Главная | Из СМИ | На Каспии установили "красные флажки". Военные учения с привлечением Турции и других внерегиональных стран на море отменяются
Из СМИ

На Каспии установили “красные флажки”. Военные учения с привлечением Турции и других внерегиональных стран на море отменяются

Каспийский саммит глав государств завершился в Ашхабаде подписанием коммюнике. Президенты России, Казахстана, Азербайджана, Туркменистана и Ирана положительно оценили уровень сотрудничества, выразили обеспокоенность из-за обмеления Каспия и договорились поддерживать надлежащий уровень безопасности в регионе. Москве удалось решить принципиальный для себя вопрос – не допускать проведения в море совместных военных учений с внерегиональными игроками.

Несмот­ря на пред­ва­ри­тель­ные заяв­ле­ния мини­стра ино­стран­ных дел РФ Сер­гея Лав­ро­ва о важ­но­сти VI Кас­пий­ско­го сам­ми­та, судь­бо­нос­ных доку­мен­тов по его ито­гам под­пи­са­но не было. Более того, при­ня­тая в 2018 году Кон­вен­ция о пра­во­вом ста­ту­се Кас­пий­ско­го моря оста­ет­ся в под­ве­шен­ном состо­я­нии. Иран, послед­ний из стран «пятер­ки», до сих пор не рати­фи­ци­ро­вал доку­мент. При­чи­на в неспра­вед­ли­вом, по мне­нию Теге­ра­на, раз­де­ле­нии водо­е­ма. «Наши дости­же­ния тре­бу­ют спра­вед­ли­во­го раз­гра­ни­че­ния суве­рен­ных зон в Кас­пий­ском море. Поэто­му мето­ды раз­гра­ни­че­ния име­ют важ­ное зна­че­ние. У Ира­на не самое выгод­ное рас­по­ло­же­ние, но мы наде­ем­ся, что, про­дол­жая пере­го­во­ры, мы при­дем к рати­фи­ка­ции кон­вен­ции со сто­ро­ны Ира­на», – заявил пре­зи­дент Ира­на Ибра­хим Раи­си. Не исклю­че­но, что этот вопрос обсуж­дал­ся и на дву­сто­рон­ней встре­че пре­зи­ден­та РФ Вла­ди­ми­ра Пути­на с иран­ским кол­ле­гой. Одна­ко без рати­фи­ка­ции кон­вен­ции про­дви­нуть­ся в реше­нии дру­гих вопро­сов, осо­бен­но в сфе­ре без­опас­но­сти, не удастся.

«Имен­но неза­вер­шен­ность это­го доку­мен­та поз­во­ля­ла, напри­мер, Азер­бай­джа­ну про­во­дить воен­ные уче­ния на побе­ре­жье и в аква­то­рии Кас­пия, при­чем с уча­сти­ем непри­бреж­ных стран, в первую оче­редь Тур­ции, Паки­ста­на. Да и воен­ные стран – чле­нов НАТО нет-нет да и обо­зна­ча­ют свое при­сут­ствие в рам­ках раз­лич­ных сов­мест­ных про­грамм, в том чис­ле и на кас­пий­ском побе­ре­жье», – ска­зал «НГ» экс­перт по Цен­траль­ной Азии Сер­дар Айтаков.

В под­пи­сан­ном ком­мю­ни­ке ука­зы­ва­ет­ся (п. 6), что «пре­зи­ден­ты вновь под­твер­ди­ли, что дея­тель­ность при­бреж­ных госу­дарств на Кас­пий­ском море будет осу­ществ­лять­ся на осно­ве сле­ду­ю­щих прин­ци­пов: непри­сут­ствия на Кас­пий­ском море воору­жен­ных сил, не при­над­ле­жа­щих при­бреж­ным госу­дар­ствам». То есть до окон­ча­ния про­цес­са рати­фи­ка­ции кон­вен­ции и вступ­ле­ния ее в силу будет дей­ство­вать дух кон­вен­ции, пока с бук­вой не скла­ды­ва­ет­ся. «Это мож­но рас­це­ни­вать в каче­стве опре­де­лен­но­го успе­ха, так как даже при нали­чии духа под­пи­сан­ной кон­вен­ции Азер­бай­джан не упус­кал воз­мож­но­сти при­гла­сить на Кас­пий воен­ных пред­ста­ви­те­лей нере­ги­о­наль­ных госу­дарств», – отме­тил эксперт.

По сло­вам Айта­ко­ва, суще­ству­ет и более серьез­ная опас­ность, о кото­рой упо­мя­нул в сво­ем выступ­ле­нии Путин, но она не нашла отра­же­ния в ито­го­вых доку­мен­тах встре­чи. Речь идет о сни­же­нии уров­ня Кас­пий­ско­го моря, кото­рое про­ис­хо­дит уже несколь­ко лет. По сло­вам гла­вы Наци­о­наль­ной служ­бы гид­ро­ме­тео­ро­ло­гии Мини­стер­ства эко­ло­гии и при­род­ных ресур­сов Азер­бай­джа­на Умай­ра Таги­е­ва, уро­вень Кас­пия пони­зил­ся в 2021 году на 35 см, что явля­ет­ся мак­си­маль­ным пока­за­те­лем по срав­не­нию с преды­ду­щи­ми года­ми. «Похо­же, если не изме­нит­ся эта дина­ми­ка и не будут при­ня­ты экс­трен­ные меры, все дого­во­рен­но­сти о тран­зит­ных кори­до­рах и сво­бод­ном досту­пе к ком­му­ни­ка­ци­ям так и оста­нут­ся на бума­ге. Залив в рай­оне пор­та Турк­мен­ба­ши меле­ет так стре­ми­тель­но, что из года в год при­хо­дит­ся углуб­лять фар­ва­те­ры для под­хо­дов судов к стен­кам при­ча­лов. Но из-за сни­же­ния уров­ня моря и заили­ва­ния начи­на­ют бло­ки­ро­вать­ся не толь­ко места сто­я­нок воен­ных кораб­лей ВМФ Турк­ме­ни­ста­на, а из выну­то­го грун­та уже сфор­ми­ро­ва­ны цепоч­ки ост­ро­вов вдоль всех фар­ва­те­ров, но и про­ход неф­те­на­лив­ных судов к тер­ми­на­лам к цен­траль­но­му при­ча­лу пор­та. Эта кар­ти­на хоро­шо вид­на на кос­ми­че­ских сним­ках», – пола­га­ет Айтаков.

Как заме­тил экс­перт, море отсту­пи­ло от «глав­ной курорт­ной жем­чу­жи­ны Турк­ме­ни­ста­на» – курор­та «Ава­за», в инфра­струк­ту­ру кото­рой на про­тя­же­нии послед­них 15 лет были вло­же­ны колос­саль­ные сред­ства. Места­ми пля­жи ого­ли­лись на 100 м от пер­во­на­чаль­ной линии при­боя, боль­шин­ство яхт было выта­ще­но на берег, а отды­ха­ю­щим для пол­но­цен­но­го купа­ния оста­ют­ся бас­сей­ны с мор­ской водой. Для мор­ско­го курор­та это дале­ко не пол­ный «спектр услуг». Что в свя­зи с этим будут делать вла­сти при­бреж­ных госу­дарств, пока непо­нят­но. Турк­ме­ни­стан, вло­жив­ший в новый порт тоже нема­лые день­ги, види­мо, собрал­ся идти по пути намы­ва искус­ствен­ных дамб и изо­ля­ции фар­ва­те­ров, что­бы сохра­нить воз­мож­ность судо­ход­ства от пор­та до откры­то­го моря. Суще­ству­ю­щая аль­тер­на­ти­ва – раз­ви­ва­ю­щий­ся глу­бо­ко­вод­ный порт Кян­лы, север­нее Турк­мен­ба­ши, тре­бу­ет серьез­ных инве­сти­ций в инфра­струк­ту­ру, начи­ная от при­ча­лов и пол­но­цен­ной связ­ки с желез­ной доро­гой до стро­и­тель­ства жилья, хотя бы для вахтовиков.

Про­ве­де­ние турк­мен­ско­го сам­ми­та, даже без под­пи­са­ния каких-либо новых зна­чи­мых доку­мен­тов, крайне важ­но для Рос­сии сра­зу по несколь­ким при­чи­нам, счи­та­ет стар­ший науч­ный сотруд­ник Цен­тра пост­со­вет­ских иссле­до­ва­ний ИМЭМО им. Е.М. При­ма­ко­ва РАН Ста­ни­слав Прит­чин. «Во-пер­вых, встре­ча с гла­ва­ми госу­дарств в реги­о­наль­ном фор­ма­те демон­стри­ру­ет тщет­ность попы­ток запад­ных стран изо­ли­ро­вать Рос­сию на меж­ду­на­род­ной арене, а так­же демон­стри­ру­ет готов­ность рос­сий­ских сосе­дей и парт­не­ров в Евра­зии про­дол­жать поли­ти­че­ский диа­лог и сотруд­ни­че­ство, несмот­ря на санк­ции и пози­цию тре­тьих стран. Во-вто­рых, в рам­ках встре­чи под­твер­жде­ны базо­вые прин­ци­пы обес­пе­че­ния реги­о­наль­ной без­опас­но­сти, а имен­но закры­тость реги­о­на для любых воен­ных тре­тьих стран. А это озна­ча­ет, что Рос­сии не сто­ит опа­сать­ся. В‑третьих, обсуж­де­ние кон­крет­ных эко­но­ми­че­ских про­ек­тов, новых транс­порт­ных марш­ру­тов, в част­но­сти акту­а­ли­за­ция транс­порт­но­го марш­ру­та Север-Юг, при­зван­но­го обес­пе­чить связ­ность Рос­сии и стран реги­о­на с бас­сей­ном Индий­ско­го оке­а­на, откры­ва­ет новые гори­зон­ты для сотруд­ни­че­ства в усло­ви­ях фак­ти­че­ско­го закры­тия пер­спек­тив вза­и­мо­дей­ствия со стра­на­ми ЕС. Не слу­чай­но в сво­ем выступ­ле­нии на откры­той части встре­чи рос­сий­ский пре­зи­дент отме­тил, что в 2021 году това­ро­обо­рот со стра­на­ми реги­о­на воз­рос на 35% и соста­вил 34 млрд долл., а к апре­лю 2022 года вырос еще на 12%,», – ска­зал «НГ» Притчин.

Кста­ти, не обо­шлось и без наме­ка на тле­ю­щие под ков­ром раз­но­гла­сия меж­ду чле­на­ми сам­ми­та, обра­тил вни­ма­ние Сер­дар Айта­ков. В част­но­сти, при­быв­ший в Турк­ме­ни­стан нака­нуне меро­при­я­тия министр ино­стран­ных дел Рос­сии Сер­гей Лав­ров опуб­ли­ко­вал на сво­ей стра­ни­це в Twitter неболь­шую ремар­ку: «В отли­чие от неко­то­рых госу­дарств, про­воз­гла­ша­ю­щих раз­ные кон­цеп­ции на меж­ду­на­род­ной арене, Турк­ме­ни­стан при­вер­жен поли­ти­ке ней­тра­ли­те­та. Это вызы­ва­ет глу­бо­кое ува­же­ние». Это раз­ме­ще­но на сай­те МИД РФ. Каза­лось бы, что за наме­ки меж­ду госу­дар­ства­ми, руко­во­ди­те­ли кото­рых встре­ча­ют­ся так часто и регу­ляр­но, что даль­ше неку­да. Но все ока­за­лось про­ще. Един­ствен­ной «про­воз­гла­шен­ной кон­цеп­ци­ей на меж­ду­на­род­ной арене» ста­ла ста­тья вице-пре­мье­ра, гла­вы МИД Казах­ста­на Мух­та­ра Тле­убер­ди, в кото­рой он при­звал к уни­что­же­нию все­го ядер­но­го ору­жия в 2045 году и кото­рая была опуб­ли­ко­ва­на в канун пер­вой встре­чи госу­дарств – участ­ни­ков Дого­во­ра о запре­ще­нии ядер­но­го ору­жия 21–23 июня 2022 года. При этом в сво­ей ста­тье г‑н Тле­убер­ди отме­тил, что «наи­бо­лее важ­ным вкла­дом нашей стра­ны (Казах­ста­на. – «НГ») в этот про­цесс яви­лась дея­тель­ность в каче­стве «фаси­ли­та­то­ра» (про­вод­ни­ка. – «НГ») содер­жа­тель­ных реше­ний». «Сама идея иде­а­ли­стич­на – к дого­во­ру не при­со­еди­ни­лась ни одна стра­на, реаль­но обла­да­ю­щая ядер­ным ору­жи­ем. А в совре­мен­ных усло­ви­ях она вооб­ще выгля­дит уто­пич­ной, осо­бен­но с точ­ки зре­ния РФ», – отме­тил Айта­ков. Не исклю­че­но, что по этой при­чине не состо­я­лись дву­сто­рон­ние пере­го­во­ры Пути­на с пре­зи­ден­том Казах­ста­на Касым-Жомар­том Токаевым.

Вик­то­рия Панфилова

Источ­ник: https://www.ng.ru/cis/2022–06-30/5_8475_flags.html

Спецпроекты

Каракалпакстан: кризис или путь к суверенитету?

Дело 25 Санджара: заговор против Ниязова

Аналитика

Интервью/мемуары

29.02.2024

Как создавался манат (часть 3)

1 ноября 2023 года исполнилось 30 лет со дня введения туркменской национальной валюты – маната. Публикуем третью часть воспоминаний об этом событии Аннадурды Хаджиева, занимавшего в те годы ответственные должности в Государственном Центральном банке Туркменистана. В настоящее время Хаджиев проживает в Болгарии, где получил убежище из-за преследований на родине. Вторая часть воспоминаний, опубликованная 10 января 2024 года (далее…)

10.01.2024

Из истории введения туркменского маната (часть 2)

1 ноября 2023 года исполнилось 30 лет со дня введения туркменской национальной валюты – маната. Публикуем вторую часть воспоминаний об этом событии Аннадурды Хаджиева, занимавшего в те годы ответственные должности в Государственном Центральном банке Туркменистана. В настоящее время Хаджиев проживает в Болгарии, где получил убежище из-за преследований на родине. Первая часть воспоминаний, опубликованная 1 ноября 2023 года (далее…)

01.11.2023

Из истории введения туркменского маната (часть 1)

1 ноября исполняется 30 лет со дня введения туркменской национальной валюты – маната. Ниже публикуются отрывки из воспоминаний об этом событии Аннадурды Хаджиева, занимавшего в те годы ответственные должности в Государственном Центральном банке Туркменистана. В настоящее время Хаджиев проживает в Болгарии, где получил убежище из-за преследований на родине. (далее…)

Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять