Главная | Новости | Власти Туркменистана должны немедленно освободить несправедливо осужденного репортера: совместное заявление правозащитных организаций по делу Нургельды Халыкова
Новости

Власти Туркменистана должны немедленно освободить несправедливо осужденного репортера: совместное заявление правозащитных организаций по делу Нургельды Халыкова

15 сентября исполнилось два года с момента вынесения приговора туркменскому независимому репортеру Нургельды Халыкову. Он был взят под стражу после того, как поделился с новостным изданием, находящимся в изгнании, фотографией делегации Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) в Ашхабаде.

Cуд в отмест­ку за кон­так­ты с неза­ви­си­мы­ми СМИ при­го­во­рил его к четы­рем годам лише­ния сво­бо­ды по сомни­тель­ным обви­не­ни­ям. Мы при­зы­ва­ем Пре­зи­ден­та Сер­да­ра Бер­ды­му­ха­ме­до­ва при­нять меры для немед­лен­но­го осво­бож­де­ния Халы­ко­ва и сня­тия с него судимости.июля 2020 года житель­ни­ца Ашха­ба­да сфо­то­гра­фи­ро­ва­ла пред­ста­ви­те­лей ВОЗ в гости­ни­це «Йыл­дыз» и выло­жи­ла сни­мок в Instagram. Деле­га­ция ВОЗ посе­ти­ла Турк­ме­ни­стан, что­бы изу­чить уро­вень готов­но­сти к COVID-19. Визит, о кото­ром ВОЗ сооб­щи­ла зара­нее, состо­ял­ся в усло­ви­ях, когда пра­ви­тель­ство отри­ца­ло — и про­дол­жа­ет отри­цать — про­ник­но­ве­ние инфек­ции в стра­ну. Нур­гель­ды Халы­ков в про­шлом учил­ся в той же шко­ле, что и девуш­ка-фото­граф. Он уви­дел фото на ее стра­ни­це и решил при­слать его в редак­цию turkmen.news.

На сле­ду­ю­щий день, 13 июля, девуш­ка уда­ли­ла Халы­ко­ва из дру­зей в Instagram, после чего спро­си­ла, не он ли при­слал жур­на­ли­стам фото. А через несколь­ко часов Халы­ко­ва вызва­ли в отде­ле­ние поли­ции, и с это­го момен­та связь с ним была поте­ря­на. Семья Халы­ко­ва отка­за­лась гово­рить с turkmen.news, сослав­шись на «про­бле­мы».

Поз­же выяс­ни­лось, что турк­мен­ские спец­служ­бы уста­но­ви­ли лич­ность зна­ко­мой Халы­ко­ва, про­смот­рев запи­си с камер видео­на­блю­де­ния из оте­ля. Она отды­ха­ла там с шестью подру­га­ми, и их всех вызва­ли в отде­ле­ние. Поли­цей­ские про­смот­ре­ли все фото­гра­фии деву­шек, вос­ста­но­ви­ли ранее уда­лен­ные сним­ки, про­чли сооб­ще­ния и изу­чи­ли спис­ки кон­так­тов в их теле­фо­нах, про­смот­ре­ли их дру­зей в Instagram. То есть было про­ве­де­но целое рас­сле­до­ва­ние, что­бы выяс­нить, как неза­ви­си­мые жур­на­ли­сты полу­чи­ли, а затем опуб­ли­ко­ва­ли инфор­ма­цию о визи­те ВОЗ.

26 июля 2020 года Халы­ков успел сооб­щить turkmen.news, что поли­ция обви­ня­ет его в невоз­вра­те дол­га в раз­ме­ре 5 тысяч дол­ла­ров. После это­го он сно­ва про­пал со свя­зи. Толь­ко в октяб­ре turkmen.news  ста­ло извест­но, что 15 сен­тяб­ря Баг­ты­яр­лык­ский рай­он­ный суд Ашха­ба­да при­го­во­рил Халы­ко­ва к четы­рем годам лише­ния сво­бо­ды за невоз­врат дол­га, кото­рый ква­ли­фи­ци­ро­ва­ли как мошенничество.

Есть вес­кие осно­ва­ния пола­гать, что истин­ной при­чи­ной аре­ста Халы­ко­ва ста­ла отправ­ка в неза­ви­си­мое СМИ фото­гра­фии, кото­рую даже снял не он, а так­же при­зна­ние на допро­се само­го фак­та рабо­ты с этим изда­ни­ем. На момент аре­ста Халы­ков уже несколь­ко лет сотруд­ни­чал с turkmen.news, но мате­ри­а­лы пуб­ли­ко­ва­лись без ука­за­ния автор­ства, что­бы защи­тить его от репрессий.

Меж­ду­на­род­ные пра­во­за­щит­ные орга­ни­за­ции и орга­ни­за­ции, под­дер­жи­ва­ю­щие СМИ, вклю­чая Коми­тет защи­ты жур­на­ли­стов, «Репор­те­ров без гра­ниц» и Фонд «Спра­вед­ли­вость для жур­на­ли­стов», выра­зи­ли под­держ­ку Халы­ко­ву. Ряд кон­гресс­ме­нов США назва­ли Халы­ко­ва полит­за­клю­чен­ным и при­зва­ли тогдаш­не­го пре­зи­ден­та Гур­бан­гу­лы Бер­ды­му­ха­ме­до­ва немед­лен­но осво­бо­дить его. ООН запро­си­ла у турк­мен­ских вла­стей инфор­ма­цию по это­му делу, но пра­ви­тель­ство дало сугу­бо фор­маль­ный ответ. Вла­сти про­сто пред­ста­ви­ли в ООН справ­ку, в кото­рой были ука­за­ны ста­тья, по кото­рой заклю­чен­ный был осуж­ден, и коло­ния, где он отбы­ва­ет наказание.

Нур­гель­ды Халы­ков не попал ни под одно из мно­го­чис­лен­ных поми­ло­ва­ний, объ­яв­ля­е­мых в Турк­ме­ни­стане по слу­чаю раз­лич­ных празд­ни­ков, в то вре­мя как досто­вер­но извест­но, что дру­гие заклю­чен­ные, осуж­ден­ные по той же ста­тье Уго­лов­но­го кодек­са, были осво­бож­де­ны. Похо­же, вла­сти реши­ли, что он дол­жен пол­но­стью отси­деть весь четы­рех­лет­ний срок. Более того, в Турк­ме­ни­стане суще­ству­ет опас­ность уве­ли­че­ния это­го сро­ка. Вла­сти часто обви­ня­ют заклю­чен­ных, напри­мер, в напа­де­нии на охра­ну, и под этим пред­ло­гом добав­ля­ют им несколь­ко лет.

Кро­ме того, полу­че­на тре­вож­ная инфор­ма­ция о том, что Халы­ко­ва неод­но­крат­но поме­ща­ли в штраф­ной изо­ля­тор в каче­стве нака­за­ния за пуб­ли­ка­цию мате­ри­а­лов о его деле в неза­ви­си­мых зару­беж­ных СМИ, осве­ща­ю­щих ситу­а­цию в Турк­ме­ни­стане. Эти сооб­ще­ния уси­ли­ва­ют нашу обес­по­ко­ен­ность по пово­ду его бла­го­по­лу­чия. Они демон­стри­ру­ют необ­хо­ди­мость уси­ле­ния вни­ма­ния к его делу со сто­ро­ны меж­ду­на­род­но­го сооб­ще­ства, новых при­зы­вов к его освобождению.

Пра­во граж­дан на сво­бо­ду сло­ва закреп­ле­но в Кон­сти­ту­ции Турк­ме­ни­ста­на, и госу­дар­ство име­ет меж­ду­на­род­ные обя­за­тель­ства по дан­ной нор­ме. Кон­так­ты с неза­ви­си­мы­ми СМИ не запре­ще­ны зако­ном. Если бы это было так, не нуж­но было бы фаб­ри­ко­вать дела по совсем дру­гим ста­тьям, что­бы «нака­зы­вать» людей за такие кон­так­ты. Мы при­зы­ва­ем ново­го пре­зи­ден­та Турк­ме­ни­ста­на Сер­да­ра Бер­ды­му­ха­ме­до­ва обес­пе­чить пере­смотр дела Нур­гель­ды Халы­ко­ва, осво­бо­дить его из тюрь­мы и при­влечь к ответ­ствен­но­сти орга­ни­за­то­ров его преследования.

Коми­тет защи­ты журналистов
Репор­те­ры без границ
Human Rights Watch
Меж­ду­на­род­ное парт­нер­ство за пра­ва человека
Нор­веж­ский Хель­синк­ский комитет
Фонд «Спра­вед­ли­вость для журналистов»
Turkmen.news
Турк­мен­ская ини­ци­а­ти­ва по пра­вам человека

Источник: https://www.hrw.org/ru/news/2022/09/16/turkmen-authorities-should-immediately-release-unjustly-imprisoned-reporter

Спецпроекты

Каракалпакстан: кризис или путь к суверенитету?

Дело 25 Санджара: заговор против Ниязова

Интервью/мемуары

29.02.2024

Как создавался манат (часть 3)

1 ноября 2023 года исполнилось 30 лет со дня введения туркменской национальной валюты – маната. Публикуем третью часть воспоминаний об этом событии Аннадурды Хаджиева, занимавшего в те годы ответственные должности в Государственном Центральном банке Туркменистана. В настоящее время Хаджиев проживает в Болгарии, где получил убежище из-за преследований на родине. Вторая часть воспоминаний, опубликованная 10 января 2024 года (далее…)

10.01.2024

Из истории введения туркменского маната (часть 2)

1 ноября 2023 года исполнилось 30 лет со дня введения туркменской национальной валюты – маната. Публикуем вторую часть воспоминаний об этом событии Аннадурды Хаджиева, занимавшего в те годы ответственные должности в Государственном Центральном банке Туркменистана. В настоящее время Хаджиев проживает в Болгарии, где получил убежище из-за преследований на родине. Первая часть воспоминаний, опубликованная 1 ноября 2023 года (далее…)

01.11.2023

Из истории введения туркменского маната (часть 1)

1 ноября исполняется 30 лет со дня введения туркменской национальной валюты – маната. Ниже публикуются отрывки из воспоминаний об этом событии Аннадурды Хаджиева, занимавшего в те годы ответственные должности в Государственном Центральном банке Туркменистана. В настоящее время Хаджиев проживает в Болгарии, где получил убежище из-за преследований на родине. (далее…)

Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять