Главная | Новости | В Санкт-Петербурге задержан гражданин Туркменистана объявленный на родине в розыск за „экстремизм“
Новости

В Санкт-Петербурге задержан гражданин Туркменистана объявленный на родине в розыск за „экстремизм“

Скачать изображение

21 марта Выборгский районный суд Санкт-Петербурга вынес постановление о принудительном выдворении за пределы России гражданина Туркменистана Тачмырата Бекиева. Представители туркменской диаспоры высказывают опасения, что в случае возвращения на родину Бекиев может быть подвергнут пыткам и осуждению по сфабрикованным обвинениям политического характера.

По име­ю­щим­ся дан­ным 52-лет­ний Тач­мы­рат Беки­ев родил­ся в Губо­даг­ском этра­пе Дашо­гуз­ско­го вела­я­та Турк­ме­ни­ста­на. Рабо­тал гене­раль­ным дирек­то­ром опто­во-роз­нич­ной тор­го­вой базы, в мар­те 2002 года – после нача­ла ния­зов­ских чисток — пере­ехал в Санкт-Петер­бург, посту­пив в уни­вер­си­тет им.Мечникова, отку­да его отчис­ли­ли в 2004 году. Вско­ре заин­те­ре­со­вал­ся исла­мом, стал читать намаз, полу­чил диплом об окон­ча­нии вос­крес­ных кур­сов при мед­ре­се рели­ги­оз­ной орга­ни­за­ции «Аль-Фатх». При­мер­но в 2005 году открыл пекар­ню, затем нала­дил систе­му достав­ки лепе­шек в роз­нич­ные сети… С 2019 года про­жи­вал в деревне Чап­ли­но Вол­хов­ско­го рай­о­на Ленин­град­ской области. 

В 2010 году брат Тач­мы­ра­та – Шыхму­рат Редже­пдур­ды­ев, нахо­див­ший­ся в раз­ра­бот­ке турк­мен­ских спец­служб по рели­ги­оз­ным моти­вам, был аре­сто­ван вско­ре после воз­вра­ще­ния домой из Санкт-Петер­бур­га на кани­ку­лы. Его осу­ди­ли по сфаб­ри­ко­ван­ным обви­не­ни­ям. На сво­бо­ду он вышел толь­ко в 2019 году. Часть сро­ка Редже­пдур­ды­ев содер­жал­ся incommunicado (в изо­ля­ции от внеш­не­го мира), его имя упо­ми­на­лось в мате­ри­а­лах меж­ду­на­род­ной кам­па­нии «Пока­жи­те их живы­ми». От дяди, при­е­хав­ше­го в Рос­сию, Тач­му­рат узнал о пре­сле­до­ва­нии за веру дру­гих чле­нов семьи. Из-за это­го, как он объ­яс­нил поли­ции, он не мог вер­нуть­ся в Турк­ме­ни­стан (он не был на родине после выез­да в Рос­сию в 2002 году). А за гра­ни­цу выехать тоже не мог, так как его пас­порт при­мер­но в 2007–2009 гг. при­шел в негод­ность после стир­ки одежды. 

В декаб­ре 2015 года Тач­мы­рат Беки­ев и его брат Ашыр­бай, нахо­див­ши­е­ся в Санкт-Петер­бур­ге, были объ­яв­ле­ны в розыск Мини­стер­ством наци­о­наль­ной без­опас­но­сти Турк­ме­ни­ста­на по ч.1 ст.177 УК (воз­буж­де­ние наци­о­наль­ной или рели­ги­оз­ной враж­ды). По вер­сии турк­мен­ских спец­служб, бра­тья Беки­е­вы рабо­тая в част­ной пекарне в Сант-Петер­бур­ге, яко­бы попа­ли под вли­я­ние «лиц кав­каз­ской наци­о­наль­но­сти» и «на рабо­чем месте… про­па­ган­ди­ро­ва­ли ислам­ский фун­да­мен­та­лизм». Они помо­га­ли турк­мен­ским сту­ден­там, при­быв­шим для обу­че­ния в Рос­сию, устро­ить­ся на рабо­ту в пекар­ню, где сами рабо­та­ли, про­во­ди­ли с ними рели­ги­оз­ные заня­тия, «про­буж­да­ли инте­рес к осно­вам тра­ди­ци­он­но­го рели­ги­оз­но­го уче­ния», выпол­не­нию рели­ги­оз­ных норм, зна­ко­ми­ли с аудио и видео­за­пи­ся­ми сала­фит­ских про­по­вед­ни­ков и т.д. Все это, как утвер­жда­ло след­ствие –с целью после­ду­ю­ще­го рас­про­стра­не­ния экс­тре­мист­ских идей на тер­ри­то­рии Турк­ме­ни­ста­на. Тач­мы­рат Беки­ев отверг эти обви­не­ния как наду­ман­ные. Рос­сий­ское ФСБ так­же не про­яви­ло инте­ре­са к сомни­тель­ным турк­мен­ским мате­ри­а­лам.

О розыс­ке ста­ло извест­но лишь в мае 2016 года, когда Ашыр­бай Беки­ев был задер­жан рос­сий­ской поли­ци­ей. Спу­стя год про­ку­ра­ту­ра осво­бо­ди­ла его после реше­ния ЕСПЧ о при­ме­не­нии Пра­ви­ла 39 регла­мен­та суда. С пись­мом в под­держ­ку Беки­е­ва высту­пи­ла орга­ни­за­ция Human Rights Watch. 

Спу­стя семь лет наста­ла оче­редь Тач­мы­ра­та. 16 мар­та его задер­жа­ли в Санкт-Петер­бур­ге при про­вер­ке доку­мен­тов. При задер­жа­нии он назвал­ся име­нем сво­е­го бра­та Ашир­бая Беки­е­ва, но в объ­яс­не­ни­ях на сле­ду­ю­щий день ука­зал свое насто­я­щее имя. Спу­стя сут­ки эти дан­ные были под­твер­жде­ны мате­ри­а­ла­ми, посту­пив­ши­ми из МВД Турк­ме­ни­ста­на. После это­го был оформ­лен про­то­кол задер­жа­ния. В базе дан­ных МВД Рос­сии Тач­мы­рат Беки­ев фигу­ри­ру­ет в каче­стве лица, нахо­дя­ще­го­ся в меж­го­су­дар­ствен­ном розыс­ке. Одна­ко посколь­ку турк­мен­ские вла­сти свое­вре­мен­но не под­твер­ди­ли тре­бо­ва­ние о выда­че, 20 мар­та про­ку­ра­ту­ра при­ня­ла реше­ние об осво­бож­де­нии Тач­мы­ра­та. Осво­бож­де­ние было лишь на бума­ге Его сра­зу же задер­жа­ли сно­ва — на этот раз по адми­ни­стра­тив­но­му делу о нару­ше­нии мигра­ци­он­но­го зако­но­да­тель­ства (ст.18.8 ч.3.1 КоАП). В тот же день Выборг­ский рай­он­ный суд вер­нул в поли­цию мате­ри­а­лы дела в свя­зи с непра­виль­ным состав­ле­ни­ем про­то­ко­ла и непол­но­той пред­став­лен­ных мате­ри­а­лов. 21 мар­та тот же суд оштра­фо­вал Беки­е­ва на 5000 руб. с при­ну­ди­тель­ным адми­ни­стра­тив­ным выдво­ре­ни­ем за пре­де­лы России. 

После выне­се­ния судеб­но­го реше­ния Тач­мы­ра­та Беки­е­ва откон­во­и­ро­ва­ли в ЦВСИГ‑1 (депор­та­ци­он­ный центр) в Крас­ном селе. 

Пред­ста­ви­те­ли турк­мен­ской диас­по­ры спра­вед­ли­во опа­са­ют­ся, что в слу­чае при­ну­ди­тель­но­го воз­вра­ще­ния на роди­ну Тач­мы­рат Беки­ев может быть под­верг­нут пыт­кам и осуж­де­нию по сфаб­ри­ко­ван­ным обви­не­ни­ям поли­ти­че­ско­го харак­те­ра. При этом заме­на экс­тра­ди­ции адми­ни­стра­тив­ным выдво­ре­ни­ем может при­ве­сти к рас­ши­ре­нию инкри­ми­ни­ру­е­мых ему обви­не­ний (при экс­тра­ди­ции пере­да­ва­е­мое лицо может при­вле­кать­ся к уго­лов­ной ответ­ствен­но­сти лишь по обви­не­ни­ям, по кото­рым было выдано). 

Автор: Виталий Пономарев, Центр защиты прав человека «Мемориал»

Источник: https://tmhelsinki.org/article/0694193c-fa89-4fdb-bf6d-2e8256e6f5bf

Спецпроекты

Каракалпакстан: кризис или путь к суверенитету?

Дело 25 Санджара: заговор против Ниязова

Интервью/мемуары

29.02.2024

Как создавался манат (часть 3)

1 ноября 2023 года исполнилось 30 лет со дня введения туркменской национальной валюты – маната. Публикуем третью часть воспоминаний об этом событии Аннадурды Хаджиева, занимавшего в те годы ответственные должности в Государственном Центральном банке Туркменистана. В настоящее время Хаджиев проживает в Болгарии, где получил убежище из-за преследований на родине. Вторая часть воспоминаний, опубликованная 10 января 2024 года (далее…)

10.01.2024

Из истории введения туркменского маната (часть 2)

1 ноября 2023 года исполнилось 30 лет со дня введения туркменской национальной валюты – маната. Публикуем вторую часть воспоминаний об этом событии Аннадурды Хаджиева, занимавшего в те годы ответственные должности в Государственном Центральном банке Туркменистана. В настоящее время Хаджиев проживает в Болгарии, где получил убежище из-за преследований на родине. Первая часть воспоминаний, опубликованная 1 ноября 2023 года (далее…)

01.11.2023

Из истории введения туркменского маната (часть 1)

1 ноября исполняется 30 лет со дня введения туркменской национальной валюты – маната. Ниже публикуются отрывки из воспоминаний об этом событии Аннадурды Хаджиева, занимавшего в те годы ответственные должности в Государственном Центральном банке Туркменистана. В настоящее время Хаджиев проживает в Болгарии, где получил убежище из-за преследований на родине. (далее…)

Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять