Главная | Новости | Туркменскую активистку Дурсолтан Таганову, освобожденную из депортационного центра в Турции, на родине объявили «мошенницей». Ее мама рассказала правозащитникам о давлении на родственников в Туркменистане
Новости

Туркменскую активистку Дурсолтан Таганову, освобожденную из депортационного центра в Турции, на родине объявили «мошенницей». Ее мама рассказала правозащитникам о давлении на родственников в Туркменистане

Вечером 12 октября активистка туркменского протестного движения Дурсолтан Таганова, содержавшаяся с июля в депортационном центре Стамбула, была освобождена. Она вышла на свободу спустя несколько часов после публикации совместного заявления 11 правозащитных организаций из разных стран, призвавших турецкие власти не депортировать Таганову в Туркменистан. Это решение вызвало многочисленные отклики среди представителей туркменской диаспоры.

Вече­ром того же дня бра­та Дур­сол­тан — 27-лет­не­го Баба­д­жа­на Тага­но­ва — вызва­ли в Город­ской отдел поли­ции Турк­ме­на­ба­да, изъ­яли теле­фон «для про­вер­ки» и сооб­щи­ли, что его сест­ра объ­яв­ле­на в розыск как «мошен­ни­ца» и будет аре­сто­ва­на в слу­чае появ­ле­ния на тер­ри­то­рии стра­ны. Ему про­де­мон­стри­ро­ва­ли уго­лов­ное дело на Дур­сол­тан, под­го­тов­лен­ное для отправ­ки в про­ку­ра­ту­ру. Дета­ли обви­не­ния неиз­вест­ны, но, как сооб­ща­ет­ся, фото­гра­фии обви­ня­е­мой уже раз­мно­же­ны и пере­да­ны во все тер­ри­то­ри­аль­ные под­раз­де­ле­ния поли­ции. Соглас­но источ­ни­ку в пра­во­охра­ни­тель­ных струк­ту­рах дело сфаб­ри­ко­ва­но по ука­за­нию «дру­гой орга­ни­за­ции, кото­рая давит на нас» (име­ет­ся в виду Мини­стер­ство наци­о­наль­ной без­опас­но­сти). Спу­стя несколь­ко дней Баба­д­жан попро­сил поли­цей­ских вер­нуть теле­фон, одна­ко полу­чил ответ, что поли­ция его теле­фон не изымала.

Меж­ду тем 22 октяб­ря мигра­ци­он­ная служ­ба Тур­ции вру­чи­ла Дур­сол­тан Тага­но­вой удо­сто­ве­ре­ние про­си­те­ля убе­жи­ща сро­ком дей­ствия один год. Акти­вист­ка обра­ти­лась за убе­жи­щем вско­ре после задер­жа­ния в Стам­бу­ле 19 июля 2020 года. Руко­во­ди­тель депор­та­ци­он­но­го цен­тра несколь­ко раз пытал­ся уго­во­рить ее забрать заяв­ле­ние, обе­щая не высы­лать ее на роди­ну, одна­ко она откло­ни­ла это предложение.

Неза­дол­го до осво­бож­де­ния Дур­сол­тан Тага­но­вой, ее мама Мерьем­гуль Бай­му­ра­до­ва встре­ти­лась в Стам­бу­ле с пред­ста­ви­те­ля­ми Пра­во­за­щит­но­го Цен­тра «Мемо­ри­ал» и Турк­мен­ско­го Хель­синк­ско­го Фон­да за пра­ва чело­ве­ка и рас­ска­за­ла о дав­ле­нии на ее род­ствен­ни­ков в Турк­ме­ни­стане. При­во­дим изло­же­ние это­го рас­ска­за, отра­жа­ю­ще­го сло­жив­шу­ю­ся в Турк­ме­ни­стане прак­ти­ку рабо­ты госу­дар­ствен­ных орга­нов по подав­ле­нию инакомыслия.

По сло­вам Мерьем­гуль, дав­ле­ние на род­ствен­ни­ков нача­лось почти сра­зу после пер­вых выступ­ле­ний Дур­сол­тан в интер­не­те при­мер­но 18–19 июня. Ее дочь была одной из немно­гих участ­ни­ков турк­мен­ско­го про­тестно­го дви­же­ния в Тур­ции, не скры­вав­ших сво­их лиц на видео­за­пи­сях. Часть ее выступ­ле­ний содер­жа­ла кри­ти­ку в адрес пре­зи­ден­та Бер­ды­му­ха­ме­до­ва и откры­то ассо­ци­и­ро­ва­лась с оппо­зи­ци­он­ным дви­же­ни­ем «Демо­кра­ти­че­ский выбор Туркменистана».

В кон­це июня работ­ник пас­порт­но­го сто­ла Джу­ма­му­рад Бал­та­ев при­шел к род­ствен­ни­кам акти­вист­ки в Турк­ме­на­ба­де и стал инте­ре­со­вать­ся ее место­на­хож­де­ни­ем, чем она зани­ма­ет­ся, про­сил дать номер ее теле­фо­на, так­же гово­рил о про­бле­мах, с кото­ры­ми могут столк­нуть­ся род­ствен­ни­ки. Узнав о его визи­те, Дур­сол­тан отпра­ви­ла ему SMS, в кото­ром про­си­ла не бес­по­ко­ить род­ствен­ни­ков, а все вопро­сы зада­вать ей напря­мую. Отве­та на это пред­ло­же­ние не последовало.

В кон­це июля — вско­ре после акции про­те­ста у кон­суль­ства Турк­ме­ни­ста­на в Стам­бу­ле — поли­цей­ские опра­ши­ва­ли двух сестер Мерьем­гуль, выяс­няя у них теле­фон­ные номе­ра ее быв­ше­го мужа и сына – Юсу­п­бая и Баба­д­жа­на Тага­но­вых. Уста­но­вив, что они про­жи­ва­ют в селе Ага­лан Сер­да­ра­бат­ско­го этра­па (рай­о­на), груп­па из двух поли­цей­ских и двух оде­тых в граж­дан­скую одеж­ду сотруд­ни­ков МНБ на про­тя­же­нии двух дней при­хо­ди­ла в их дом, при­ну­ди­тель­но достав­ля­ла Баба­д­жа­на в отдел поли­ции Сер­да­ра­бат­ско­го этра­па, где его жесто­ко изби­ва­ли, «нака­зы­вая» за уча­стие его сест­ры и мате­ри в про­тестном движении.

15 авгу­ста Баба­д­жан был гос­пи­та­ли­зи­ро­ван в тяже­лом состо­я­нии с ноже­вым ране­ни­ем. Инци­дент про­изо­шел при неяс­ных обсто­я­тель­ствах на даче за аэро­пор­том, где постра­дав­ший нахо­дил­ся вме­сте с 14-лет­ним бра­том Сер­да­ром. Ранее поли­ция выяс­ня­ла их место­на­хож­де­ние у зна­ко­мых. Тех, кто при­хо­дил в боль­ни­цу наве­стить постра­дав­ше­го, задер­жи­ва­ли для допро­сов. Вско­ре рас­сле­до­ва­ние уго­лов­но­го дела было прекращено.

Допро­сам в кон­це июля под­верг­ся и Рама­зан Арты­ков — быв­ший муж Дур­сол­тан, про­жи­ва­ю­щий в Турк­ме­на­ба­де. Через неде­лю после ее задер­жа­ния в Стам­бу­ле, к нему в тече­ние двух дней при­хо­ди­ли участ­ко­вый и неиз­вест­ный в граж­дан­ской одеж­де, кото­рые зада­ва­ли вопро­сы о быв­шей жене: когда она уеха­ла из Турк­ме­ни­ста­на, чем зани­ма­ет­ся в Тур­ции и т.п. При­шед­шие попы­та­лись зада­вать вопро­сы и ее 9‑летнего сына, но све­кровь ста­ла воз­му­щать­ся, выну­див пре­кра­тить допрос ребенка.

В том же меся­це бло­ге­ры, пред­по­ло­жи­тель­но свя­зан­ные с турк­мен­ски­ми вла­стя­ми, раз­ме­сти­ли в youtube два виде­ро­ли­ка, содер­жа­ние кото­рых было направ­ле­но на дис­кре­ди­та­цию Дур­сол­тан Тага­но­вой. Один из них сей­час недо­сту­пен, на дру­гом запи­са­ны нега­тив­ные выска­зы­ва­ния ее быв­шей одно­класс­ни­цы, про­жи­ва­ю­щей в Турк­ме­ни­стане. Она заяв­ля­ет, в част­но­сти, что акти­вист­ка яко­бы про­гу­ли­ва­ла шко­лу, в дет­стве была недис­ци­пли­ни­ро­ван­ной и гряз­ну­лей, обща­лась с пло­хи­ми дев­чон­ка­ми, «она амо­раль­ная, испор­чен­ная, не нуж­на Турк­ме­ни­ста­ну». Еще один дис­кре­ди­ти­ру­ю­щий ролик появил­ся в youtube неде­лю назад. После фото­гра­фии Дур­сол­тан автор роли­ка демон­стри­ру­ет под­бор­ку кад­ров деву­шек во все более откро­вен­ных одеж­дах и т.п. без каких-либо комментариев.

Вско­ре после пуб­ли­ка­ции в youtube 10 сен­тяб­ря аудио­об­ра­ще­ния Тага­но­вой, пере­дан­но­го ею из депор­та­ци­он­но­го цен­тра, сотруд­ник цен­тра cооб­щил акти­вист­ке, что турец­ким вла­стям посту­пи­ла жало­ба из кон­суль­ства Турк­ме­ни­ста­на о том, что она про­дол­жа­ет «аги­ти­ро­вать турк­мен» и, если она не изме­нит сво­е­го пове­де­ния, то про­ве­дет под стра­жей в Тур­ции еще год.

В октяб­ре после­до­ва­ла новая вол­на поли­цей­ской актив­но­сти в Турк­ме­ни­стане. 8 октяб­ря в селе Ага­лан участ­ко­вый, кото­ро­го сопро­вож­дал неиз­вест­ный в граж­дан­ской одеж­де, задер­жал и доста­вил в город­ской отдел поли­ции Турк­ме­на­ба­да сест­ру и двух бра­тьев Мерьем­гуль: 55-лет­нюю Роз­би­ке, 48-лет­не­го Азим­бая и 42-лет­не­го Зия­мет­ди­на Бай­мы­ра­до­вых. Вече­ром их освободили.

В тот же вечер была задер­жа­на и жена Зия­мет­ди­на — 32-лет­няя Риса­лат Сулей­ма­но­ва. В поли­ции она согла­си­лась высту­пить с заяв­ле­ни­ем, запи­сан­ным на видео, с осуж­де­ни­ем Дур­сол­тан Тага­но­вой и ее мате­ри. В заяв­ле­нии утвер­жда­лось, что род­ствен­ни­ки яко­бы отка­зы­ва­ют­ся от них и тре­бу­ют пре­кра­тить выступ­ле­ния в интер­не­те, так как их сло­ва «непра­виль­ные», воз­мож­но, их спе­ци­аль­но вве­ли в заблуж­де­ние, надо пови­нить­ся перед вла­стя­ми. Зву­ча­ли обви­не­ния, что Дур­сол­тан – амо­раль­ная жен­щи­на, мошен­ни­ца и т.д.

9 октяб­ря в город­скую поли­цию Турк­ме­на­ба­да забра­ли сына Мерьем­гуль Баба­д­жа­на Тага­но­ва, кото­ро­го осво­бо­ди­ли в тот же день после допроса.

У всех задер­жан­ных 8–9 октяб­ря  поли­цей­ские про­ве­ря­ли теле­фо­ны на нали­чие подо­зри­тель­ных видео и кон­так­тов с зару­беж­ной оппозицией.

12 октяб­ря Баба­д­жа­на Тага­но­ва вновь вызва­ли в отдел поли­ции горо­да Турк­ме­на­ба­да и пока­за­ли на ком­пью­те­ре, что его сест­ра Дур­сол­тан вклю­че­на в базу дан­ных как «Watan Donügi» (Пре­да­тель Роди­ны) и объ­яв­ле­на в меж­го­су­дар­ствен­ный розыск в стра­нах СНГ. Баба­д­жа­на про­дер­жа­ли в поли­ции  до утра. После это­го он ска­зал по теле­фо­ну одно­му из род­ствен­ни­ков, что опа­са­ет­ся новых допро­сов, изби­е­ний и угроз, поэто­му не хочет обсуж­дать происшедшее.

 

Спецпроекты

Каракалпакстан: кризис или путь к суверенитету?

Дело 25 Санджара: заговор против Ниязова

Интервью/мемуары

29.02.2024

Как создавался манат (часть 3)

1 ноября 2023 года исполнилось 30 лет со дня введения туркменской национальной валюты – маната. Публикуем третью часть воспоминаний об этом событии Аннадурды Хаджиева, занимавшего в те годы ответственные должности в Государственном Центральном банке Туркменистана. В настоящее время Хаджиев проживает в Болгарии, где получил убежище из-за преследований на родине. Вторая часть воспоминаний, опубликованная 10 января 2024 года (далее…)

10.01.2024

Из истории введения туркменского маната (часть 2)

1 ноября 2023 года исполнилось 30 лет со дня введения туркменской национальной валюты – маната. Публикуем вторую часть воспоминаний об этом событии Аннадурды Хаджиева, занимавшего в те годы ответственные должности в Государственном Центральном банке Туркменистана. В настоящее время Хаджиев проживает в Болгарии, где получил убежище из-за преследований на родине. Первая часть воспоминаний, опубликованная 1 ноября 2023 года (далее…)

01.11.2023

Из истории введения туркменского маната (часть 1)

1 ноября исполняется 30 лет со дня введения туркменской национальной валюты – маната. Ниже публикуются отрывки из воспоминаний об этом событии Аннадурды Хаджиева, занимавшего в те годы ответственные должности в Государственном Центральном банке Туркменистана. В настоящее время Хаджиев проживает в Болгарии, где получил убежище из-за преследований на родине. (далее…)

Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять