Главная | Новости | Узбекистан: приговор активисту оставлен без изменений. Жумасапар Дадебаев получил 12 лет за интернет-публикации, сделанные во время проживания в Турции
Новости

Узбекистан: приговор активисту оставлен без изменений. Жумасапар Дадебаев получил 12 лет за интернет-публикации, сделанные во время проживания в Турции

Как стало известно, 27 октября Ташкенский городской суд отклонил апелляцию активиста и блоггера Жумасапара Дадебаева, приговоренного ранее к 12 годам лишения свободы за критические публикации в интернете, сделанные им в период проживания в Турции.

36-лет­ний Даде­ба­ев – этни­че­ский турк­мен из Кара­кал­пак­ста­на, с 2018 года про­жи­вав­ший в Тур­ции. В 2016 году Служ­ба наци­о­наль­ной без­опас­но­сти Узбе­ки­ста­на пыта­лась завер­бо­вать его для рабо­ты за рубе­жом, но он смог поки­нуть стра­ну. Вос­по­ми­на­ния Даде­ба­е­ва об этих собы­ти­ях были опуб­ли­ко­ва­ны «Мемо­ри­а­лом» в нача­ле года. 

В 2018 году, нахо­дясь в Тур­ции, Даде­ба­ев занял­ся обще­ствен­ной дея­тель­но­стью, стал высту­пать в интер­не­те по про­бле­мам, свя­зан­ным с ситу­а­ци­ей в Узбе­ки­стане и Турк­ме­ни­стане, под­дер­жи­вал кон­так­ты с дру­ги­ми акти­ви­ста­ми, участ­во­вал в пуб­лич­ных меро­при­я­ти­ях. Вско­ре выяс­ни­лось, что Узбе­ки­стан объ­явил его в меж­ду­на­род­ный розыск за хра­не­ние фай­лов с рели­ги­оз­ны­ми про­по­ве­дя­ми Абду­ва­ли кори, Оби­да кори, Рафу­ка кори и дру­гих, обна­ру­жен­ных, по офи­ци­аль­ной вер­сии, в план­ше­те в доме его роди­те­лей в кон­це 2016 года. Сам акти­вист заявил в суде, что таких фай­лов в его план­ше­те не было, а сам обыск был сред­ством дав­ле­ния, что­бы при­ну­дить его к сотруд­ни­че­ству с СНБ. 

10 янва­ря 2022 года Даде­ба­ев был задер­жан в Тур­ции. С адво­ка­том ему свя­зать­ся не дали. Рано утром 12 янва­ря, вопре­ки реше­нию турец­ко­го суда, его депор­ти­ро­ва­ли в наруч­ни­ках в Узбе­ки­стан авиа­рей­сом ТК-368 в сопро­вож­де­нии двух сотруд­ни­ков турец­ких спец­служб. В аэро­пор­ту Таш­кен­та он был задер­жан как лицо, нахо­дя­ще­е­ся в розыс­ке. По неко­то­рым дан­ным реше­ние о депор­та­ции Даде­ба­е­ва было согла­со­ва­но в корот­кие сро­ки на выс­шем уровне на фоне вол­не­ний в сосед­нем Казах­стане. Вла­сти Узбе­ки­ста­на опа­са­лись, что вол­не­ния пере­ки­нут­ся на Кара­кал­пак­стан (суве­рен­ное госу­дар­ство в соста­ве Узбе­ки­ста­на). В свя­зи с этим после депор­та­ции от акти­ви­ста тре­бо­ва­ли запи­сать видео­об­ра­ще­ния с при­зы­вам к насе­ле­нию Кара­кал­пак­ста­на не выхо­дить на митин­ги, обе­щая при этом выпу­стить его на сво­бо­ду. Даде­ба­ев согла­сил­ся на это, но кате­го­ри­че­ски отка­зал­ся высту­пать с осуж­де­ни­ем кого-либо из кара­кал­пак­ских оппо­зи­ци­о­не­ров. После того, как нуж­ные вла­стям видео были запи­са­ны, они пред­по­чли забыть о сво­их обещаниях. 

В апре­ле пер­во­на­чаль­ные обви­не­ния утя­же­ли­ли, а так­же доба­ви­ли новые по эпи­зо­дам, свя­зан­ным с пуб­ли­ка­ци­я­ми выступ­ле­ний Даде­ба­е­ва в интер­не­те в 2019–2021 гг., когда он нахо­дил­ся в Тур­ции. Дока­за­тель­ством ста­ли пере­дан­ные тур­ка­ми теле­фо­ны акти­ви­ста, обес­пе­чи­ва­ю­щие выход на соот­вет­ству­ю­щие интернет-ресурсы. 

Неко­то­рые абсурд­ные обви­не­ния, инкри­ми­ни­ро­ван­ные Даде­ба­е­ву (такие как гено­цид, про­па­ган­да вой­ны, кон­тра­бан­да), были в ито­ге сня­ты судом, но 10 ста­тей УК (тер­ро­ризм; заго­вор с целью захва­та вла­сти; мас­со­вые бес­по­ряд­ки; изго­тов­ле­ние мате­ри­а­лов, содер­жа­щих угро­зу обще­ствен­ной без­опас­но­сти; пуб­лич­ное оскорб­ле­ние пре­зи­ден­та; уча­стие в запре­щен­ных орга­ни­за­ци­ях; воз­буж­де­ние враж­ды; кле­ве­та; оскорб­ле­ние долж­ност­но­го лица; над­ру­га­тель­ство над госу­дар­ствен­ны­ми сим­во­ла­ми) оста­лись в при­го­во­ре. Мно­гие из них даже на пер­вый взгляд не под­креп­ле­ны убе­ди­тель­ны­ми дока­за­тель­ства­ми. В каче­стве «кри­ми­наль­ных» фигу­ри­ру­ют такие выска­зы­ва­ния, как «турк­ме­ны под­дер­жи­ва­ют неза­ви­си­мость Кара­кал­пак­ста­на», при­зы­вы к митин­гам в Узбе­ки­стане и Кара­кал­пак­стане, харак­те­ри­сти­ка пре­зи­ден­та Узбе­ки­ста­на Шав­ка­та Мир­зи­ёе­ва как «дик­та­то­ра», «шай­та­на» и «чмо», быв­ше­го пре­зи­ден­та Исла­ма Кари­мо­ва как «пса», а руко­во­ди­те­лей его сило­вых ведомств Алма­то­ва и Ино­я­то­ва – как «шай­та­нов»…

Из-за кри­ти­ки в интер­нет-выступ­ле­ни­ях Даде­ба­е­ва в адрес Мир­зи­ёе­ва и под­держ­ки выступ­ле­ний за суве­ре­ни­тет Кара­кал­пак­ста­на про­цесс про­хо­дил в закры­том поряд­ке. 10 авгу­ста 2022 года Мир­зо-Улу­г­бек­ский рай­он­ный суд Таш­кен­та при­го­во­рил акти­ви­ста к 12 годам коло­нии обще­го режима. 

При­го­вор был обжа­ло­ван. Защи­та Даде­ба­е­ва выска­за­ла сомне­ния в том, что юрис­дик­ция узбек­ско­го судо­про­из­вод­ства рас­про­стра­ня­ет­ся на эпи­зо­ды, имев­шие место в Тур­ции и не явля­ю­щи­е­ся пре­ступ­ле­ни­ем по зако­нам этой стра­ны. В ходе раз­би­ра­тель­ства в апел­ля­ци­он­ной инстан­ции были заяв­ле­ны хода­тай­ства об уточ­не­нии обсто­я­тельств экс­тра­ди­ции Даде­ба­е­ва (в уго­лов­ном деле отсут­ству­ют соот­вет­ству­ю­щие мате­ри­а­лы), о допро­се экс­пер­тов, на заклю­че­ни­ях кото­рых осно­вы­ва­ют­ся обви­не­ния, о вызо­ве в суд сотруд­ни­ка МВД, обе­щав­ше­го осво­бо­дить Даде­ба­е­ва от уго­лов­ной ответ­ствен­но­сти при усло­вии сотруд­ни­че­ства с вла­стя­ми, и др. Боль­шая часть этих хода­тайств была откло­не­на судом. 

Реша­ю­щую роль в дока­за­тель­стве вины Даде­ба­е­ва игра­ли так назы­ва­е­мые «экс­пер­ти­зы» его интер­нет выступ­ле­ний и изъ­ятых фай­лов. В ходе раз­би­ра­тель­ства дела в апел­ля­ци­он­ной инстан­ции защи­те раз­ре­ши­ли допро­сить лишь одно­го экс­пер­та Ж.Ишаева, под­го­то­вив­ше­го заклю­че­ние по фай­лам, обна­ру­жен­ным в план­ше­те Даде­ба­е­ва в 2016 году. Экс­перт при­знал, что неко­то­рые фай­лы счи­тал «зна­ко­мы­ми», поэто­му не про­слу­ши­вал их пол­но­стью, а сра­зу делал вывод о нали­чии в них при­зна­ков «фун­да­мен­та­лиз­ма». Он не вла­де­ет рус­ским язы­ком, одна­ко смог оце­нить содер­жа­ние фай­лов на рус­ском язы­ке, яко­бы при­бег­нув к помо­щи пере­вод­чи­ков, чьи име­на не пом­нит, и в мате­ри­а­лах дела они так­же не ука­за­ны. По сло­вам Иша­е­ва, в 2017 году в Узбе­ки­стане еще не было прак­ти­ки фик­са­ции в экс­пер­ти­зах содер­жа­ния рецен­зи­ру­е­мых тек­стов(!), поэто­му един­ствен­ный фун­да­мен­та­лист­ский тезис, кото­рый он пом­нит по дан­ной экс­пер­ти­зе, это утвер­жде­ние, что мусуль­ма­нин, не чита­ю­щий пяти­крат­ный намаз, не может назы­вать себя мусуль­ма­ни­ном. В допро­се дру­гих экс­пер­тов суд отка­зал, так­же не дал оцен­ку допу­сти­мо­сти исполь­зо­ва­ния в каче­стве дока­за­тель­ства ано­ним­ных экс­перт­ных оценок. 

Сам под­су­ди­мый заявил, что эмо­ци­о­наль­но кри­ти­ко­вал в интер­не­те вла­сти Узбе­ки­ста­на из-за дав­ле­ния на роди­те­лей, и обви­нил спец­служ­бы в нару­ше­нии достиг­ну­тых с ним в янва­ре согла­ше­ний. Но это было гла­сом вопи­ю­ще­го в пустыне. Таш­кент­ский город­ской суд оста­вил при­го­вор без изменений. 

Как пола­га­ют мест­ные акти­ви­сты, вряд ли мож­но было ожи­дать ино­го на фоне недав­них вол­не­ний в Кара­кал­пак­стане, вспых­нув­ших во вре­мя суда над Даде­ба­е­вым, и начав­ше­го­ся в этом году обще­го «закру­чи­ва­ния гаек» в Узбекистане. 

Автор: Виталий Пономарев, Центр защиты прав человека «Мемориал»

Источник: https://tmhelsinki.org/article/3a70046f-9c45-47ad-bb44-746be6d03b41

Спецпроекты

Каракалпакстан: кризис или путь к суверенитету?

Дело 25 Санджара: заговор против Ниязова

Интервью/мемуары

29.02.2024

Как создавался манат (часть 3)

1 ноября 2023 года исполнилось 30 лет со дня введения туркменской национальной валюты – маната. Публикуем третью часть воспоминаний об этом событии Аннадурды Хаджиева, занимавшего в те годы ответственные должности в Государственном Центральном банке Туркменистана. В настоящее время Хаджиев проживает в Болгарии, где получил убежище из-за преследований на родине. Вторая часть воспоминаний, опубликованная 10 января 2024 года (далее…)

10.01.2024

Из истории введения туркменского маната (часть 2)

1 ноября 2023 года исполнилось 30 лет со дня введения туркменской национальной валюты – маната. Публикуем вторую часть воспоминаний об этом событии Аннадурды Хаджиева, занимавшего в те годы ответственные должности в Государственном Центральном банке Туркменистана. В настоящее время Хаджиев проживает в Болгарии, где получил убежище из-за преследований на родине. Первая часть воспоминаний, опубликованная 1 ноября 2023 года (далее…)

01.11.2023

Из истории введения туркменского маната (часть 1)

1 ноября исполняется 30 лет со дня введения туркменской национальной валюты – маната. Ниже публикуются отрывки из воспоминаний об этом событии Аннадурды Хаджиева, занимавшего в те годы ответственные должности в Государственном Центральном банке Туркменистана. В настоящее время Хаджиев проживает в Болгарии, где получил убежище из-за преследований на родине. (далее…)

Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять