Главная | Из СМИ | Туркменистан едут уламывать. Эрдоган и Алиев намерены говорить с отцом и сыном Бердымухамедовым
Из СМИ

Туркменистан едут уламывать. Эрдоган и Алиев намерены говорить с отцом и сыном Бердымухамедовым

Скачать изображение

На начало декабря был заявлен визит в Туркменистан сразу двух президентов: Турции – Реджепа Тайипа Эрдогана и Азербайджана – Ильхама Алиева и проведение тройственного саммита Турция–Азербайджан–Туркменистан.

Сде­ла­но это было немно­го стран­но, на одной из пресс-кон­фе­рен­ций пре­зи­дент Тур­ции заявил о ско­ром визи­те в Турк­ме­ни­стан, при этом турк­мен­ская сто­ро­на выска­за­лась весь­ма рас­плыв­ча­то: «Если будет стрем­ле­ние, то Турк­ме­ни­стан готов орга­ни­зо­вать встре­чу на выс­шем уровне». Чуть позд­нее турец­кий лидер кон­кре­ти­зи­ро­вал цель поезд­ки в Турк­ме­ни­стан и встре­чи «трой­ки» – «инфор­ми­ро­ва­ние сво­их парт­не­ров об идее созда­ния газо­во­го хаба в Тур­ции и под­клю­че­нии их к его инфраструктуре».

Столь невнят­ная пози­ция сто­рон перед пред­сто­я­щим сам­ми­том гово­рит о том, что его участ­ни­ки все еще про­дол­жа­ют искать пути для дости­же­ния сво­их целей. А они доволь­но про­зрач­ны. Для пре­зи­ден­та Эрдо­га­на крайне важен факт фор­маль­но­го про­воз­гла­ше­ния пол­но­цен­но­го член­ства Турк­ме­ни­ста­на в Орга­ни­за­ции тюрк­ских госу­дарств (ОТГ) (сей­час Турк­ме­ни­стан явля­ет­ся стра­ной-наблю­да­те­лем) и «при­сте­ги­ва­ния» Турк­ме­ни­ста­на к пла­нам по созда­нию энер­ге­ти­че­ской, логи­сти­че­ской струк­тур в рам­ках реа­ли­за­ции кон­цеп­ции «Вели­ко­го Тура­на» (см. «НГ» от 30.10.22). Турк­ме­ни­стан же вся­че­ски ста­ра­ет­ся дистан­ци­ро­вать­ся не столь­ко от фор­мы Орга­ни­за­ции тюрк­ских госу­дарств, сколь­ко от ее доволь­но агрес­сив­но­го содер­жа­ния. Пер­вый зво­нок для турк­мен­ских вла­стей про­зву­чал тогда, когда все стра­ны – чле­ны ОТГ, тогда еще Тюрк­ско­го сове­та, кон­со­ли­ди­ро­ван­но под­дер­жа­ли Азер­бай­джан в ходе вой­ны за Нагор­ный Кара­бах, фак­ти­че­ски пере­шед­шей в вой­ну с Арме­ни­ей. Ашха­бад же все­гда имел с Ере­ва­ном дру­же­ские отно­ше­ния. Сто­ит ска­зать, что посол Арме­нии в Турк­ме­ни­стане про­дол­жи­тель­ное вре­мя являл­ся дуай­е­ном все­го дип­кор­пу­са в стране пре­бы­ва­ния. А вла­сти Турк­ме­ни­ста­на все­гда под­чер­ки­ва­ли «исто­ри­че­ские свя­зи меж­ду турк­мен­ским и армян­ским наро­да­ми». После еди­но­глас­ной под­держ­ки Тюрк­ским сове­том побе­ды Азер­бай­джа­на в Кара­бах­ской войне в Ашха­ба­де был устро­ен ряд меро­при­я­тий с уча­сти­ем дея­те­лей армян­ской куль­ту­ры и искус­ства, а посол Арме­нии удо­сто­ил­ся отдель­ной ауди­ен­ции у пер­вых лиц государства.

Эта фрон­да турк­мен­ских вла­стей до послед­не­го дер­жа­ла в напря­же­нии одну из глав­ных интриг про­шед­ше­го 11 нояб­ря в Самар­кан­де сам­ми­та глав ОТГ – под­ни­мет ли Турк­ме­ни­стан свой ста­тус в орга­ни­за­ции до пол­но­цен­но­го член­ства или нет. При­чем пер­вые лица Тур­ции – вице-пре­зи­дент и пред­се­да­тель пар­ла­мен­та – зара­нее гово­ри­ли об этом почти как о свер­шив­шем­ся фак­те, ока­зы­вая на турк­мен­ские вла­сти мак­си­маль­ное поли­ти­че­ское дав­ле­ние. Но турк­мен­ские вла­сти вышли из ситу­а­ции по-восточ­но­му хит­ро – на сам­мит в Самар­канд отпра­вил­ся экс-пре­зи­дент и ныне пред­се­да­тель верх­ней пала­ты пар­ла­мен­та Турк­ме­ни­ста­на Гур­бан­гу­лы Бер­ды­му­ха­ме­дов. Он, с одной сто­ро­ны, обо­зна­чил доволь­но высо­кий уро­вень пред­ста­ви­тель­ства Турк­ме­ни­ста­на, с дру­гой – про­сто не мог в силу сво­их кон­сти­ту­ци­он­ных пол­но­мо­чий заявить о при­со­еди­не­нии сво­ей стра­ны к ОТГ в каче­стве пол­но­цен­но­го участника.

Пози­ция Турк­ме­ни­ста­на в этой игре абсо­лют­но бес­про­иг­рыш­на – ста­тус «посто­ян­но­го и пози­тив­но­го ней­тра­ли­те­та», закреп­лен­ный в Кон­сти­ту­ции стра­ны и при­ня­тый ко вни­ма­нию Генассам­бле­ей ООН, не поз­во­ля­ет ему зани­мать чью-либо сто­ро­ну в кон­флик­тах. А пози­ция, кото­рую навя­зы­ва­ет Тур­ция дру­гим участ­ни­кам ОТГ, как раз зато­че­на на исполь­зо­ва­ние орга­ни­за­ции в каче­стве сред­ства поли­ти­че­ско­го вспо­мо­же­ния как мини­мум в про­ве­де­нии и реа­ли­за­ции поли­ти­ки Тур­ции, кото­рая стран­ным обра­зом не обхо­дит­ся без обостре­ния меж­го­су­дар­ствен­ных отношений.

Крас­но­ре­чи­вым при­ме­ром слу­жит сило­вое про­тал­ки­ва­ние Турец­кой Рес­пуб­ли­ки Север­но­го Кип­ра (ТРСК) в состав стран – наблю­да­те­лей ОТГ, когда еще до при­ня­тия основ­ных доку­мен­тов сам­ми­та в Самар­кан­де министр ино­стран­ных дел Мев­лют Чаву­шо­глу заявил о том, что Север­ный Кипр при­нят в состав ОТГ. И неваж­но, что министр ино­стран­ных дел Узбе­ки­ста­на (стра­ны-хозяй­ки) Вла­ди­мир Норов гово­рил о том, что ника­ких реше­ний отно­си­тель­но при­е­ма ТРСК на сам­ми­те при­ня­то и под­пи­са­но не было, а пре­зи­дент Казах­ста­на Касым-Жомар Тока­ев вооб­ще рез­ко выска­зал­ся про­тив при­ня­тия непри­знан­ных госу­дарств в состав ОТГ, в Ито­го­вой декла­ра­ции сам­ми­та орга­ни­за­ции суще­ству­ет пункт 7, в кото­ром «при­вет­ству­ет­ся при­ня­тие Турец­кой Рес­пуб­ли­ки Север­но­го Кип­ра в состав Орга­ни­за­ции тюрк­ских госу­дарств в каче­стве стра­ны-наблю­да­те­ля». Фак­ти­че­ски Тур­ция игно­ри­ро­ва­ла мне­ние дру­гих чле­нов ОТГ, про­ве­дя нуж­ное ей реше­ние. И этот пре­це­дент (и инци­дент) еще боль­ше отшат­нул турк­мен­ские вла­сти от сомни­тель­ных соблаз­нов пол­но­цен­но­го член­ства в ОТГ и фак­ти­че­ски попы­ток посяг­нуть на прин­ци­пы ней­тра­ли­те­та, кото­рым так доро­жит турк­мен­ская власть и кото­рый уже не раз поз­во­лял ей выхо­дить из слож­ных поли­ти­че­ских ситуаций.

Вот и сей­час пре­зи­дент Эрдо­ган при под­держ­ке пре­зи­ден­та Али­е­ва едут в Турк­ме­ни­стан с твер­дым наме­ре­ни­ем решить все эти про­бле­мы и дожать турк­мен­ские вла­сти, исполь­зуя все «кну­ты и пря­ни­ки», име­ю­щи­е­ся в их рас­по­ря­же­нии, что­бы устра­нить двое­мыс­лие и покон­чить с фрон­дер­ством Турк­ме­ни­ста­на и не допу­стить подоб­но­го в ОТГ в будущем.

Но, как пока­зы­ва­ет прак­ти­ка, Тур­ции про­сто нече­го пред­ло­жить турк­мен­ской сто­роне, кро­ме неких пан­тюр­кист­ских идео­ло­гем (см. «НГ» от 03.10.22), – ни круп­ных инве­сти­ци­он­ных про­грамм, ни кон­крет­ных про­ек­тов в Турк­ме­ни­стане Анка­ра не осу­ществ­ля­ет и не пла­ни­ру­ет. Как счи­та­лось, боль­шим «подар­ком» явля­лось согла­сие Азер­бай­джа­на пой­ти на уступ­ки Турк­ме­ни­ста­ну в вопро­се спор­но­го место­рож­де­ния в аква­то­рии Кас­пия. Дошло до зако­но­твор­че­ско­го казу­са: было осу­ществ­ле­но стран­ное дей­ство – утвер­жде­ние пар­ла­мен­та­ми стран Мемо­ран­ду­ма о сов­мест­ном осво­е­нии и исполь­зо­ва­нии упо­мя­ну­то­го место­рож­де­ния «Дост­лук». Но про­шло вре­мя, и это место­рож­де­ние так и оста­ет­ся «чемо­да­ном без руч­ки», у Турк­ме­ни­ста­на нет ни финан­сов, ни тех­но­ло­гий для его осво­е­ния, пере­го­во­ры с руко­вод­ством рос­сий­ской ком­па­нии ЛУКОЙЛ и азер­бай­джан­ской SOCAR не закон­чи­лись под­пи­са­ни­ем даже мемо­ран­ду­ма о наме­ре­ни­ях. Да и вла­сти Азер­бай­джа­на пре­крас­но пони­ма­ли, усту­пая Турк­ме­ни­ста­ну часть место­рож­де­ния, что его нефть все рав­но пой­дет на Запад через Азер­бай­джан. А то, что имен­но запад­ное направ­ле­ние транс­пор­ти­ров­ки угле­во­до­ро­дов из Турк­ме­ни­ста­на явля­ет­ся столь желан­ным для Эрдо­га­на (и Али­е­ва), не скры­ва­ет никто – даже пред­ста­ви­те­ли Евро­пей­ско­го сою­за, гово­ря о закуп­ках газа в Азер­бай­джане дер­жат в уме турк­мен­ский газ.

Отцу и сыну Бер­ды­му­ха­ме­до­вым во вре­мя пред­сто­я­ще­го сам­ми­та трой­ки пред­сто­ит выдер­жать серьез­ный натиск. И от их стой­ко­сти к соблаз­нам и угро­зам зави­сит не толь­ко судь­ба и репу­та­ция турк­мен­ско­го ней­тра­ли­те­та, но и целый ряд дру­гих меж­ду­на­род­ных и меж­го­су­дар­ствен­ных обя­за­тельств. В Ашха­ба­де пре­крас­но отда­ют отчет в том, что в усло­ви­ях гео­по­ли­ти­че­ской поля­ри­за­ции пой­ти на пово­ду поли­ти­ки Тур­ции озна­ча­ет пол­ную поте­рю поли­ти­че­ской ини­ци­а­ти­вы или даже само­сто­я­тель­но­сти. Но самое глав­ное, и об этом упо­ми­на­лось выше, – ни Тур­ция, ни Азер­бай­джан, ни Евро­пей­ский союз не пред­ла­га­ют реа­ли­стич­но­го про­ек­та по транс­пор­ти­ров­ке турк­мен­ско­го газа на евро­пей­ские рын­ки. А пози­ция Азер­бай­джа­на и вовсе явля­ет­ся вызы­ва­ю­щей в отно­ше­нии Турк­ме­ни­ста­на. «Со сто­ро­ны турк­мен­ских вла­стей нет ника­кой ини­ци­а­ти­вы по вопро­су про­клад­ки Тран­с­кас­пий­ско­го тру­бо­про­во­да и тран­зи­та турк­мен­ско­го газа по тер­ри­то­рии Азер­бай­джа­на и с исполь­зо­ва­ни­ем его инфра­струк­ту­ры», – гово­рят пред­ста­ви­те­ли Баку. А подоб­ная фор­ма выра­же­ния «пред­ло­же­ния о сотруд­ни­че­стве» для Восто­ка явля­ет­ся оскорбительной.

Нет и ника­ких пред­ло­же­ний о фор­ми­ро­ва­нии гипо­те­ти­че­ско­го опе­ра­то­ра про­ек­та по стро­и­тель­ству Тран­с­кас­пий­ско­го тру­бо­про­во­да, нет прин­ци­пи­аль­но­го согла­сия выде­ле­ния кре­ди­тов под подоб­ное стро­и­тель­ство, нет и поли­ти­че­ских гаран­тий, нет гаран­тий рас­ши­ре­ния тру­бо­про­вод­ной систе­мы по тер­ри­то­рии Азер­бай­джа­на, Гру­зии и Тур­ции. В кон­це кон­цов нет ника­ких наме­ков на заклю­че­ние дол­го­сроч­ных кон­трак­тов на покуп­ку турк­мен­ско­го газа евро­пей­ски­ми потре­би­те­ля­ми. Более того, при­ез­жав­шая в Турк­ме­ни­стан в кон­це 2021 года деле­га­ция Евро­пей­ской комис­сии пря­мо заяв­ля­ла турк­мен­ской сто­роне, что Евро­па не заин­те­ре­со­ва­на в покуп­ке турк­мен­ских угле­во­до­ро­дов, а само­му Турк­ме­ни­ста­ну сто­ит поду­мать над дивер­си­фи­ка­ци­ей эко­но­ми­ки, про­ще гово­ря – начать отка­зы­вать­ся от осно­вы основ его эко­но­ми­ки – добы­чи газа – и начать ее сокращение.

Смо­гут ли Эрдо­ган и Али­ев пере­иг­рать отца и сына Бер­ды­му­ха­ме­до­вых? Ско­рее нет, чем да, и дело не в том, что сам­мит «трой­ки» состо­ит­ся на их тер­ри­то­рии. Турк­мен­ские вла­сти с како­го-то вре­ме­ни ста­ли отхо­дить от люб­ви к гео­по­ли­ти­че­ским лозун­гам и оце­ни­ва­ют ситу­а­ции более трез­во и праг­ма­тич­но. Но это как раз не соот­вет­ству­ет инте­ре­сам Эрдо­га­на и Али­е­ва. Поэто­му турк­мен­скую власть будут ломать и уламывать.

Фото: сай­та ng.ru

Автор: Сердар Айтаков

Источник: https://www.ng.ru/courier/2022-11-27/11_8600_turkmenistan.html

Спецпроекты

Каракалпакстан: кризис или путь к суверенитету?

Дело 25 Санджара: заговор против Ниязова

Аналитика

Интервью/мемуары

29.02.2024

Как создавался манат (часть 3)

1 ноября 2023 года исполнилось 30 лет со дня введения туркменской национальной валюты – маната. Публикуем третью часть воспоминаний об этом событии Аннадурды Хаджиева, занимавшего в те годы ответственные должности в Государственном Центральном банке Туркменистана. В настоящее время Хаджиев проживает в Болгарии, где получил убежище из-за преследований на родине. Вторая часть воспоминаний, опубликованная 10 января 2024 года (далее…)

10.01.2024

Из истории введения туркменского маната (часть 2)

1 ноября 2023 года исполнилось 30 лет со дня введения туркменской национальной валюты – маната. Публикуем вторую часть воспоминаний об этом событии Аннадурды Хаджиева, занимавшего в те годы ответственные должности в Государственном Центральном банке Туркменистана. В настоящее время Хаджиев проживает в Болгарии, где получил убежище из-за преследований на родине. Первая часть воспоминаний, опубликованная 1 ноября 2023 года (далее…)

01.11.2023

Из истории введения туркменского маната (часть 1)

1 ноября исполняется 30 лет со дня введения туркменской национальной валюты – маната. Ниже публикуются отрывки из воспоминаний об этом событии Аннадурды Хаджиева, занимавшего в те годы ответственные должности в Государственном Центральном банке Туркменистана. В настоящее время Хаджиев проживает в Болгарии, где получил убежище из-за преследований на родине. (далее…)

Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять