Главная | Из СМИ | Как Туркменбаши с Пушкиным боролся. Трагедия Русского драматического театра со счастливым концом
Из СМИ

Как Туркменбаши с Пушкиным боролся. Трагедия Русского драматического театра со счастливым концом

На прошлой неделе Россию посетил бывший президент Туркменистана, а ныне руководитель верхней палаты национального парламента Гурбангулы Бердымухамедов.

В ходе обшир­ной про­грам­мы визи­та, вклю­чав­шей и награж­де­ние орде­ном РФ «За заслу­ги перед Оте­че­ством» IV сте­пе­ни, Гур­бан­гу­лы Бер­ды­му­ха­ме­дов озву­чил доволь­но инте­рес­ную новость: «Сего­дня мы уже рабо­та­ем над про­ек­ти­ро­ва­ни­ем и стро­и­тель­ством в буду­щем Рус­ско­го дра­ма­ти­че­ско­го теат­ра в Ашха­ба­де», – ска­зал он, высту­пая в Сове­те Феде­ра­ции РФ. Так как в Ашха­ба­де, сто­ли­це Турк­ме­ни­ста­на, уже дей­ству­ет Рус­ский дра­ма­ти­че­ский театр име­ни А.С. Пуш­ки­на, по всей види­мо­сти, речь идет о стро­и­тель­стве ново­го зда­ния имен­но для это­го театра.

И новость эта сра­зу пере­но­сит на 20 лет назад, в 2002 год, когда нача­лись собы­тия, при­вед­шие к уни­что­же­нию теат­ра в 2004 году.

В кон­це фев­ра­ля 2002 года аме­ри­кан­ский посол в Турк­ме­ни­стане Лора Кен­не­ди про­во­ди­ла ряд встреч с жур­на­ли­ста­ми, акти­ви­ста­ми, что­бы иметь пред­став­ле­ние о теку­щей ситу­а­ции в стране. На одной из таких встреч мест­ный жур­на­лист пере­дал послу Кен­не­ди под­бор­ку доку­мен­тов, опи­сы­ва­ю­щих суще­ству­ю­щий нар­ко­тра­фик через тер­ри­то­рию Турк­ме­ни­ста­на из сосед­не­го Афга­ни­ста­на. Но не толь­ко. Там при­во­ди­лась инфор­ма­ция о постав­ках в Афга­ни­стан с тер­ри­то­рии Турк­ме­ни­ста­на пре­кур­со­ров, необ­хо­ди­мых для про­из­вод­ства геро­и­на. 4 мар­та 2002 года на встре­че за закры­ты­ми две­ря­ми Лора Кен­не­ди поло­жи­ла эти доку­мен­ты перед пре­зи­ден­том Сапар­му­ра­том Ния­зо­вым – Турк­мен­ба­ши с прось­бой про­ком­мен­ти­ро­вать их. Понят­но, что ком­мен­та­рии тре­бо­ва­лись не сра­зу, поэто­му Ния­зов начал дей­ство­вать неза­мед­ли­тель­но. В тот же день он начал раз­гром Коми­те­та наци­о­наль­ной без­опас­но­сти (КНБ), сво­их постов лиши­лись заме­сти­те­ли пред­се­да­те­ля КНБ, руко­во­ди­тель сто­лич­но­го управ­ле­ния, сам пред­се­да­тель был пони­жен в долж­но­сти, при этом уже будучи под аре­стом. Далее под раз­да­чу попа­ли руко­во­ди­те­ли погранслуж­бы – дей­ству­ю­щий и быв­ший, а так­же боль­шое коли­че­ство чинов пони­же. Бук­валь­но в тече­ние неде­ли вся вер­хуш­ка КНБ и погран­войск была аре­сто­ва­на, а затем осуж­де­на на дли­тель­ные сро­ки, вклю­чая и пред­се­да­те­ля КНБ Муха­ме­да Наза­ро­ва, кото­рый так и сги­нул в тюрь­ме. Уже при вла­сти Бер­ды­му­ха­ме­до­ва перед окон­ча­ни­ем сро­ка заклю­че­ния был повтор­но осуж­ден руко­во­ди­тель погранслуж­бы гене­рал Тыр­мы­ев – яко­бы за дра­ку с охран­ни­ком, на самом деле вла­сти даже после смер­ти Ния­зо­ва не поз­во­ли­ли вый­ти на сво­бо­ду важ­но­му сви­де­те­лю тех собы­тий. Тело Тыр­мы­ева было выда­но род­ствен­ни­кам через несколь­ко лет. Тот погром сило­вых струк­тур про­дол­жал­ся до осе­ни. О судь­бах подав­ля­ю­ще­го боль­шин­ства осуж­ден­ных в этом пото­ке – пред­ста­ви­те­лей сило­вых струк­тур, мест­ных вла­стей, биз­не­сме­нов, а их было репрес­си­ро­ва­но от 80 до 100 чело­век, так ниче­го не извест­но до сих пор. Но это было лишь нача­лом мас­со­вых репрес­сий, кото­рые про­дол­жа­лись вплоть до смер­ти Ниязова.

Но вер­нем­ся к исто­рии с Рус­ским дра­ма­ти­че­ским теат­ром име­ни Пушкина.

Инфор­ма­ция о нар­ко­тра­фи­ке через тер­ри­то­рию Турк­ме­ни­ста­на в Рос­сию и далее все же дошла до рос­сий­ско­го обще­ства и рос­сий­ских жур­на­ли­стов. Арка­дий Мамон­тов, извест­ный сво­и­ми жур­на­лист­ски­ми рас­сле­до­ва­ни­я­ми, снял фильм «Тра­фик» – как раз об этом. Фильм до сих пор досту­пен в интер­не­те, посмот­рев его, пред­став­ле­ние о про­бле­ме полу­чить мож­но вполне.

С нача­лом анон­сов филь­ма на кана­ле РТР турк­мен­ские вла­сти силь­но обес­по­ко­и­лись и вклю­чи­ли все воз­мож­ные рыча­ги дав­ле­ния на вла­сти Рос­сии, что­бы «Тра­фик» не был допу­щен к пока­зу. Дав­ле­ние было столь силь­но, что фильм дей­стви­тель­но сня­ли с эфи­ра. Но тут вме­шал­ся Рос­нар­ко­кон­троль. Нача­лась про­вер­ка фак­тов, изло­жен­ных в филь­ме, в том чис­ле и о турк­мен­ском тра­фи­ке. В ито­ге про­вер­ки уже Рос­нар­ко­кон­троль дал поло­жи­тель­ное заклю­че­ние на показ филь­ма, и сно­ва появи­лись его анон­сы на РТР. Более того, Арка­дий Мамон­тов был награж­ден ведом­ствен­ной наградой.

Турк­мен­ские вла­сти уси­ли­ли нажим, под­клю­чив даже рос­сий­скую дипло­ма­тию к реше­нию вопро­са о запре­те «Тра­фи­ка». Когда ста­ло понят­но, что ниче­го не помо­га­ет, Сапар­му­рат Ния­зов лич­но решил дей­ство­вать асим­мет­рич­но, не оправ­ды­ва­ясь и не отри­цая факт нали­чия тран­зи­та нар­ко­ти­ков через Турк­ме­ни­стан в Рос­сию, он при­ка­зал сне­сти исто­ри­че­ское зда­ние Рус­ско­го дра­ма­ти­че­ско­го теат­ра име­ни А.С. Пуш­ки­на в Ашха­ба­де. При­чем сде­ла­но это было в день смер­ти поэта, 10 фев­ра­ля 2004 года. Не помог­ли роб­кие попыт­ки одно­го из вице-пре­мье­ров пра­ви­тель­ства убе­дить Ния­зо­ва, что в Ашха­ба­де после зем­ле­тря­се­ния 1948 года почти не оста­лось исто­ри­че­ских зда­ний, что факт сно­са теат­ра может повре­дить турк­ме­но-рос­сий­ским отно­ше­ни­ям, заступ­ни­че­ство запад­ных дипло­ма­тов тоже ни к чему не при­ве­ло – уже через несколь­ко дней от зда­ния теат­ра оста­лись одни руи­ны. Как бы в насмеш­ку над чув­ства­ми всех вол­ну­ю­щих­ся граж­дан турк­мен­ски­ми вла­стя­ми было заяв­ле­но, что для труп­пы теат­ра будет предо­став­ле­но поме­ще­ние клу­ба шел­ко­мо­таль­ной фаб­ри­ки на окра­ине горо­да, кото­рое и боль­ше, и при­спо­соб­ле­но для нужд теат­ра луч­ше, и вооб­ще ста­рое зда­ние Пуш­кин­ско­го теат­ра, а это народ­ное назва­ние, было ста­рым, вет­хим и чуть ли не пред­став­ля­ло опас­ность для зри­те­лей и труп­пы. И совсем был забыт факт, что неза­дол­го до опи­сы­ва­е­мых собы­тий со сто­ро­ны Рос­сии были выде­ле­ны сред­ства на рекон­струк­цию зда­ния теат­ра. При этом в Ашха­ба­де суще­ству­ет Пуш­кин­ский сквер с уста­нов­лен­ным там еще до рево­лю­ции бюстом Пуш­ки­на. Но Ния­зо­ву было нуж­но про­де­мон­стри­ро­вать уни­что­же­ние дей­ству­ю­ще­го рос­сий­ско­го при­сут­ствия, тем более что в теат­ре так­же рас­по­ла­гал­ся Рус­ский куль­тур­ный центр.

Дей­стви­тель­но, после раз­ру­ши­тель­но­го зем­ле­тря­се­ния 1948 года в Ашха­ба­де оста­ва­лись еди­ни­цы исто­ри­че­ских зда­ний, даже постро­ен­ные или пере­стро­ен­ные после зем­ле­тря­се­ния зда­ния счи­та­лись исто­ри­че­ским насле­ди­ем, сохра­няв­шим память о про­шлом горо­да. А Пуш­кин­ский театр кро­ме все­го про­че­го был дей­стви­тель­но куль­тур­ным цен­тром горо­да и рас­по­ла­гал­ся в его цен­тре, и это ста­ло для горо­жан «намо­лен­ным местом»…

Алек­сандр Каля­гин, народ­ный артист и гла­ва Сою­за теат­раль­ных дея­те­лей Рос­сии, на встре­че с Вла­ди­ми­ром Пути­ным в мае 2004 года посе­то­вал, что в ближ­нем зару­бе­жье рус­ская куль­ту­ра вла­чит жал­кое суще­ство­ва­ние: «Это боль­ная тема – теат­ры или закры­ва­ют­ся, как в Ашха­ба­де, или рушат­ся, дру­гие теат­ры вла­чат жал­кую жизнь», – ска­зал Каля­гин. На это турк­мен­ская дипло­ма­тия выра­зи­ла про­тест – сно­ва отве­ти­ла про зда­ние клу­ба шел­ко­мо­таль­ной фаб­ри­ки, дескать, подо­жди­те, оно ремон­ти­ру­ет­ся и осна­ща­ет­ся, и вот-вот театр спра­вит ново­се­лье. Ново­се­лье состо­я­лось глу­бо­кой осе­нью. Потре­пан­ная и демо­ра­ли­зо­ван­ная труп­па теат­ра нача­ла осва­и­вать новую для себя тер­ри­то­рию, пыта­ясь при­спо­со­бить клуб­ное поме­ще­ние, кото­рое ранее сла­ви­лось лишь как дис­ко­те­ка, под теат­раль­ные нужды.

Но Ния­зов остал­ся верен себе. По его рас­по­ря­же­нию в Рус­ском дра­ма­ти­че­ском теат­ре име­ни Пуш­ки­на труп­пу при­ну­ди­ли ста­вить спек­так­ли по моти­вам кни­ги Ния­зо­ва «Рух­на­ма». Что из это­го псев­до­на­уч­но­го и наци­о­на­ли­сти­че­ско­го изда­ния мог­ло послу­жить осно­вой для сце­на­рия спек­так­ля или пье­сы, оста­ет­ся неиз­вест­ным. На эти в пря­мом и пере­нос­ном смыс­ле «спек­так­ли» при­ну­ди­тель­но сго­ня­ли сту­ден­тов и сол­дат сроч­ной служ­бы. И толь­ко после смер­ти Ния­зо­ва театр оста­ви­ли в отно­си­тель­ном покое, а его суще­ство­ва­ние в Ашха­ба­де сно­ва ста­ли спе­ку­ля­тив­но упо­ми­нать все кому не лень – и турк­мен­ские вла­сти, и рос­сий­ская дипло­ма­тия: «Есть в Турк­ме­ни­стане очаг рус­ской куль­ту­ры». Поби­тый и уни­жен­ный, вла­ча­щий жал­кое суще­ство­ва­ние в зда­нии клу­ба шел­ко­мо­таль­ной фабрики.

Что подвиг­ло Гур­бан­гу­лы Бер­ды­му­ха­ме­до­ва к стро­и­тель­ству ново­го зда­ния Рус­ско­го дра­ма­ти­че­ско­го теат­ра, неиз­вест­но. Поли­ти­че­ская ли конъ­юнк­ту­ра, чув­ство сты­да за собы­тия 20-лет­ней дав­но­сти, жела­ние вос­ста­но­вить спра­вед­ли­вость либо оста­вить после себя доб­рое имя в рус­ской куль­ту­ре… Но если он сдер­жит сло­во, ска­зан­ное в Сове­те Феде­ра­ции Рос­сии, то Пуш­кин в лице теат­ра его име­ни может вер­нуть­ся в город на краю Каракумов.

Источ­ник: https://www.ng.ru/dipkurer/2022–11-13/11_8588_tragedy.html

Спецпроекты

Каракалпакстан: кризис или путь к суверенитету?

Дело 25 Санджара: заговор против Ниязова

Аналитика

Интервью/мемуары

29.02.2024

Как создавался манат (часть 3)

1 ноября 2023 года исполнилось 30 лет со дня введения туркменской национальной валюты – маната. Публикуем третью часть воспоминаний об этом событии Аннадурды Хаджиева, занимавшего в те годы ответственные должности в Государственном Центральном банке Туркменистана. В настоящее время Хаджиев проживает в Болгарии, где получил убежище из-за преследований на родине. Вторая часть воспоминаний, опубликованная 10 января 2024 года (далее…)

10.01.2024

Из истории введения туркменского маната (часть 2)

1 ноября 2023 года исполнилось 30 лет со дня введения туркменской национальной валюты – маната. Публикуем вторую часть воспоминаний об этом событии Аннадурды Хаджиева, занимавшего в те годы ответственные должности в Государственном Центральном банке Туркменистана. В настоящее время Хаджиев проживает в Болгарии, где получил убежище из-за преследований на родине. Первая часть воспоминаний, опубликованная 1 ноября 2023 года (далее…)

01.11.2023

Из истории введения туркменского маната (часть 1)

1 ноября исполняется 30 лет со дня введения туркменской национальной валюты – маната. Ниже публикуются отрывки из воспоминаний об этом событии Аннадурды Хаджиева, занимавшего в те годы ответственные должности в Государственном Центральном банке Туркменистана. В настоящее время Хаджиев проживает в Болгарии, где получил убежище из-за преследований на родине. (далее…)

Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять