но­му делу о вымо­га­тель­стве и побо­ях. По вер­сии обви­не­ния, он яко­бы подрал­ся с сока­мер­ни­ка­ми в адми­ни­стра­тив­ном изо­ля­то­ре. Акти­ви­сты утвер­жда­ли, что это была провокация.

Вла­сти неод­но­крат­но пре­сле­до­ва­ли про­жи­ва­ю­щих в Турк­ме­ни­стане род­ствен­ни­ков турк­мен, кото­рые нахо­дясь за гра­ни­цей, кри­ти­ко­ва­ли пра­ви­тель­ство. В мае сотруд­ни­ки гос­бе­зо­пас­но­сти допро­си­ли и под­верг­ли угро­зам 14-лет­не­го пле­мян­ни­ка акти­ви­ста в изгна­нии Розы­бая Джу­ма­му­ра­до­ва, в каче­стве ответ­ной меры за оппо­зи­ци­он­ные взгля­ды Джу­ма­му­ра­до­ва. В мар­те семье пле­мян­ни­ка зво­ни­ли неиз­вест­ные, угро­жая убий­ством, если род­ствен­ни­ки не пре­рвут кон­так­ты с Джу­ма­му­ра­до­вым. В июле рабо­та­ю­щий в эми­гра­ции Турк­мен­ский Хель­синк­ский фонд и неза­ви­си­мый рос­сий­ский пра­во­за­щит­ный центр «Мемо­ри­ал» сооб­ща­ли о при­тес­не­ни­ях и запу­ги­ва­ни­ях, кото­рым под­вер­га­лась Ази­за Хемра­е­ва, брат кото­рой живет в Тур­ции и актив­но кри­ти­ку­ет пра­ви­тель­ство Турк­ме­ни­ста­на онлайн. В октяб­ре орга­ни­за­ции сооб­ща­ли о новых слу­ча­ях ана­ло­гич­но­го дав­ле­ния, в том чис­ле в отно­ше­нии Тазе­гуль Ове­зо­вой, от кото­рой сотруд­ни­ки гос­бе­зо­пас­но­сти тре­бо­ва­ли, что­бы она убе­ди­ла живу­ще­го в Тур­ции сына-бло­ге­ра пре­кра­тить активизм.

1 авгу­ста в Стам­бу­ле неиз­вест­ные лица напа­ли на груп­пу тру­до­вых мигран­тов из Турк­ме­ни­ста­на, поме­шав им про­ве­сти митинг у турк­мен­ско­го кон­суль­ства. Турец­кая поли­ция нена­дол­го задер­жа­ла 10 граж­дан Турк­ме­ни­ста­на, соби­рав­ших­ся при­нять уча­стие в акции про­те­ста. Азиз Маме­дов, выло­жив­ший онлайн видео напа­де­ния, был после это­го избит неиз­вест­ны­ми и полу­чил ноже­вые ране­ния. Бло­ге­ра Фар­хада Дур­ды­ева трое муж­чин зама­ни­ли в кон­суль­ство, где его в тече­ние несколь­ких часов изби­ва­ли несколь­ко чело­век, сре­ди кото­рых были и дип­со­труд­ни­ки, сопро­вож­дая это угро­за­ми. После вме­ша­тель­ства турец­кой поли­ции Дур­ды­ева выпу­сти­ли из зда­ния консульства.

Про­дол­жал отбы­вать нака­за­ние юрист Пыгам­бер­гель­ды Алла­бер­ды­ев, осуж­ден­ный в сен­тяб­ре 2020 г. на шесть лет по наду­ман­но­му делу за пред­по­ла­га­е­мые свя­зи с акти­ви­ста­ми про­тестно­го дви­же­ния за рубе­жом. 22-лет­ний срок, полу­чен­ный в 2012 г. по сфаб­ри­ко­ван­но­му делу о нар­ко­ти­ках, про­дол­жал отбы­вать акти­вист за пра­ва белудж­ско­го мень­шин­ства Манс­ур Мингелов.

Неиз­вест­ны­ми оста­ва­лись судь­ба и место­на­хож­де­ние Омри­уза­ка Омар­ку­лы­ева, создав­ше­го в Тур­ции нефор­маль­ное турк­мен­ское сту­ден­че­ское сооб­ще­ство. В 2018 г. он исчез после того, как вла­сти зама­ни­ли его в Турк­ме­ни­стан и затем не выпу­сти­ли из стра­ны. По офи­ци­аль­ной вер­сии, Омар­ку­лы­ев про­хо­дил сроч­ную служ­бу в армии, одна­ко неза­ви­си­мые источ­ни­ки сооб­ща­ли, что он осуж­ден на 20 лет по неиз­вест­ным обви­не­ни­ям. В октяб­ре на засе­да­нии БДИПЧ ОБСЕ в Вар­ша­ве пред­ста­ви­тель Турк­ме­ни­ста­на пуб­лич­но заявил, что Омар­ку­лы­ев завер­шил служ­бу в армии и про­жи­ва­ет со сво­ей семьей, одна­ко неза­ви­си­мое под­твер­жде­ние этой инфор­ма­ции полу­чить не удалось.

Свобода СМИ и информации

В Турк­ме­ни­стане один из худ­ших пока­за­те­лей сво­бо­ды СМИ. Все печат­ные и элек­трон­ные СМИ плот­но кон­тро­ли­ру­ют­ся или при­над­ле­жат госу­дар­ству. Вла­сти систе­ма­ти­че­ски подав­ля­ют неза­ви­си­мые голо­са и жесто­ко пре­сле­ду­ют граж­дан, кото­рые делят­ся инфор­ма­ци­ей с зару­беж­ны­ми СМИ.

Доступ в интер­нет под­вер­га­ет­ся стро­гой цен­зу­ре. Забло­ки­ро­ва­но мно­же­ство сай­тов и при­ло­же­ний. Вла­сти тща­тель­но отсле­жи­ва­ют все сред­ства свя­зи. VPN-сер­ви­сы пря­мо не запре­ще­ны зако­ном, одна­ко суще­ству­ют запрет на исполь­зо­ва­ние «несер­ти­фи­ци­ро­ван­ных» про­грамм шиф­ро­ва­ния и уго­лов­ная ответ­ствен­ность за «ока­за­ние заве­до­мо неза­кон­ных услуг по предо­став­ле­нию ком­плек­са тех­ни­че­ских про­грамм» онлайн (мак­си­маль­ное нака­за­ние – семь лет лише­ния сво­бо­ды). Вла­сти систе­ма­ти­че­ски бло­ки­ру­ют VPN-сер­ви­сы, а их пред­по­ла­га­е­мых поль­зо­ва­те­лей запу­ги­ва­ют и при­вле­ка­ют к ответ­ствен­но­сти. В апре­ле Радио Азатлык сооб­ща­ло, что на восто­ке стра­ны поли­ция вынес­ла пре­ду­пре­жде­ния и оштра­фо­ва­ла как мини­мум двух учи­те­лей сред­них школ, чьи сту­ден­ты (око­ло 10 чело­век) подо­зре­ва­лись в исполь­зо­ва­нии VPN-сер­ви­сов на сво­их мобиль­ных телефонах.

В янва­ре в одной из ашха­бад­ских школ поли­ция изъ­яла теле­фо­ны у уче­ни­ков 10‑х и 11‑х клас­сов. Сооб­ща­лось, что это мог­ло быть сде­ла­но по запро­су гос­бе­зо­пас­но­сти, что­бы про­ве­рить фото- и видео­кон­тент и исто­рию посе­щен­ных сай­тов. По инфор­ма­ции Радио Азатлык, как мини­мум одно­му из роди­те­лей уда­лось после того, как он запла­тил адми­ни­стра­тив­ный штраф, вер­нуть телефон.

В мае ТИПЧ и Меж­ду­на­род­ное парт­нер­ство за пра­ва чело­ве­ка (IPHR) сооб­ща­ли о том, что в пери­од с декаб­ря 2020 г. по март 2021 г. интер­нет-поль­зо­ва­те­лей вызы­ва­ли в гос­бе­зо­пас­ность, где у них бра­ли объ­яс­не­ния на пред­мет исполь­зо­ва­ния VPN-сер­ви­сов и запу­ги­ва­ли, а в мар­те вла­сти замет­но акти­ви­зи­ро­ва­ли уси­лия по бло­ки­ров­ке досту­па к VPN.

В мае ТИПЧ заяви­ла, что ее сайт под­верг­ся DDOS-атаке.

Свобода передвижения

Вла­сти вво­дят про­из­воль­ные запре­ты на поезд­ки в отно­ше­нии раз­лич­ных кате­го­рий граж­дан и нару­ша­ют пра­во на сво­бо­ду передвижения.

В июле Радио Азатлык сооб­ща­ло, что в одном из реги­о­нов стра­ны вла­сти в уст­ной фор­ме при­ка­за­ли бюд­жет­ни­кам сдать загран­пас­пор­та в мигра­ци­он­ную служ­бу, заявив, что работ­ни­кам гос­сек­то­ра не будут про­дле­вать­ся истек­шие и оформ­лять­ся новые загранпаспорта.

Пра­ви­тель­ство не отве­ти­ло на запрос Коми­те­та ООН по пра­вам чело­ве­ка 2019 г. о предо­став­ле­нии инфор­ма­ции по семье Рузи­ма­то­вых – род­ствен­ни­ков эми­гри­ро­вав­ше­го чинов­ни­ка. Выезд за рубеж им запре­щен с 2003 г.

Пра­ви­тель­ство по-преж­не­му отка­зы­ва­лось про­дле­вать истек­шие пас­пор­та граж­дан Турк­ме­ни­ста­на в кон­суль­ских учре­жде­ни­ях стра­ны за рубе­жом. Такая поли­ти­ка лиша­ет мно­гих живу­щих за гра­ни­цей турк­мен­ских граж­дан пра­ва на сво­бо­ду пере­дви­же­ния и пре­пят­ству­ет их легаль­но­му нахож­де­нию в стране пре­бы­ва­ния, вслед­ствие чего они риску­ют под­верг­нуть­ся цело­му ряду нару­ше­ний прав чело­ве­ка. После июнь­ских попра­вок в мигра­ци­он­ное зако­но­да­тель­ство вла­сти ста­ли про­дле­вать пас­пор­та, срок дей­ствия кото­рых исте­ка­ет в пери­од с 1 янва­ря 2020 г. до 30 декаб­ря 2022 г., одна­ко это рас­про­стра­ня­ет­ся пре­иму­ще­ствен­но на тех граж­дан, кото­рые вынуж­ден­но ока­за­лись в затруд­ни­тель­ном поло­же­нии за рубе­жом в свя­зи с пан­де­ми­ей Covid-19, и не реша­ет про­блем мно­гих турк­мен­ских эми­гран­тов, живу­щих с про­сро­чен­ным пас­пор­том и кото­рые не соби­ра­ют­ся воз­вра­щать­ся в Туркменистан.

Свобода религии

В Турк­ме­ни­стане запре­ще­ны неза­ре­ги­стри­ро­ван­ные рели­ги­оз­ные общи­ны и объ­еди­не­ния, в то вре­мя как полу­чить такую реги­стра­цию весь­ма обре­ме­ни­тель­но. Дея­тель­ность неза­ре­ги­стри­ро­ван­ных рели­ги­оз­ных орга­ни­за­ций запре­ще­на и пре­сле­ду­ет­ся в адми­ни­стра­тив­ном поряд­ке. Неред­ко вла­сти под раз­лич­ны­ми пред­ло­га­ми при­вле­ка­ют граж­дан к уго­лов­ной ответ­ствен­но­сти за пред­по­ла­га­е­мые рели­ги­оз­ные свя­зи или прак­ти­ку. Вся рели­ги­оз­ная лите­ра­ту­ра скру­пу­лез­но цен­зу­ри­ру­ет­ся государством.

В мае про­филь­ная неза­ви­си­мая мони­то­рин­го­вая груп­па Forum 18 сооб­ща­ла о том, что были амни­сти­ро­ва­ны 16 чело­век, осуж­ден­ных за отказ от воен­ной служ­бы по убеж­де­ни­ям (все они при­над­ле­жа­ли к чис­лу после­до­ва­те­лей Сви­де­те­лей Иего­вы). Десят­ки мусуль­ман, в том чис­ле Бахром Сапа­ров, про­дол­жа­ют отбы­вать дли­тель­ные сро­ки лише­ния сво­бо­ды по поли­ти­че­ски моти­ви­ро­ван­ным делам об «экс­тре­миз­ме» за их рели­ги­оз­ную прак­ти­ку и связи.

В янва­ре 2021 г. в Лебап­ском вела­я­те поли­ция задер­жа­ла око­ло 10 мусуль­ман, «слиш­ком стро­го», как утвер­жда­лось, сле­до­вав­ших сво­ей вере. Одно­му муж­чине насиль­но сбри­ли боро­ду, заста­ви­ли его пить алко­голь и оштра­фо­ва­ли (осно­ва­ния для штра­фа неиз­вест­ны). В том же меся­це поли­ци­ей были задер­жа­ны 10 дру­гих мусуль­ман, собрав­ших­ся на общую молит­ву. По офи­ци­аль­ной вер­сии, осно­ва­ни­ем для задер­жа­ния было нару­ше­ние коро­на­ви­рус­ных огра­ни­че­ний, хотя на тот момент ника­ких огра­ни­чи­тель­ных мер не вводилось.

Политзаключенные, насильственные исчезновения, пытки, верховенство права

Вла­сти про­дол­жа­ли скры­вать инфор­ма­цию о судь­бе и место­на­хож­де­нии десят­ков чело­век, исчез­нув­ших в тюрь­мах после при­го­во­ров по, как пред­став­ля­ет­ся, поли­ти­че­ски моти­ви­ро­ван­ным делам. Точ­ное чис­ло полит­за­клю­чен­ных оста­ет­ся неиз­вест­ным в силу непро­зрач­но­сти судеб­ной систе­мы и закры­тых судов по чув­стви­тель­ным делам. Граж­дан, кото­рые пре­да­ют глас­но­сти фак­ты неспра­вед­ли­во­сти, неком­пе­тент­но­сти и кор­руп­ции, отправ­ля­ют за решет­ку. В местах содер­жа­ния под стра­жей устой­чи­во сохра­ня­ют­ся пыт­ки и недоз­во­лен­ное обращение.

Жерт­ва­ми насиль­ствен­но­го исчез­но­ве­ния или содер­жа­ния инком­му­ни­ка­до, кото­рым отка­зы­ва­ют в сви­да­ни­ях с род­ствен­ни­ка­ми и адво­ка­та­ми, оста­ва­лись десят­ки чело­век, осуж­ден­ных в кон­це 1990‑х – нача­ле 2000‑х гг. По оцен­кам меж­ду­на­род­ной кам­па­нии «Пока­жи­те их живы­ми», высту­па­ю­щей за пре­кра­ще­ние прак­ти­ки насиль­ствен­ных исчез­но­ве­ний в Турк­ме­ни­стане, ее жерт­ва­ми ста­ли как мини­мум 120 чело­век. Неиз­вест­ны­ми оста­ют­ся судь­ба и место­на­хож­де­ние по мень­шей мере девя­ти исчез­нув­ших, у кото­рых срок лише­ния сво­бо­ды уже истек или дол­жен был истечь в 2021 г.

Азат Иса­ков исчез после того, как рос­сий­ские вла­сти в октяб­ре вер­ну­ли его в Турк­ме­ни­стан. Как пред­по­ла­га­ет­ся, он был задер­жан по при­бы­тии в стра­ну. В Рос­сии, где Иса­ков про­жи­вал послед­ние годы, он актив­но кри­ти­ко­вал пра­ви­тель­ство Турк­ме­ни­ста­на. На момент под­го­тов­ки насто­я­ще­го обзо­ра его место­на­хож­де­ние оста­ва­лось неизвестным.

В июле поли­ция аре­сто­ва­ла вра­ча Хур­са­най Исма­тул­ла­е­ву. За день до это­го ее без­успеш­ные попыт­ки вос­ста­но­вить­ся на рабо­те после неспра­вед­ли­во­го уволь­не­ния обсуж­да­лись пред­ста­ви­те­лем пра­во­за­щит­но­го сооб­ще­ства на панель­ной дис­кус­сии в Евро­пар­ла­мен­те. В авгу­сте Исма­тул­ла­е­ву при­го­во­ри­ли к девя­ти годам лише­ния сво­бо­ды по пред­по­ло­жи­тель­но сфаб­ри­ко­ван­но­му делу о мошенничестве.

Поли­ти­че­ский дис­си­дент Гуль­гель­ды Анна­ни­я­зов, кото­ро­го в мар­те 2019 г. долж­ны были осво­бо­дить после отбы­тия им пол­но­го 11-лет­не­го сро­ка по поли­ти­че­ски моти­ви­ро­ван­но­му делу, по-преж­не­му нахо­дит­ся в при­ну­ди­тель­ной пяти­лет­ней ссыл­ке. Состо­я­ние его здо­ро­вья серьез­но ухудшилось.

Сексуальная ориентация и гендерная идентичность

В Турк­ме­ни­стане за одно­по­лые отно­ше­ния меж­ду муж­чи­на­ми по обо­юд­но­му согла­сию преду­смот­ре­на уго­лов­ная ответ­ствен­ность до двух лет лише­ния сво­бо­ды. По инфор­ма­ции Turkmen.news, в сен­тяб­ре поли­ция Турк­ме­на­ба­та задер­жа­ла око­ло 20 муж­чин, подо­зре­ва­е­мых в гомо­сек­су­а­лиз­ме. В авгу­сте в ходе ана­ло­гич­но­го рей­да там же был задер­жан извест­ный парик­ма­хер и сти­лист, от кото­ро­го в поли­ции, как утвер­жда­ют, тре­бо­ва­ли назвать дру­гих пред­по­ла­га­е­мых геев. По состо­я­нию на конец октяб­ря 2021 г. все они оста­ва­лись под стражей.

Ключевые международные партнеры

В июле Все­мир­ный банк одоб­рил выде­ле­ние Турк­ме­ни­ста­ну кре­ди­та в раз­ме­ре 20 млн долл. США на цели «обес­пе­че­ния готов­но­сти к рис­кам для здо­ро­вья и бла­го­по­лу­чия насе­ле­ния в свя­зи с пан­де­ми­ей Covid-19». Сре­ди про­че­го, кре­дит пред­на­зна­чен для «ока­за­ния … помо­щи всем граж­да­нам, вклю­чая уяз­ви­мые груп­пы насе­ле­ния». Оста­ет­ся неяс­ным, каким обра­зом банк пред­по­ла­га­ет гаран­ти­ро­вать полу­че­ние граж­да­на­ми помо­щи в свя­зи с Covid-19 на фоне заяв­ле­ний пра­ви­тель­ства об отсут­ствии в стране слу­ча­ев заражения.

В ходе еже­год­но­го диа­ло­га по пра­вам чело­ве­ка с Турк­ме­ни­ста­ном в июне Евро­со­юз под­черк­нул необ­хо­ди­мость кон­крет­ных улуч­ше­ний в ситу­а­ции с пра­ва­ми чело­ве­ка и важ­ность обес­пе­че­ния пол­ной неза­ви­си­мо­сти Омбуд­сме­на, а так­же при­звал к боль­ше­му сотруд­ни­че­ству с ООН в вопро­се насиль­ствен­ных исчез­но­ве­ний. В свя­зи с неудо­вле­тво­ри­тель­ным состо­я­ни­ем прав чело­ве­ка в Турк­ме­ни­стане рати­фи­ка­ция согла­ше­ния о парт­нер­стве и сотруд­ни­че­стве с ЕС откла­ды­ва­ет­ся с 2010 г.

Госде­пар­та­мент США в оче­ред­ной раз отнес Турк­ме­ни­стан к чис­лу стран, состо­я­ние сво­бо­ды рели­гии в кото­рых «вызы­ва­ет осо­бую оза­бо­чен­ность». В июнь­ском докла­де Госде­пар­та­мен­та о тор­гов­ле людь­ми Турк­ме­ни­стан был вновь отне­сен к тре­тьей груп­пе стран в свя­зи с недо­ста­точ­ны­ми уси­ли­я­ми по иско­ре­не­нию этой прак­ти­ки. В том же меся­це пред­ста­ви­тель­ство США при ОБСЕ выра­зи­ло оза­бо­чен­ность в свя­зи с «жест­ки­ми огра­ни­че­ни­я­ми прав чело­ве­ка и основ­ных сво­бод» и насиль­ствен­ны­ми исчезновениями.

Несмот­ря на нали­чие с 2018 г. посто­ян­но­го при­гла­ше­ния от пра­ви­тель­ства Турк­ме­ни­ста­на на посе­ще­ние стра­ны все­ми спе­ци­аль­ны­ми про­це­ду­ра­ми ООН, 15 ман­да­та­ри­ев не полу­чи­ли запра­ши­ва­е­мый доступ.

 

Источник: https://www.hrw.org/ru/world-report/2022/country-chapters/380749#0a2774

Спецпроекты

Каракалпакстан: кризис или путь к суверенитету?

Дело 25 Санджара: заговор против Ниязова

Интервью/мемуары

29.02.2024

Как создавался манат (часть 3)

1 ноября 2023 года исполнилось 30 лет со дня введения туркменской национальной валюты – маната. Публикуем третью часть воспоминаний об этом событии Аннадурды Хаджиева, занимавшего в те годы ответственные должности в Государственном Центральном банке Туркменистана. В настоящее время Хаджиев проживает в Болгарии, где получил убежище из-за преследований на родине. Вторая часть воспоминаний, опубликованная 10 января 2024 года (далее…)

10.01.2024

Из истории введения туркменского маната (часть 2)

1 ноября 2023 года исполнилось 30 лет со дня введения туркменской национальной валюты – маната. Публикуем вторую часть воспоминаний об этом событии Аннадурды Хаджиева, занимавшего в те годы ответственные должности в Государственном Центральном банке Туркменистана. В настоящее время Хаджиев проживает в Болгарии, где получил убежище из-за преследований на родине. Первая часть воспоминаний, опубликованная 1 ноября 2023 года (далее…)

01.11.2023

Из истории введения туркменского маната (часть 1)

1 ноября исполняется 30 лет со дня введения туркменской национальной валюты – маната. Ниже публикуются отрывки из воспоминаний об этом событии Аннадурды Хаджиева, занимавшего в те годы ответственные должности в Государственном Центральном банке Туркменистана. В настоящее время Хаджиев проживает в Болгарии, где получил убежище из-за преследований на родине. (далее…)

Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять