Главная | Из СМИ | Граждан Туркменистана изолируют от интернета. В Ашхабаде опасаются дестабилизации и пустят в Сеть только избранных
Из СМИ

Граждан Туркменистана изолируют от интернета. В Ашхабаде опасаются дестабилизации и пустят в Сеть только избранных

Скачать изображение

В Туркменистане разрабатывается механизм полного отключения интернета для населения. Доступ останется только к местным сайтам и мессенджеру. Это притом, что страна взяла курс на тотальную цифровизацию. По информации источника «НГ», государственным структурам и коммерческим организациям, аффилированным с властью, доступ во Всемирную сеть планируется выделить по принципу «для служебного пользования». Власть уверяет, что таким образом она заботится о безопасности страны и ее защите от деструктивного влияния извне.

Мас­штаб­ные пре­об­ра­зо­ва­ния, свя­зан­ные с циф­ро­ви­за­ци­ей стра­ны, были нача­ты еще в 2019 году пре­зи­ден­том Гур­бан­гу­лы Бер­ды­мух­ме­до­вым. Его сын Сер­дар, будучи вице-пре­мье­ром, отве­чал за ее внед­ре­ние в систе­му госу­дар­ствен­но­го управления.

Соглас­но кон­цеп­ции раз­ви­тия, Турк­ме­ни­стан к 2025 году дол­жен был перей­ти пол­но­стью на циф­ро­вую эко­но­ми­ку. В 2023 году в стране долж­но было зара­бо­тать «элек­трон­ное пра­ви­тель­ство». Но, судя по все­му, этим пла­нам сбыть­ся не суж­де­но. Сер­дар Бер­ды­му­ха­ме­дов, заняв­ший в мар­те пост гла­вы госу­дар­ства, взял курс на пол­ную изо­ля­цию страны.

«НГ» ста­ло извест­но, что закуп­лен­ное спе­ци­аль­ное обо­ру­до­ва­ние, пред­на­зна­чен­ное для глу­бо­ко­го ана­ли­за тра­фи­ка, пес­си­ми­за­ции (пони­же­ния пози­ции сай­та в выда­че поис­ко­вой систе­мы), сек­то­раль­но­го и пол­но­го бло­ки­ро­ва­ния интер­не­та, вско­ре будет смон­ти­ро­ва­но и запу­ще­но в рабо­ту. Более того, вла­сти серьез­но обсуж­да­ют вопрос о закры­тии сооб­ще­ния со все­ми стра­на­ми сро­ком на два года из-за воз­мож­ной новой вол­ны коро­на­ви­ру­са, кото­рый, кста­ти, по офи­ци­аль­ным сооб­ще­ни­ям, в преды­ду­щий пери­од до Турк­ме­ни­ста­на так и не дошел.

Экс­перт по Цен­траль­ной Азии Сер­дар Айта­ков на вопрос «НГ», для чего все это дела­ет­ся и поче­му Турк­ме­ни­стан в ущерб тех­но­ло­ги­че­ско­му про­грес­су пара­ли­зу­ет соб­ствен­ное раз­ви­тие и даже идет на пря­мые финан­со­вые поте­ри, счи­та­ет, что вла­сти опа­са­ют­ся деста­би­ли­за­ции внут­ри­по­ли­ти­че­ской ситуации.

«Власть не спо­соб­на про­ти­во­сто­ять инфор­ма­ци­он­ным угро­зам, поэто­му закры­ва­ет доступ к интер­не­ту. Насе­ле­ние чер­па­ет инфор­ма­цию из зару­беж­ных пор­та­лов, в том чис­ле с сай­тов раз­лич­ных эми­грант­ских групп, турк­мен­ских оппо­зи­ци­он­ных Telegram-кана­лов (кста­ти, мно­гие турк­мен­ские чинов­ни­ки на них под­пи­са­ны и посто­ян­но их чита­ют через VPN), докла­дов пра­во­за­щит­ных орга­ни­за­ций и реак­ции меж­ду­на­род­но­го сооб­ще­ства на вопи­ю­щее попра­ние прав, как недав­няя кам­па­ния по наступ­ле­нию на пра­ва жен­щин. С немень­шим упор­ством бло­ки­ру­ют поток инфор­ма­ции и в обрат­ную сто­ро­ну – о тоталь­ной кор­руп­ции в Турк­ме­ни­стане, о нару­ше­ни­ях прав чело­ве­ка, о поли­ти­че­ских и эко­но­ми­че­ских про­ма­хах и про­ва­лах вла­сти и откро­вен­ном само­дур­стве и волюн­та­риз­ме ее пер­вых лиц, и, конеч­но, об «отсут­ствии COVID-19 в Турк­ме­ни­стане», един­ствен­ной кон­ти­нен­таль­ной стране, пер­вые лица кото­рой отка­зы­ва­ют­ся при­зна­вать про­ник­но­ве­ние виру­са», – ска­зал Айта­ков. По сло­вам экс­пер­та, вла­сти ведут посто­ян­ную охо­ту на граж­дан­ских акти­ви­стов, выяв­ля­ют жур­на­ли­стов и авто­ров, пишу­щих для ино­стран­ных СМИ и пра­во­за­щит­ных орга­ни­за­ций, а про­тив жур­на­ли­стов и акти­ви­стов «ста­рой гвар­дии» ведут посто­ян­ный про­фи­лак­ти­че­ский тер­рор. В послед­нее вре­мя жерт­ва­ми турк­мен­ских спец­служб ста­ли IT-спе­ци­а­ли­сты, кото­рые орга­ни­зу­ют доступ на VPN-кана­лы для обхо­да интернет-цензуры.

Пре­зи­дент Сер­дар Бер­ды­му­ха­ме­дов под­нял тему инфор­ма­ци­он­ной без­опас­но­сти в ходе кон­суль­та­тив­ной встре­чи глав стран Цен­траль­ной Азии, состо­яв­шей­ся на про­шлой неде­ле в Кир­ги­зии. Он, в част­но­сти, отме­тил, что инфор­ма­ци­он­ным ата­кам под­вер­га­ет­ся не толь­ко Турк­ме­ни­стан, но уже и все стра­ны реги­о­на. Он пред­ло­жил для эффек­тив­ной защи­ты инфор­ма­ци­он­но­го про­стран­ства в Цен­траль­ной Азии «поду­мать над укреп­ле­ни­ем про­фес­си­о­наль­ных свя­зей меж­ду госу­дар­ствен­ны­ми инфор­ма­ци­он­ны­ми струк­ту­ра­ми наших стран». По его мне­нию, воз­мож­но выра­бо­тать некий «кодекс пове­де­ния» при осве­ще­нии «чув­стви­тель­ных тем».

«Этот тезис дешиф­ри­ру­ет­ся вполне одно­знач­но – спец­служ­бы стран реги­о­на долж­ны, по мне­нию пре­зи­ден­та Бер­ды­му­ха­ме­до­ва, нала­дить тес­ную коор­ди­на­цию по осу­ществ­ле­нию цен­зу­ры в интер­не­те и СМИ. Более того, пред­ла­га­е­мый «кодекс пове­де­ния» озна­ча­ет не что иное, как попыт­ку вла­стей Турк­ме­ни­ста­на полу­чить меха­низ­мы вли­я­ния и на СМИ дру­гих стран реги­о­на, пуб­ли­ку­ю­щие мате­ри­а­лы, кото­рые могут не понра­вить­ся в Ашха­ба­де. Фак­ти­че­ски это при­зыв к созда­нию реги­о­наль­но­го коми­те­та по цен­зу­ре. То есть Турк­ме­ни­стан ста­ра­ет­ся навя­зать дру­гим стра­нам реги­о­на соб­ствен­ную док­три­ну «инфор­ма­ци­он­ной без­опас­но­сти», кото­рая при­ве­ла его на самые послед­ние строч­ки в индек­сах сво­бо­ды прес­сы и во «вра­ги интер­не­та», – счи­та­ет Сер­дар Айта­ков. Кста­ти, Турк­ме­ни­стан уже пере­ста­ли вклю­чать в обзо­ры сво­бо­ды прес­сы, как «чер­ную дыру».

Насколь­ко турк­мен­ский опыт будет вос­тре­бо­ван вла­стя­ми стран реги­о­на, ска­зать труд­но, но, как отме­тил экс­перт, у этой меда­ли есть и обрат­ная сто­ро­на. Из-за тоталь­ной цен­зу­ры интер­не­та его арха­ич­ность ста­ла прит­чей во язы­цех. «Сам интер­нет и все тех­но­ло­гии, на нем осно­ван­ные, нахо­дят­ся в край­ней нелюб­ви у турк­мен­ских вла­стей, хотя они посто­ян­но гово­рят о «циф­ро­ви­за­ции» и «циф­ро­вой эко­но­ми­ке», что, конеч­но, явля­ет­ся пол­ной про­фа­на­ци­ей. Немно­го­чис­лен­ные услу­ги, доступ­ные через интер­нет, выгля­дят очень жал­ко, осо­бен­но по срав­не­нию с бли­жай­ши­ми сосе­дя­ми, кото­рых вла­сти Турк­ме­ни­ста­на уго­ва­ри­ва­ют спу­стить­ся до его уров­ня – ведь абстракт­ной цен­зу­ры не быва­ет, сто­ит толь­ко начать бло­ки­ро­вать какие-то оппо­зи­ци­он­ные сай­ты, как быст­ро оче­редь дой­дет и до сер­ви­сов интер­нет-гиган­тов, как это про­изо­шло в Турк­ме­ни­стане: фак­ти­че­ски пол­но­цен­но ни один не рабо­та­ет, а мно­гие забло­ки­ро­ва­ны пол­но­стью», – пояс­нил Айтаков.

По мне­нию экс­пер­та, глав­ным изме­ре­ни­ем кам­па­нии по уже­сто­че­нию цен­зу­ры явля­ет­ся пол­ное банк­рот­ство всех идео­ло­ги­че­ских док­трин, насаж­да­е­мых турк­мен­ски­ми вла­стя­ми: «Культ лич­но­сти, отсыл­ка к «мно­го­ве­ко­вым искон­ным наци­о­наль­ным цен­но­стям», попыт­ки навя­зать наро­ду наци­о­на­ли­сти­че­ские нар­ра­ти­вы, борь­ба с любым про­яв­ле­ни­ем вестер­ни­за­ции – все это пока­за­ло свою несо­сто­я­тель­ность. Эта идео­ло­гия про­сто не выдер­жи­ва­ет ника­кой кон­ку­рен­ции, если сам пре­зи­дент в сво­ем выступ­ле­нии на чет­вер­той кон­суль­та­тив­ной встре­че заявил, что сре­ди глав­ных угроз на пер­вом месте сто­ят «попыт­ки деста­би­ли­за­ции внут­ри­по­ли­ти­че­ской ситу­а­ции в госу­дар­ствах наше­го реги­о­на», – отме­тил Сер­дар Айтаков.

Бер­ды­му­ха­ме­дов при этом не уточ­нил, кто и каким обра­зом пыта­ет­ся деста­би­ли­зи­ро­вать внут­ри­по­ли­ти­че­скую ситу­а­цию в стра­нах реги­о­на, общая ли это угро­за или же для каж­дой стра­ны име­ют­ся свои «под­рыв­ные цен­тры», но меры по защи­те инфор­ма­ци­он­но­го про­стран­ства «долж­ны быть общими».

Вик­то­рия Панфилова

Источ­ник: https://www.ng.ru/cis/2022–07-25/5_8495_cis2.html

Спецпроекты

Каракалпакстан: кризис или путь к суверенитету?

Дело 25 Санджара: заговор против Ниязова

Аналитика

Интервью/мемуары

29.02.2024

Как создавался манат (часть 3)

1 ноября 2023 года исполнилось 30 лет со дня введения туркменской национальной валюты – маната. Публикуем третью часть воспоминаний об этом событии Аннадурды Хаджиева, занимавшего в те годы ответственные должности в Государственном Центральном банке Туркменистана. В настоящее время Хаджиев проживает в Болгарии, где получил убежище из-за преследований на родине. Вторая часть воспоминаний, опубликованная 10 января 2024 года (далее…)

10.01.2024

Из истории введения туркменского маната (часть 2)

1 ноября 2023 года исполнилось 30 лет со дня введения туркменской национальной валюты – маната. Публикуем вторую часть воспоминаний об этом событии Аннадурды Хаджиева, занимавшего в те годы ответственные должности в Государственном Центральном банке Туркменистана. В настоящее время Хаджиев проживает в Болгарии, где получил убежище из-за преследований на родине. Первая часть воспоминаний, опубликованная 1 ноября 2023 года (далее…)

01.11.2023

Из истории введения туркменского маната (часть 1)

1 ноября исполняется 30 лет со дня введения туркменской национальной валюты – маната. Ниже публикуются отрывки из воспоминаний об этом событии Аннадурды Хаджиева, занимавшего в те годы ответственные должности в Государственном Центральном банке Туркменистана. В настоящее время Хаджиев проживает в Болгарии, где получил убежище из-за преследований на родине. (далее…)

Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять