Главная | Новости | Туркменские власти пытаются заставить замолчать голоса протеста
Новости

Туркменские власти пытаются заставить замолчать голоса протеста

По сообщениям из Туркменистана, власти усиливают давление на гражданских активистов, пытаясь предотвратить распространение критических высказываний в интернете и информации об уличных акциях протеста туркменских мигрантов за рубежом. Многие активисты сообщают о попытках запугивания и о давлении на родственников.

Один из участ­ни­ков дис­си­дент­ских интер­нет-сооб­ществ 24-лет­ний Реим­бер­ды Кур­ба­нов был задер­жан поли­ци­ей в Турк­ме­на­ба­де 8 авгу­ста и в насто­я­щее вре­мя содер­жит­ся под стра­жей. Сотруд­ни­ки Мини­стер­ства наци­о­наль­ной без­опас­но­сти (МНБ) изъ­яли у него ком­пью­тер­ную тех­ни­ку, теле­фон и носи­те­ли элек­трон­ной информации.

В Марый­ском вела­я­те один из мест­ных жите­лей (имя не рас­кры­ва­ет­ся), пытав­ший­ся в кон­це июля пере­слать элек­трон­ные фото­гра­фии зару­беж­ным СМИ, был под­верг­нут 10 сут­кам адми­ни­стра­тив­но­го ареста.

Ниже при­ве­де­ны крат­кие опи­са­ния несколь­ких исто­рий, предо­став­лен­ные акти­ви­ста­ми «Turkmenia- Birleşeliñ! Объ­еди­ня­ем­ся! Unite!» и «Демо­кра­ти­че­ско­го выбо­ра Турк­ме­ни­ста­на». Из-за угро­зы пре­сле­до­ва­ний не все име­на сей­час могут быть назва­ны открыто.

Уро­же­нец Турк­ме­на­ба­да 36-лет­ний Азат Иса­ков око­ло 10 лет про­жи­ва­ет в Рос­сии. Автор десят­ков видео­ма­те­ри­а­лов. Изве­стен в интер­не­те под ником «Azat Turkmen». С 2019 года актив­но участ­ву­ет в груп­пе «Turkmenia- Birleşeliñ! Объ­еди­ня­ем­ся! Unite!». В кон­це апре­ля 2020 года пере­стал скры­вать свое лицо, заявив, что «устал мол­чать о бес­пра­вии в Турк­ме­ни­стане, боять­ся, не жить, а существовать».

В июне к его роди­те­лям в Турк­ме­на­ба­де несколь­ко раз зво­ни­ли неиз­вест­ные, пред­став­ляв­ши­е­ся сотруд­ни­ка­ми МНБ, кото­рые угро­жа­ли, что най­дут и нака­жут их сына. Такие же угро­зы озву­чи­ва­лись по теле­фо­ну и при раз­го­во­ре с неко­то­ры­ми акти­ви­ста­ми в Стам­бу­ле. 27 июня ста­ло извест­но, что фото­гра­фия Аза­та как разыс­ки­ва­е­мо­го лица с помет­кой «Пре­да­тель Роди­ны» появи­лась в мест­ном поли­цей­ском участке.

9 июля сотруд­ни­ки спец­служб при­шли домой к роди­те­лям Иса­ко­ва и угро­жа­ли при­влечь его к ответ­ствен­но­сти, если он не пре­кра­тит высту­пать в youtube. 24 июля к ним домой при­шли участ­ко­вый и двое неиз­вест­ных в граж­дан­ской одеж­де. Они зада­ва­ли вопро­сы о место­на­хож­де­нии и рабо­те Иса­ко­ва, спра­ши­ва­ли его номер, собра­ли теле­фо­ны всех про­жи­ва­ю­щих в доме и про­ве­ря­ли кон­так­ты, соеди­не­ния, фото­гра­фии, исполь­зу­е­мые при­ло­же­ния и т.д. В нача­ле авгу­ста на youtube появи­лись видео­за­пи­си выска­зы­ва­ний двух быв­ших сослу­жив­цев Иса­ко­ва по армии (2004–2006), осуж­да­ю­щих его  актив­ность в интер­не­те. Опа­са­ясь при­ну­ди­тель­но­го воз­вра­ще­ния на Роди­ну, 31 июля 2020 г. Азат Иса­ков обра­тил­ся за убе­жи­щем в Рос­сии. В насто­я­щее вре­мя вла­сти необос­но­ван­но отка­зы­ва­ют в выда­че пас­пор­та его стар­ше­му сыну.

45-лет­няя Хами­да Баба­д­жа­но­ва – мусуль­ман­ка из горо­да Куня-Ургенч на севе­ре Турк­ме­ни­ста­на, с 2016 года про­жи­ва­ет в Изми­ре (Тур­ция). С 12 мая 2020 года ста­ла откры­то высту­пать youtube в груп­пе «Turkmenia- Birleşeliñ! Объ­еди­ня­ем­ся! Unite!». В сво­их видео­об­ра­ще­ни­ях при­зы­ва­ет пре­зи­ден­та Турк­ме­ни­ста­на Бер­ды­му­ха­ме­до­ва вспом­нить о Все­выш­нем и при­знать свои ошиб­ки. 16 июня к ее мате­ри в Куня-Урген­че при­хо­дил некий Батыр, назвав­ший­ся пред­ста­ви­те­лем ген­ге­ши вела­я­та (пред­ста­ви­тель­ный орган), пре­ду­пре­дил, что­бы Хами­да пере­ста­ла высту­пать в интер­не­те. На сле­ду­ю­щий день Батыр вновь посе­тил дом и запи­сал дан­ные о род­ствен­ни­ках Хами­ды, вклю­чая трех ее сестер и бра­та. 22 июня участ­ко­вый рас­спра­ши­вал мужа ее сест­ры, уточ­няя где она, когда уеха­ла, чем зани­ма­ет­ся и т.д.

25 июня маму Хами­ды — Якут­жан Баба­д­жа­но­ву и стар­ше­го бра­та Ума­ра Баба­д­жа­но­ва вызва­ли в хяким­лик (адми­ни­стра­цию) Куня-Урген­ча, где потре­бо­ва­ли, что­бы Хами­да не высту­па­ла в интер­не­те и угро­жа­ли аре­сто­вать ее в слу­чае воз­вра­ще­ния домой как «пре­да­те­ля Родины».

На сле­ду­ю­щий день после акции про­те­ста в Стам­бу­ле 19 июля, в кото­рой при­ня­ла уча­стие Хами­да, ее млад­шую сест­ру Диль­фу­зу вызва­ли в город­скую поли­цию Куня-Урген­ча. «Бесе­ду» про­во­дил поли­цей­ский, пред­ста­вив­ший­ся как Нур­му­рат, в при­сут­ствии все того же Баты­ра. Они потре­бо­ва­ли уда­лить все видео Хами­ды в интер­не­те и что­бы она «пере­ста­ла высту­пать». «Диль­фу­за, при­шед­шая вме­сте с мужем, заяви­ла, что ее сест­ра вынуж­де­на отста­и­вать свои пра­ва, так как отказ турк­мен­ско­го кон­суль­ства про­дле­вать пас­пор­та создал без­вы­ход­ную ситу­а­цию. 22 июля в город­скую поли­цию при­гла­си­ли двух дру­гих сестер Хур­ши­ду и Фиру­зу, одна­ко, по име­ю­щим­ся дан­ным, они отка­за­лись при­хо­дить на эти нефор­маль­ные «бесе­ды».

Б.Д. (имя не рас­кры­ва­ет­ся). Был задер­жан турец­кой поли­ци­ей во вре­мя акции про­те­ста в Стам­бу­ле 19 июля. К вече­ру более 80 задер­жан­ных турк­мен (кро­ме Дур­сол­тан Тага­но­вой) осво­бо­ди­ли, одна­ко пре­ду­пре­ди­ли, что дан­ные о них будут пере­да­ны кон­суль­ству Турк­ме­ни­ста­на. Уже днем 21 июля Б.Д. полу­чил сооб­ще­ние, что его роди­те­лей в Лебап­ском вела­я­те увез­ли в МНБ. Поз­же выяс­ни­лось, что сотруд­ни­ки спец­служб угро­жа­ли им уволь­не­ни­ем с рабо­ты, если их сын не пре­кра­тит участ­во­вать в акци­ях оппо­зи­ции, назы­ва­ли его «вра­гом наро­да». Что­бы успо­ко­ить роди­те­лей, Б.Д. ска­зал им, что его задер­жа­ли оши­боч­но по пути на пляж и в каких-либо акци­ях он участ­во­вать не собирался.

Ана­ло­гич­но­му дав­ле­нию под­верг­лись и роди­те­ли турк­ме­ни­стан­ца, про­жи­ва­ю­ще­го в Стам­бу­ле око­ло 10 лет и извест­но­го в турк­мен­ской сети как «Король ТМ.ТМ». Он так­же был задер­жан турец­кой поли­ци­ей в ходе собы­тий 19 июля. При состав­ле­нии про­то­ко­ла акти­вист ука­зал невер­ный номер сво­е­го мобиль­но­го теле­фо­на. Поз­же сотруд­ни­ки МНБ выну­ди­ли его отца в Турк­ме­ни­стане назвать им пра­виль­ный номер.

Г.Р. (имя не рас­кры­ва­ет­ся) — актив­ная участ­ни­ца груп­пы «Turkmenia- Birleşeliñ! Объ­еди­ня­ем­ся! Unite!». При­влек­ла вни­ма­ние спец­служб осе­нью 2019 года, когда участ­во­ва­ла в под­го­тов­ке оппо­зи­ци­он­ной кон­фе­рен­ции в Стам­бу­ле 26 октяб­ря. Кон­фе­рен­цию не уда­лось про­ве­сти из-за вме­ша­тель­ства турец­кой поли­ции, отре­а­ги­ро­вав­шей на прось­бу турк­мен­ских вла­стей не допу­стить «про­во­ка­ции, направ­лен­ной на ухуд­ше­ние турк­ме­но-турец­ких отно­ше­ний». В нача­ле июня 2020 года сест­ра Г.Р. в Турк­ме­на­ба­де сооб­щи­ла по теле­фо­ну, что при­хо­ди­ли работ­ни­ки домо­управ­ле­ния и взя­ли всю инфор­ма­цию о ней: авто­био­гра­фию, дан­ные о роди­те­лях и всех чле­нах семьи. При­мер­но в то же вре­мя сест­ра при­сла­ла СМС, в кото­ром про­си­ла не ста­вить лай­ки и не ком­мен­ти­ро­вать ста­тьи и пуб­ли­ка­ции в интер­не­те, свя­зан­ные с ситу­а­ци­ей в Турк­ме­ни­стане. 4 июня на рабо­ту к бра­ту Г.Р. так­же при­шли сотруд­ни­ки МНБ и обви­ни­ли ее в «измене Родине», за что она может быть при­вле­че­на к уго­лов­ной ответ­ствен­но­сти. Г.Р. напи­са­ла бра­ту, что не зани­ма­ет­ся ничем неза­кон­ным, что она пат­ри­от сво­ей стра­ны и попро­си­ла его запи­сать име­на сотруд­ни­ков спец­служб, если они сно­ва будут его беспокоить.

С.А. (имя не рас­кры­ва­ет­ся) – турк­мен­ско­му сту­ден­ту-заоч­ни­ку, при­е­хав­ше­му для сда­чи экза­ме­нов в Минск, вла­сти Бело­рус­сии в апре­ле отка­за­ли в про­дле­нии визы, ссы­ла­ясь на реко­мен­да­ции турк­мен­ских госор­га­нов. Из-за огра­ни­че­ний, свя­зан­ных с коро­но­ви­ру­сом, он не может поки­нуть страну.

В сере­дине июля он уста­но­вил кон­так­ты с одним из бази­ру­ю­щих­ся за рубе­жом про­тестных дви­же­ний, пере­да­вая инфор­ма­цию о Турк­ме­ни­стане и выска­зы­вая пред­ло­же­ния, свя­зан­ные с акти­ви­за­ци­ей моло­де­жи в стране и др. Вско­ре через ИМО он начал полу­чать угро­зы от А.Д. из Тур­ции, извест­но­го сво­и­ми свя­зя­ми со спец­служ­ба­ми Турк­ме­ни­ста­на. А.Д. заявил, что лич­ность сту­ден­та уста­нов­ле­на, его сооб­ще­ния в чате извест­ны и на родине его ждут сотруд­ни­ки МНБ. Угро­зы со сто­ро­ны спец­служб полу­чил его отец в Туркменистане.

Ю.М. (имя не рас­кры­ва­ет­ся) – актив­ная участ­ни­ца турк­мен­ских чатов в Теле­грамм, вес­ной 2020 года обра­ти­лась к турк­мен­ское кон­суль­ство в Кие­ве в свя­зи с про­сро­чен­ным пас­пор­том. Вско­ре к ее мате­ри в Турк­ме­ни­стане при­шли сотруд­ни­ки город­ской поли­ции и ста­ли выяс­нять, «кто научил» ее идти в кон­суль­ство и поче­му она не хочет полу­чить новый пас­порт в Турк­ме­ни­стане. Ее мате­ри угро­жа­ли, а одно­го из род­ствен­ни­ков увез­ли в тот же день на допрос.

Это лишь неболь­шая часть из десят­ков извест­ных слу­ча­ев пре­сле­до­ва­ний, свя­зан­ных с попыт­ка­ми вла­стей пода­вить воз­ник­шее сре­ди турк­мен про­тестное движение.

По мне­нию пра­во­за­щит­ных орга­ни­за­ций, такие попыт­ки дав­ле­ния явля­ют­ся неза­кон­ны­ми и про­ти­во­ре­чат меж­ду­на­род­ным обя­за­тель­ствам Туркменистана.

 

Спецпроекты

Каракалпакстан: кризис или путь к суверенитету?

Дело 25 Санджара: заговор против Ниязова

Интервью/мемуары

29.02.2024

Как создавался манат (часть 3)

1 ноября 2023 года исполнилось 30 лет со дня введения туркменской национальной валюты – маната. Публикуем третью часть воспоминаний об этом событии Аннадурды Хаджиева, занимавшего в те годы ответственные должности в Государственном Центральном банке Туркменистана. В настоящее время Хаджиев проживает в Болгарии, где получил убежище из-за преследований на родине. Вторая часть воспоминаний, опубликованная 10 января 2024 года (далее…)

10.01.2024

Из истории введения туркменского маната (часть 2)

1 ноября 2023 года исполнилось 30 лет со дня введения туркменской национальной валюты – маната. Публикуем вторую часть воспоминаний об этом событии Аннадурды Хаджиева, занимавшего в те годы ответственные должности в Государственном Центральном банке Туркменистана. В настоящее время Хаджиев проживает в Болгарии, где получил убежище из-за преследований на родине. Первая часть воспоминаний, опубликованная 1 ноября 2023 года (далее…)

01.11.2023

Из истории введения туркменского маната (часть 1)

1 ноября исполняется 30 лет со дня введения туркменской национальной валюты – маната. Ниже публикуются отрывки из воспоминаний об этом событии Аннадурды Хаджиева, занимавшего в те годы ответственные должности в Государственном Центральном банке Туркменистана. В настоящее время Хаджиев проживает в Болгарии, где получил убежище из-за преследований на родине. (далее…)

Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять