Главная | Из СМИ | Туркменистан: Инволюция власти
Из СМИ

Туркменистан: Инволюция власти

Скачать изображение

В Туркменистане завершился долгий процесс формирования новой структуры власти. И это не демократия.

В сере­дине апре­ля в стране завер­ши­лось фор­ми­ро­ва­ние руко­во­дя­щих и рабо­чих орга­нов вновь избран­но­го пар­ла­мен­та – Медж­ли­са Турк­ме­ни­ста­на – и он при­сту­пил к пол­но­цен­ной рабо­те. Тем самым завер­ше­на дол­гая, пол­ная интриг и поли­ти­че­ских манев­ров доро­га Гур­бан­гу­лы Бер­ды­му­ха­ме­до­ва к абсо­лют­ной вла­сти для себя само­го, а так­же созда­ния госу­дар­ствен­но­го инсти­ту­та, обес­пе­чи­ва­ю­ще­го наслед­ствен­ную пере­да­чу власти.

Напом­ним, что офи­ци­аль­но с мар­та 2022 года пост пре­зи­ден­та Турк­ме­ни­ста­на зани­ма­ет его сын Сер­дар. А с 2023 года Бер­ды­му­ха­ме­дов-стар­ший воз­гла­вил Халк Мас­ла­ха­ты (Народ­ный совет) и полу­чил титул Наци­о­наль­но­го лиде­ра Турк­ме­ни­ста­на, что дает ему прак­ти­че­ски монар­шие полномочия.

Дорога к власти

При­дя к вла­сти после смер­ти в 2006 году пре­зи­ден­та Сапар­му­ра­та Ния­зо­ва, Бер­ды­му­ха­ме­дов начал дина­мич­но избав­лять­ся от его насле­дия. В том чис­ле и от нагро­мож­де­ний в зако­но­да­тель­стве, кото­рые обес­пе­чи­ва­ли и гаран­ти­ро­ва­ли абсо­лют­ную и пожиз­нен­ную власть Ния­зо­ва, нося­ще­го титул Турк­мен­ба­ши (с туркм. «гла­ва турк­мен»). В 2008 году в стране была при­ня­та новая Кон­сти­ту­ция, из кото­рой были уда­ле­ны все упо­ми­на­ния о роли и зна­че­нии Туркменбаши.

Тогда же был лик­ви­ди­ро­ван Халк Мас­ла­ха­ты – псев­до­де­мо­кра­ти­че­ский орган, про­сла­вив­ший­ся тем, что в нару­ше­нии Кон­сти­ту­ции и Уго­лов­но­го кодек­са стра­ны осу­дил* на пожиз­нен­ное заклю­че­ние ряд граж­дан стра­ны, в том чис­ле и заоч­но, объ­явив их «измен­ни­ка­ми Роди­ны» и сде­лав это зад­ним числом.

* С нача­ла 2000‑х годов в Турк­ме­ни­стане нача­лись откры­тые репрес­сии, кото­рые быст­ро пере­рос­ли в мас­со­вые и при­ве­ли к фор­ми­ро­ва­нию груп­пы лиц, кото­рые отне­се­ны к «про­пав­шим в турк­мен­ских тюрь­мах» и об их судь­бе до сих пор ниче­го не извест­но. По дан­ным кам­па­нии «Пока­жи­те их живы­ми!», «про­пав­ши­ми» чис­лят­ся 162 чело­ве­ка. Одна­ко на самом деле эта циф­ра может быть гораз­до выше.

Сам Халк Мас­ла­ха­ты пред­став­лял из себя госу­дар­ствен­ный орган – над­строй­ку над все­ми вет­вя­ми вла­сти, одно­вре­мен­но инкор­по­ри­руя их в свой состав. В него входили:

  • пре­зи­дент, кото­рый одно­вре­мен­но его возглавлял,
  • пра­ви­тель­ство,
  • пар­ла­мент,
  • Вер­хов­ный суд,
  • Гене­раль­ная прокуратура,
  • пред­ста­ви­те­ли реги­о­наль­ных властей,
  • чле­ны вете­ран­ской обще­ствен­ной орга­ни­за­ции име­ни отца Туркменбаши,
  • чле­ны жен­ской обще­ствен­ной орга­ни­за­ции име­ни мате­ри Туркменбаши,
  • чле­ны моло­деж­ной обще­ствен­ной орга­ни­за­ции име­ни наци­о­наль­но­го поэта Махтумкули,
  • пред­ста­ви­те­ли профсоюзов,
  • редак­то­ры госу­дар­ствен­ных СМИ,
  • неуста­нов­лен­ное коли­че­ство «обще­ствен­ных дея­те­лей», кото­рых назна­ча­ли по ука­за­нию само­го Туркменбаши.

В «ния­зов­ской» кон­сти­ту­ции этот орган зна­чил­ся, как «выс­ший орган пред­ста­ви­тель­ной вла­сти в Турк­ме­ни­стане», а в законе о Халк Мас­ла­ха­ты гово­ри­лось – как о «выс­шем про­яв­ле­нии истин­ной демо­кра­тии и народовластия».

Суще­ство­ва­ние этой струк­ту­ры поз­во­ля­ло Ния­зо­ву пря­мо и на зако­но­да­тель­ном уровне кон­тро­ли­ро­вать все вет­ви вла­сти и все обще­ствен­но-поли­ти­че­скую жизнь в стране, дер­жа под кон­тро­лем пар­ла­мент, судеб­ную систе­му и СМИ. С одной сто­ро­ны, в стране было нали­чие выбор­но­го пар­ла­мен­та, пусть и под кон­тро­лем спец­служб, декла­ри­ру­е­мо­го раз­де­ле­ния вла­стей, но на всю систе­му был надет жест­кий аркан в виде Халк Мас­ла­ха­ты, кото­рый все дер­жал под кон­тро­лем един­ствен­но­го чело­ве­ка – Сапар­му­ра­та Турк­мен­ба­ши Веч­но Вели­ко­го – такой офи­ци­аль­ный титул носил Ния­зов на момент сво­ей кон­чи­ны в 2006 году.

Ока­зав­шись у руля вла­сти, Гур­бан­гу­лы Бер­ды­му­ха­ме­дов пони­мал, что фак­ти­че­ская репу­та­ция стра­ны-изгоя сдер­жи­ва­ет ее раз­ви­тие. Быв­ший пре­зи­дент был фигу­ран­том всех докла­дов о нару­ше­ни­ях всех мыс­ли­мых прав чело­ве­ка и демо­кра­ти­че­ских норм, а так­же объ­ек­том все­мир­ных насме­шек за про­яв­ле­ние сво­ей эго­цен­трич­но­сти. Даже Евро­пей­ский банк рекон­струк­ции и раз­ви­тия (ЕБРР) на гра­ни­це 2003–2004 годов свер­нул всю свою дея­тель­ность в Турк­ме­ни­стане и закрыл пред­ста­ви­тель­ство, как раз вви­ду мас­со­вых репрес­сий и нару­ше­ния норм демократии.

Но не толь­ко это пони­ма­ние дви­га­ло Бер­ды­му­ха­ме­до­вым. Как «моло­дой пре­зи­дент» (так Бер­ды­му­ха­ме­дов назвал сам себя на выступ­ле­нии в Колум­бий­ском уни­вер­си­те­те в 2007 году). Он хотел быть при­ня­тым в при­лич­ном обще­стве, иметь респек­та­бель­ную репу­та­цию, осо­бен­но на Запа­де, с кото­рым он свя­зы­вал извеч­ную меч­ту турк­мен­ской вла­сти – про­да­вать туда турк­мен­ский газ.

Кон­сти­ту­ция Турк­ме­ни­ста­на от 2008 года содер­жа­ла прин­цип раз­де­ле­ния вла­стей, хотя фигу­ра пре­зи­ден­та оста­лась осно­вой вла­сти, а коли­че­ство сро­ков пре­бы­ва­ния на посту никак не огра­ни­чи­ва­лось. Кон­сти­ту­ци­он­ным судом пре­не­брег­ли, в Кон­сти­ту­ции отсут­ство­ва­ло пра­во на сво­бод­ный выезд из стра­ны и воз­вра­ще­ние в нее, а сво­бо­да сло­ва и доступ к инфор­ма­ции были сфор­му­ли­ро­ва­ны так, что не име­ли без­услов­но­го дей­ствия. Но и это было боль­шим шагом вперед.

В 2008 году в стра­ну вер­нул­ся даже ЕБРР и было раз­ре­ше­но рабо­тать несколь­ким меж­ду­на­род­ным НПО – «Вра­чам без гра­ниц» и Все­мир­но­му фон­ду дикой природы.

Бер­ды­му­ха­ме­дов начал вычер­ки­вать насле­дие Ния­зо­ва. В том же 2008 году был зало­жен Мону­мент Кон­сти­ту­ции, постро­ен­ный к 2011 году, где были выби­ты две даты – 1992 год, год при­ня­тия пер­вой кон­сти­ту­ции после обре­те­ния неза­ви­си­мо­сти, и 2008 год, год при­ня­тия новой Кон­сти­ту­ции. Тем самым, Бер­ды­му­ха­ме­дов про­сто вычер­ки­вал из «кон­сти­ту­ци­он­ной» исто­рии все про­чие опы­ты над ней сво­е­го предшественника.

Вре­мя шло, Бер­ды­му­ха­ме­дов быст­ро укре­пил свою власть, изба­вив­шись от поли­ти­че­ских тяже­ло­ве­сов, даже тех, кото­рые под­дер­жа­ли его в борь­бе за власть в пер­вые часы после смер­ти Ния­зо­ва. Неза­ви­си­мые ино­стран­ные НПО были изгна­ны из Турк­ме­ни­ста­на, а сам Турк­ме­ни­стан сно­ва вер­нул­ся во все докла­ды пра­во­за­щит­ных орга­ни­за­ций, как один из глав­ных нару­ши­те­лей прав и свобод.

«Бер­ды­му­ха­ме­дов даже не вос­поль­зо­вал­ся слу­ча­ем и не изба­вил­ся от одно­го из самых ток­сич­ных наследств эпо­хи Ния­зо­ва – так и не рас­крыл инфор­ма­цию о судь­бе более полу­то­ра сотен чело­век, про­пав­ших в тюрь­мах Турк­ме­ни­ста­на, пере­пи­сав этот ток­сич­ный “актив” на себя лич­но. Это было боль­шой ошиб­кой и даже труд­но под­счи­тать, какой ущерб госу­дар­ству, как репу­та­ци­он­ный, так и финан­со­вый, это реше­ние нанес­ло», – отме­ча­ет Мамед Гель­ды­му­ра­дов, дис­си­дент (все име­на спи­ке­ров изме­не­ны в целях безопасности).

Не имея огра­ни­че­ний по коли­че­ству сро­ков пре­бы­ва­ния на посту пре­зи­ден­та, Бер­ды­му­ха­ме­дов, неза­дол­го до оче­ред­ных выбо­ров, в 2016 году ини­ци­и­ро­вал при­ня­тие новой редак­ции Кон­сти­ту­ции Турк­ме­ни­ста­на. В ней срок пре­зи­дент­ских пол­но­мо­чий уве­ли­чил­ся с 5 до 7 лет и исчез воз­раст­ной ценз в 70 лет, кото­рый огра­ни­чи­вал воз­раст долж­ност­но­го лица на пре­зи­дент­ском посту.

Побе­див на оче­ред­ных выбо­рах в 2017 году, Гур­бан­гу­лы Бер­ды­му­ха­ме­дов ини­ци­и­ро­вал при­ня­тие кон­сти­ту­ци­он­но­го зако­на, воз­вра­ща­ю­ще­го в струк­ту­ру госу­дар­ствен­ной вла­сти тот самый Халк Мас­ла­ха­ты, кото­рый он же до это­го упразд­нил. При этом его состав и струк­ту­ра пол­но­стью повто­ря­ли сво­е­го пред­ше­ствен­ни­ка вре­мен Ниязова.

Вме­сте с зако­но­твор­че­ски­ми ини­ци­а­ти­ва­ми с осо­бой силой раз­вер­ну­лась госу­дар­ствен­ная идео­ло­ги­че­ская про­па­ган­да, в первую оче­редь направ­лен­ная на сакра­ли­за­цию лич­но­сти Гур­бан­гу­лы Бер­ды­му­ха­ме­до­ва и фак­ти­че­скую инсти­ту­ци­о­на­ли­за­цию его куль­та лич­но­сти. Его неофи­ци­аль­ный тогда еще титул «Арка­даг», что в воль­ном тол­ко­ва­нии озна­ча­ет «покро­ви­тель», начал вво­дить­ся в госу­дар­ствен­ный лек­си­кон, а пес­ни посвя­щен­ные Арка­да­гу зазву­ча­ли на радио и ТВ, даже на сва­дьбах. На пара­дах и демон­стра­ци­ях сло­ган «Арка­да­га шохрат!» (с туркм. «Сла­ва покро­ви­те­лю!») появил­ся на посте­рах, транс­па­ран­тах и стал обя­за­тель­ным для скан­ди­ро­ва­ния – для школь­ни­ков, сту­ден­тов, воен­ных, любых орга­ни­зо­ван­ных для это­го в груп­пу госу­дар­ствен­ных служащих.

Даже изоб­ра­же­ние позо­ло­чен­но­го памят­ни­ка Бер­ды­му­ха­ме­до­ва ста­ло тира­жи­ро­вать­ся на всех изоб­ра­зи­тель­ных объ­ек­тах про­па­ган­ды, начи­ная от ТВ и закан­чи­вая пла­ка­та­ми в кори­до­рах каж­до­го госу­дар­ствен­но­го ведом­ства, вклю­чая и дет­ские сады. А его фото­порт­ре­ты ста­ли обя­за­тель­ны к замене каж­дый год, во всех госу­дар­ствен­ных ведом­ствах и всех при­сут­ствен­ных местах.

Подготовка наследника

Одна­ко бук­валь­но через несколь­ко меся­цев после воз­вра­та Халк Мас­ла­ха­ты, пре­зи­дент высту­пил с новой ини­ци­а­ти­вой – еще раз изме­нить систе­му госу­дар­ствен­ной вла­сти и кон­сти­ту­цию, под­го­то­вив новую ее редак­цию. В резуль­та­те рефор­мы Основ­но­го зако­на в 2020 году появил­ся двух­па­лат­ный пар­ла­мент. Ниж­няя пала­та – Медж­лис – фор­ми­ро­ва­лась по обыч­ной про­це­ду­ре и пред­став­ля­ла собой типич­ный пар­ла­мент, а верх­няя – фор­ми­ро­ва­лась на осно­ве реги­о­наль­но­го пред­ста­ви­тель­ства. При этом впер­вые в зако­но­да­тель­стве появи­лось поня­тие экс-пре­зи­ден­та и за ним пожиз­нен­но резер­ви­ро­ва­лось место в верх­ней пала­те пар­ла­мен­та, кото­рая полу­чи­ла такое же назва­ние – Халк Маслахаты.

«Мест­ные [наблю­да­те­ли] гово­рят, что реше­ние отка­зать­ся от почти абсо­лют­ной вла­сти ста­ло вынуж­ден­ным – запад­ные парт­не­ры Турк­ме­ни­ста­на дали понять Бер­ды­му­ха­ме­до­ву, что воз­врат к оди­оз­но­му насле­дию Ния­зо­ва может или даже обя­за­тель­но ска­жет­ся на раз­ви­тии поли­ти­че­ских и эко­но­ми­че­ских отно­ше­ний. И ему при­шлось сдать назад, даже более, пред­ло­жить немыс­ли­мую ранее идею о воз­мож­но­сти реги­о­нов Турк­ме­ни­ста­на быть пред­став­лен­ны­ми в верх­них эше­ло­нах вла­сти, что для наше­го суперу­ни­тар­но­го госу­дар­ства про­сто нон­сенс», – гово­рит Довлет Бай­рам­гель­ды­ев, чинов­ник в отставке.

Тем вре­ме­нем нача­ла вос­хо­дить поли­ти­че­ская «звез­да» сына Гур­бан­гу­лы Бер­ды­му­ха­ме­до­ва – Сер­да­ра. К его появ­ле­нию нача­ли гото­вить­ся зара­нее и вла­сти про­ве­ли реви­зию зако­но­да­тель­ства, что­бы избе­жать любых сомне­ний в леги­тим­но­сти его буду­ще­го при­хо­да на долж­ность президента.

Так было изме­не­но зако­но­да­тель­ство о Медж­ли­се (пар­ла­мен­те) Турк­ме­ни­ста­на, точ­нее – о ста­ту­се депу­та­та. Из зако­но­да­тель­ства была изъ­ята нор­ма, кото­рая запре­ща­ла депу­та­ту любую иную дея­тель­ность, сов­ме­щен­ную со ста­ту­сом депу­та­та, кро­ме науч­ной и пре­по­да­ва­тель­ской. При сли­я­нии несколь­ких зако­нов в один закон «О Медж­ли­се» эта нор­ма исчез­ла, что поз­во­ли­ла Сер­да­ру Бер­ды­му­ха­ме­до­ву изби­рать­ся в пар­ла­мент и быть депу­та­том, а так­же парал­лель­но зани­мать долж­но­сти в испол­ни­тель­ной власти.

Такая подуш­ка без­опас­но­сти в виде депу­тат­ства поз­во­ля­ла ему в гипо­те­ти­че­ски воз­ник­шей экс­трен­ной ситу­а­ции занять место спи­ке­ра пар­ла­мен­та и, в соот­вет­ствии с новы­ми нор­ма­ми послед­ней редак­ции Кон­сти­ту­ции, уна­сле­до­вать власть за недее­спо­соб­ным пре­зи­ден­том. Точ­но так же был лик­ви­ди­ро­ван закон, кото­рый пря­мо запре­щал одно­вре­мен­ное нахож­де­ние на госу­дар­ствен­ной служ­бе и пря­мое под­чи­не­ние близ­ких род­ствен­ни­ков. Этот закон был при­нят еще во вре­ме­на пре­зи­ден­та Ния­зо­ва в каче­стве меры про­фи­лак­ти­ки кумов­ства и кор­руп­ции. Но когда в 2019 году было при­ня­то реше­ние о вхож­де­нии Сер­да­ра в выс­ший эше­лон вла­сти, этот закон поста­нов­ле­ни­ем пре­зи­ден­та при­зна­ли утра­тив­шим силу.

Одно­вре­мен­но нача­лось хао­тич­ное, на пер­вый взгляд, пере­ме­ще­ние Сер­да­ра Бер­ды­му­ха­ме­до­ва по долж­но­стям в раз­лич­ных госу­дар­ствен­ных ведом­ствах. Он успел пора­бо­тать в Мини­стер­стве ино­стран­ных дел, в Нало­го­вой служ­бе, побы­вал на руко­во­дя­щих долж­но­стях цен­траль­но­го реги­о­на стра­ны. Все гово­ри­ло о том, что его сроч­но гото­вят к пре­зи­дент­ской долж­но­сти и ждут испол­не­ния Сер­да­ру 40 лет, кото­рые явля­ют­ся ниж­ним воз­раст­ным цен­зом для кан­ди­да­та в президенты.

Выбо­ры в верх­нюю пала­ту пар­ла­мен­та в 2021 году ста­ли раз­ви­ти­ем интри­ги – в послед­ний день выдви­же­ния кан­ди­да­тов в депу­та­ты, неожи­дан­но для всех, без веде­ния пред­вы­бор­ной кам­па­нии, дей­ству­ю­щий пре­зи­дент Гур­бан­гу­лы Бер­ды­му­ха­ме­дов был заре­ги­стри­ро­ван кан­ди­да­том. А на сле­ду­ю­щей же день был избран в состав верх­ней пала­ты пар­ла­мен­та. Сто­ит отме­тить, что сде­ла­но это было в нару­ше­нии нор­мы Кон­сти­ту­ции Турк­ме­ни­ста­на, кото­рая пря­мо запре­ща­ет сов­ме­ще­ние долж­но­сти пре­зи­ден­та и депу­та­та парламента.

Тем не менее, на пер­вом же засе­да­нии пала­ты пре­зи­ден­та Бер­ды­му­ха­ме­до­ва избра­ли ее пред­се­да­те­лем по сов­ме­сти­тель­ству с заня­ти­ем долж­но­сти дей­ству­ю­ще­го пре­зи­ден­та. Таким обра­зом, гла­ва испол­ни­тель­ной вла­сти стал одно­вре­мен­но и гла­вой верх­ней пала­ты вла­сти законодательной.

Этот поли­ти­че­ский куль­бит оза­да­чил мно­гих – долж­ность гла­вы верх­ней пала­ты пар­ла­мен­та, осо­бен­но в нача­ле ее фор­ми­ро­ва­ния, под­ра­зу­ме­ва­ет серьез­ные нагруз­ки и боль­шое коли­че­ство рабо­че­го вре­ме­ни для испол­не­ния долж­ност­ных обя­зан­но­стей. Но Гур­бан­гу­лы Бер­ды­му­ха­ме­дов ничем этим утруж­дать себя не стал, пере­по­ру­чив всю фор­маль­ную рабо­ту сво­е­му заме­сти­те­лю, про­де­мон­стри­ро­вав, что эта долж­ность для него явля­ет­ся номи­наль­ной и зна­чит для него не так много.

И вот в кон­це 2021 года пре­зи­дент Бер­ды­му­ха­ме­дов вдруг заго­во­рил о необ­хо­ди­мо­сти «дать доро­гу моло­дым». Одна­ко отме­тил, что дале­ко ухо­дить не соби­ра­ет­ся, а хочет сосре­до­то­чить­ся на рабо­те по руко­вод­ству верх­ней пала­той парламента.

В нача­ле фев­ра­ля пар­ла­мент выпу­стил ску­пое сооб­ще­ние о том, что вне­оче­ред­ные выбо­ры пре­зи­ден­та состо­ят­ся 12 мар­та 2022 года. Излишне напо­ми­нать, что в резуль­та­те ско­ро­теч­ной выбор­ной гон­ки побе­дил его сын Сер­дар. Но сам Гур­бан­гу­лы Бер­ды­му­ха­ме­дов не ушел в нику­да. Оста­ва­ясь на долж­но­сти пред­се­да­те­ля верх­ней пала­ты пар­ла­мен­та, он посто­ян­но испод­воль демон­стри­ро­вал свое при­сут­ствие и влияние.

«Уйдя на какое-то вре­мя в тень, Гур­бан­гу­лы Бер­ды­му­ха­ме­дов затем начал появ­лять­ся в пуб­лич­ном про­стран­стве все боль­ше и про­яв­лять себя вполне хозя­и­ном поло­же­ния, совер­шал зару­беж­ные визи­ты, при­ни­мал высо­ко­по­став­лен­ных ино­стран­ных визи­те­ров, даже устра­и­вал раз­но­сы чинов­ни­кам, на что в сво­ем каче­стве уже пра­ва не имел. Ста­ло понят­но, что он на пен­сию не соби­ра­ет­ся, а эта долж­ность его тяго­тит», – отме­ча­ет Довлет Бай­рам­гель­ды­ев, чинов­ник в отставке.

Все будет Аркадаг

Насто­я­щей стра­стью Бер­ды­му­ха­ме­до­ва-стар­ше­го стал новый город, кото­рый изна­чаль­но назва­ли Ахал-сити. Он пла­ни­ро­вал­ся, как сто­ли­ца цен­траль­но­го реги­о­на Турк­ме­ни­ста­на – Ахаль­ско­го вела­я­та (обла­сти), и был зало­жен с нуля в 30 кило­мет­рах запад­нее дей­ству­ю­щей сто­ли­цы Ашха­ба­да. Мно­гие дру­гие строй­ки стра­ны были оста­нов­ле­ны, а все ресур­сы направ­ле­ны на стро­и­тель­ство это­го города.

Сам Бер­ды­му­ха­ме­дов-стар­ший зани­мал­ся пла­ни­ро­ва­ни­ем и созда­ни­ем дизай­на почти все­го – от рас­по­ло­же­ния зда­ний, улиц и их назва­ний, в том чис­ле и в честь его род­ствен­ни­ков, до кана­ли­за­ци­он­ных люков и фона­рей. В осно­ву была поло­же­на «кон­цеп­ция умно­го горо­да», хотя никто и нико­гда тол­ком не объ­яс­нял обще­ству, что это означает.

Когда стро­и­тель­ство горо­да под­хо­ди­ло к кон­цу, появи­лась дав­но ожи­да­е­мая ини­ци­а­ти­ва назвать этот новый город – Арка­даг, в честь Гур­бан­гу­лы Бер­ды­му­ха­ме­до­ва, вер­нее его нефор­маль­но­го титу­ла. Что тут же и было сде­ла­но – пар­ла­мент утвер­дил новый город Арка­даг в спис­ке насе­лен­ных пунк­тов Турк­ме­ни­ста­на, а уже в 2023 году ему был при­сво­ен «госу­дар­ствен­ный ста­тус», что тоже оста­лось неяс­ным, тако­го ста­ту­са не име­ет даже сто­ли­ца Турк­ме­ни­ста­на Ашхабад.

И сра­зу после это­го Бер­ды­му­хам­ме­дов-стар­ший объ­явил о рас­ши­ре­нии горо­да Арка­даг и про­дол­же­нии стро­и­тель­ства, что сра­зу поро­ди­ло слу­хи о воз­мож­ном пере­но­се сто­ли­цы Турк­ме­ни­ста­на. По сло­вам одно­го дис­си­ден­та, всё в стране ско­ро будет Арка­даг. Даже дей­ству­ю­ще­го пре­зи­ден­та Сер­да­ра Бер­ды­му­ха­ме­до­ва сей­час в СМИ и в офи­ци­аль­ных обра­ще­ни­ях назы­ва­ют «Арка­даг­лы Сер­дар», что озна­ча­ет Сер­дар, сын Арка­да­га, заго­няя его в под­чи­нен­ное положение.

Возврат к началу

В 2023 году вла­сти реши­ли вновь изме­нить Кон­сти­ту­цию стра­ны и струк­ту­ру госу­дар­ствен­ной вла­сти. В янва­ре на засе­да­нии пар­ла­мен­та было реше­но лик­ви­ди­ро­вать верх­нюю пала­ту и в тре­тий раз создать струк­ту­ру Халк Мас­ла­ха­ты. Он сно­ва вби­ра­ет в себя все вет­ви вла­сти, а так­же пред­ста­ви­те­лей СМИ, проф­со­ю­зов, обще­ствен­но­сти и так далее.

То есть, про­изо­шел пол­ный воз­врат к струк­ту­ре вла­сти вре­мен Сапар­му­ра­та Ния­зо­ва. Но с одним важ­ным отли­чи­ем. Пре­зи­дент Сер­дар Бер­ды­му­ха­ме­дов под­пи­сал указ, соглас­но кото­ро­му вновь создан­ный Халк Мас­ла­ха­ты воз­гла­вил его отец – Гур­бан­гу­лы Бердымухамедов.

По зако­но­да­тель­ству, реше­ния Халк Мас­ла­ха­ты обя­за­тель­ны к испол­не­нию все­ми вет­вя­ми вла­сти, в том чис­ле и гла­вой госу­дар­ства.  То есть пре­зи­дент сам себе и все­му госу­дар­ству сво­им ука­зом назна­чил началь­ни­ка в виде никем не избран­но­го для этой роли Гур­бан­гу­лы Бердымухамедова.

Вла­сти сами видят изъ­я­ны в леги­тим­но­сти про­изо­шед­ше­го, поэто­му под­стра­хо­ва­лись. В кон­сти­ту­ци­он­ном законе «О Халк Мас­ла­ха­ты» гово­рит­ся, что в слу­чае недее­спо­соб­но­сти пред­се­да­те­ля Халк Мас­ла­ха­ты, его пол­но­мо­чия пере­хо­дят к пре­зи­ден­ту Турк­ме­ни­ста­на. И наобо­рот, пред­се­да­тель Халк Мас­ла­ха­ты может брать на себя обя­зан­но­сти пре­зи­ден­та Турк­ме­ни­ста­на в слу­чае его недее­спо­соб­но­сти и про­чих обстоятельств.

«Учи­ты­вая то, что обе выс­шие в стране долж­но­сти зани­ма­ют отец и сын, они же кон­тро­ли­ру­ют все вет­ви и орга­ны вла­сти и дуб­ли­ру­ют в этом друг дру­га, мы име­ем дело с узур­па­ци­ей вла­сти одной семьей и постро­е­ни­ем дина­стий­ной псев­до­де­мо­кра­тии или паро­дии даже на нее. […] Созда­ва­лось впе­чат­ле­ние, что вла­сти боят­ся, сомне­ва­ют­ся делать какой-то шаг, а сде­лав, сда­ют обрат­но. Но теперь “все в поряд­ке”, теперь вся власть в руках одной семьи, и они ее нико­гда и нико­му отда­вать не соби­ра­ют­ся», – гово­рит поли­то­лог и пуб­ли­цист Кумуш Бай­ри­е­ва.

Ко все­му про­че­му 21 янва­ря 2023 года был при­нят еще один кон­сти­ту­ци­он­ный закон, кото­рый наде­ля­ет Гур­бан­гу­лы Бер­ды­му­ха­ме­до­ва поис­ти­не монар­ши­ми, коро­лев­ски­ми пол­но­мо­чи­я­ми и при­ви­ле­ги­я­ми. Он носит назва­ние «О Наци­о­наль­ном Лиде­ре Турк­мен­ско­го наро­да». На его осно­ва­нии он име­ет неогра­ни­чен­ное пра­во вли­я­ния на фор­ми­ро­ва­ние всей госу­дар­ствен­ной поли­ти­ки и непо­сред­ствен­ное управ­ле­ние госу­дар­ством, на всю обще­ствен­но-поли­ти­че­скую жизнь в стране и госу­дар­стве. При этом Наци­о­наль­ный лидер име­ет пол­ный имму­ни­тет и абсо­лют­ную неприкосновенность.

«Не будучи избран­ным наро­дом, но имея огром­ные пол­но­мо­чия, Арка­даг в каче­стве наци­о­наль­но­го лиде­ра не име­ет не толь­ко леги­тим­но­сти, но не несет ника­ких обя­зан­но­стей в под­от­чет­но­сти наро­ду или пар­ла­мен­ту. Вот это вызы­ва­ет силь­ные опа­се­ния. Ему не нуж­но быть “пожиз­нен­ным пре­зи­ден­том”, не нуж­но забо­тить­ся о выбо­рах, уни­жать свое досто­ин­ство сорев­но­ва­ни­ем с “про­сты­ми смерт­ны­ми”. Теперь он выше это­го, он гото­вит­ся вой­ти в исто­рию турк­мен­ско­го наро­да Наци­о­наль­ным Лиде­ром. Вот толь­ко жаль, что у наро­да не спро­си­ли, нужен ли ему новый царь…», – резю­ми­ру­ет Кумуш Байриева.

Автор: Сердар Айтаков

Источник: https://cabar.asia/ru/turkmenistan-involyutsiya-vlasti

Спецпроекты

Каракалпакстан: кризис или путь к суверенитету?

Дело 25 Санджара: заговор против Ниязова

Аналитика

Интервью/мемуары

29.02.2024

Как создавался манат (часть 3)

1 ноября 2023 года исполнилось 30 лет со дня введения туркменской национальной валюты – маната. Публикуем третью часть воспоминаний об этом событии Аннадурды Хаджиева, занимавшего в те годы ответственные должности в Государственном Центральном банке Туркменистана. В настоящее время Хаджиев проживает в Болгарии, где получил убежище из-за преследований на родине. Вторая часть воспоминаний, опубликованная 10 января 2024 года (далее…)

10.01.2024

Из истории введения туркменского маната (часть 2)

1 ноября 2023 года исполнилось 30 лет со дня введения туркменской национальной валюты – маната. Публикуем вторую часть воспоминаний об этом событии Аннадурды Хаджиева, занимавшего в те годы ответственные должности в Государственном Центральном банке Туркменистана. В настоящее время Хаджиев проживает в Болгарии, где получил убежище из-за преследований на родине. Первая часть воспоминаний, опубликованная 1 ноября 2023 года (далее…)

01.11.2023

Из истории введения туркменского маната (часть 1)

1 ноября исполняется 30 лет со дня введения туркменской национальной валюты – маната. Ниже публикуются отрывки из воспоминаний об этом событии Аннадурды Хаджиева, занимавшего в те годы ответственные должности в Государственном Центральном банке Туркменистана. В настоящее время Хаджиев проживает в Болгарии, где получил убежище из-за преследований на родине. (далее…)

Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять