Главная | Из СМИ | Туркменский бросок на Запад. Ашхабад реанимирует проект Nabucco
Из СМИ

Туркменский бросок на Запад. Ашхабад реанимирует проект Nabucco

Скачать изображение

Трубопроводная мегаломания туркменских властей, похоже, из цели начинает превращать власти Туркменистана в заложников, окончательно превращаясь в идеологию, сверхидею. Естественные намерения продавать главное богатство страны – природный газ там, где это возможно, ничем предосудительным назвать нельзя, наоборот. Однако методы, используемые туркменским руководством в поисках «многовекторности» газовой политики, грозят им потерей лица и репутации договороспособного партнера.

Не так дав­но китай­ские вла­сти недву­смыс­лен­но дали понять турк­мен­ским кол­ле­гам, что пове­де­ние послед­них нача­ло выби­вать­ся из норм «стра­те­ги­че­ско­го парт­нер­ства» (см. «НГ» от 29.10.23) и фак­ти­че­ский сабо­таж турк­мен­ской сто­ро­ной его раз­ви­тия уже вызы­ва­ет вопро­сы. Сиг­нал был при­нят, и пре­зи­дент Турк­ме­ни­ста­на Сер­дар Бер­ды­му­ха­ме­дов назна­чил руко­вод­ство Меж­пра­ви­тель­ствен­но­го турк­мен­ско-китай­ско­го коми­те­та по сотруд­ни­че­ству и его под­ко­ми­те­тов с турк­мен­ской сто­ро­ны, чем пере­за­пу­стил забук­со­вав­ший дол­гое вре­мя пере­го­вор­ный про­цесс, в том чис­ле и по постав­кам газа по стро­я­щей­ся чет­вер­той вет­ке D‑системы газо­про­во­дов Туркменистан–Китай.

Реа­ли­за­ция еще одно­го транс­кон­ти­нен­таль­но­го про­ек­та – TAPI (Туркменистан–Афганистан–Пакистан–Индия), так­же став­ше­го само­сто­я­тель­ной идео­ло­ге­мой турк­мен­ской поли­ти­ки, как выяс­ни­лось, столк­нул­ся с неожи­дан­ным для турк­мен­ских стра­те­гов пре­пят­стви­ем в виде санк­ций США в отно­ше­нии нынеш­них вла­стей Афга­ни­ста­на. Одна­ко, по уве­ре­ни­ям руко­вод­ства ком­па­нии «TAPI Pipeline» (90% при­над­ле­жит гос­кон­цер­ну «Турк­мен­газ»), они уже обра­ти­лись к вла­стям США «…с прось­бой осла­бить санк­ции про­тив пра­ви­тель­ство «Тали­ба­на» (запре­ще­но в РФ) для реа­ли­за­ции газо­про­во­да TAPI». Насколь­ко отзыв­чи­вы­ми на эту прось­бу ока­жут­ся вла­сти США, пока­жет вре­мя, а пока тема TAPI почти исчез­ла из повест­ки турк­мен­ских СМИ, усту­пив опи­са­ни­ям геро­и­че­ских уси­лий мини­стра ино­стран­ных дел Турк­ме­ни­ста­на Раши­да Мере­до­ва по реа­ли­за­ции идеи Тран­с­кас­пий­ско­го трубопровода.

Исто­рия идеи стро­и­тель­ства Тран­с­кас­пий­ско­го газо­про­во­да воз­ник­ла почти сра­зу с обре­те­ни­ем Турк­ме­ни­ста­ном неза­ви­си­мо­сти и успе­ла побы­вать в соста­ве так и нере­а­ли­зо­ван­но­го про­ек­та газо­про­во­да Nabucco, под­ра­зу­ме­вав­ше­го в первую оче­редь опо­ру на ресурс­ную базу рес­пуб­ли­ки. Акту­аль­ность это­го тру­бо­про­во­да посто­ян­но под­чер­ки­ва­ли турк­мен­ские вла­сти, даже после того как пред­ста­ви­те­ли Евро­пей­ско­го сою­за пря­мо заяви­ли на пере­го­во­рах с турк­мен­ской сто­ро­ной о том, что берут курс на безуг­ле­род­ную эко­но­ми­ку и в иско­па­е­мом топ­ли­ве боль­ше не нуж­да­ют­ся (см. «НГ» от 28.10.21).

Одна­ко пере­фор­ма­ти­ро­ва­ние газо­во­го рын­ка Евро­пы и мира послед­них лет пода­ри­ло этой идее еще один шанс – до заяв­лен­но­го евро­пей­ски­ми вла­стя­ми «зеле­но­го пере­хо­да» еще дале­ко, а баланс при­род­но­го газа в Евро­пе сво­дить все труд­нее. И, в свою оче­редь, турк­мен­ским вла­стям ста­но­вит­ся все труд­нее сво­дить баланс меж­ду про­ва­ла­ми в неэф­фек­тив­ной эко­но­ми­че­ской поли­ти­ке, идео­ло­ги­че­ски­ми дог­ма­ми, про­воз­гла­ша­ю­щи­ми «сча­стье и про­цве­та­ние» турк­мен­ско­го наро­да, и меж­ду­на­род­ны­ми обя­за­тель­ства­ми, опи­ра­ю­щи­ми­ся на прин­цип нейтралитета.

Две «кас­пий­ские» кон­вен­ции – Рамоч­ная кон­вен­ция по защи­те мор­ской сре­ды Кас­пий­ско­го моря (Теге­ран­ская, 2003 года, всту­пи­ла в силу в 2006 году) и Кон­вен­ция о пра­во­вом ста­ту­се Кас­пий­ско­го моря (Акта­ус­кая, 2018 года, не всту­пи­ла в силу) – содер­жат мно­го пра­во­вых лакун и еще не реа­ли­зо­ван­ных допол­ни­тель­ных пра­во­вых норм, что сдер­жи­ва­ет нача­ло транс­гра­нич­ных про­ек­тов как фор­маль­но, так и по прин­ци­пу «доб­рой воли» – не начи­нать такой дея­тель­но­сти до завер­ше­ния всех фор­маль­ных про­це­дур. Но глав­ны­ми пре­пят­стви­я­ми на пути стро­и­тель­ства Тран­с­кас­пий­ско­го тру­бо­про­во­да раз­лич­ны­ми пере­го­вор­щи­ка­ми, вклю­чая и рос­сий­ских, озву­чи­ва­ет­ся оза­бо­чен­ность эко­ло­ги­че­ской без­опас­но­стью таких про­ек­тов. Пони­мая, с одной сто­ро­ны, дей­ствен­ность таких аргу­мен­тов, а с дру­гой сто­ро­ны – их пра­во­вую и бук­валь­ную неопре­де­лен­ность, турк­мен­ская сто­ро­на нача­ла пре­вен­тив­ную ата­ку на пози­ции рос­сий­ской сто­ро­ны, кото­рая, как счи­та­ют в Ашха­ба­де, будет глав­ным оппо­нен­том стро­и­тель­ства Тран­с­кас­пия и будет исполь­зо­вать имен­но эко­ло­ги­че­ские аргу­мен­ты про­тив его реализации.

Летом это­го года на сове­ща­нии по кас­пий­ской про­бле­ма­ти­ке Рашид Мере­дов в сла­бо заву­а­ли­ро­ван­ной фор­ме в при­сут­ствии посла РФ обви­нил Рос­сию в созда­нии глав­ной эко­ло­ги­че­ской про­бле­мы Кас­пий­ско­го моря – пони­же­нии его уров­ня и эко­ло­ги­че­ских и эко­но­ми­че­ских послед­ствий это­го. На про­шед­шем на минув­шей неде­ле сове­ща­нии мини­стров ино­стран­ных дел «Кас­пий­ской пятер­ки» Мере­дов при­звал не толь­ко к ско­рей­ше­му при­ня­тию нера­ти­фи­ци­ро­ван­ных норм кас­пий­ских кон­вен­ций, но и к созда­нию фак­ти­че­ски ново­го пра­во­во­го меха­низ­ма оцен­ки при­чин, послед­ствий и ущер­ба, вызван­но­го пони­же­ни­ем уров­ня Кас­пий­ско­го моря, апри­о­ри под­ра­зу­ме­вая роль Рос­сии в нем как стра­ны с самым боль­шим водо­сбо­ром рек, пита­ю­щих Кас­пий. Парал­лель­но Турк­ме­ни­стан ини­ци­и­ру­ет ряд эко­ло­ги­че­ских про­грамм, ста­ра­ясь при­дать им ста­тус орга­нов ООН и раз­ме­стив их при­сут­ствие на сво­ей тер­ри­то­рии с целью при­да­ния их дея­тель­но­сти и их науч­ным и пра­во­вым выво­дам ста­тус мне­ния ООН. Стра­те­гия с опо­рой на ООН явля­ет­ся хоро­шо извест­ным дипло­ма­ти­че­ским при­е­мом вла­стей Турк­ме­ни­ста­на и лич­но Раши­да Мере­до­ва – в Ашха­ба­де дол­гое вре­мя при­сут­ству­ет Реги­о­наль­ный центр пре­вен­тив­ной дипло­ма­тии ООН, его люби­мое дети­ще, прав­да с мало кому извест­ны­ми резуль­та­та­ми рабо­ты. Тем не менее воз­рас­та­ю­щая экс­прес­сив­ность Турк­ме­ни­ста­на в поис­ках леги­ти­ма­ции пра­ва на стро­и­тель­ство Тран­с­кас­пий­ско­го тру­бо­про­во­да не оста­лась неза­ме­чен­ной. Тем более что это не един­ствен­ные сиг­на­лы, кото­рые пода­ет Турк­ме­ни­стан в деле готов­но­сти про­из­ве­сти бро­сок со сво­им газом на Запад.

Не сек­рет, что дли­тель­ное вре­мя основ­ным пре­пят­стви­ем в раз­ви­тии отно­ше­ний Турк­ме­ни­ста­на с Евро­пой были про­бле­мы с пра­ва­ми чело­ве­ка – от судеб про­пав­ших в турк­мен­ских тюрь­мах, махи­на­ций на выбо­рах, исполь­зо­ва­ния при­ну­ди­тель­но­го тру­да, про­блем с пра­ва­ми жен­щин до сво­бо­ды выез­да из стра­ны и сво­бо­ды сло­ва, вклю­чая прак­ти­че­ски пол­но­стью забло­ки­ро­ван­ный интер­нет. В послед­нее вре­мя ко всем этим про­бле­мам доба­вил­ся фак­тор колос­саль­ных выбро­сов мета­на из добы­ва­ю­щей и транс­пор­ти­ру­ю­щей газ инфра­струк­ту­ры, по удель­но­му пока­за­те­лю самый боль­шой в мире, что для Евро­пы и США явля­ет­ся пря­мым вызо­вом их «зеле­ной повестке».

И вот сей­час турк­мен­ские вла­сти нача­ли при­ла­гать мас­су уси­лий к тому, что­бы под­пра­вить свой имидж. Мно­го­чис­лен­ные заяв­ле­ния о стро­гом соблю­де­нии прав жен­щин, визи­ты ино­стран­ных деле­га­ций в тюрь­мы, как состо­яв­ши­е­ся, так и пла­ни­ру­е­мые, при­ем деле­га­ции Меж­ду­на­род­ной орга­ни­за­ции тру­да для демон­стра­ции отсут­ствия тру­да при­ну­ди­тель­но­го – таких тело­дви­же­ний в послед­нее вре­мя не счесть, вклю­чая и допуск аме­ри­кан­ских экс­пер­тов по утеч­кам мета­на к свя­тая свя­тых турк­мен­ской вла­сти – газо­транс­порт­ной систе­ме. Да, вла­сти под­чи­ща­ют имидж, но не кар­му – дел, реаль­но при­во­дя­щих к изме­не­ни­ям на инсти­ту­ци­о­наль­ном и, самое глав­ное, на уровне облег­че­ния жиз­ни про­сто­го наро­да, не про­ис­хо­дит. И про­изой­ти не может. Дух Nabucco не дает.

Автор: Сердар Айтаков, политолог, эксперт по Центральной Азии

Источник: https://www.ng.ru/courier/2023-12-10/11_8898_nabucco.html

Спецпроекты

Каракалпакстан: кризис или путь к суверенитету?

Дело 25 Санджара: заговор против Ниязова

Аналитика

Интервью/мемуары

29.02.2024

Как создавался манат (часть 3)

1 ноября 2023 года исполнилось 30 лет со дня введения туркменской национальной валюты – маната. Публикуем третью часть воспоминаний об этом событии Аннадурды Хаджиева, занимавшего в те годы ответственные должности в Государственном Центральном банке Туркменистана. В настоящее время Хаджиев проживает в Болгарии, где получил убежище из-за преследований на родине. Вторая часть воспоминаний, опубликованная 10 января 2024 года (далее…)

10.01.2024

Из истории введения туркменского маната (часть 2)

1 ноября 2023 года исполнилось 30 лет со дня введения туркменской национальной валюты – маната. Публикуем вторую часть воспоминаний об этом событии Аннадурды Хаджиева, занимавшего в те годы ответственные должности в Государственном Центральном банке Туркменистана. В настоящее время Хаджиев проживает в Болгарии, где получил убежище из-за преследований на родине. Первая часть воспоминаний, опубликованная 1 ноября 2023 года (далее…)

01.11.2023

Из истории введения туркменского маната (часть 1)

1 ноября исполняется 30 лет со дня введения туркменской национальной валюты – маната. Ниже публикуются отрывки из воспоминаний об этом событии Аннадурды Хаджиева, занимавшего в те годы ответственные должности в Государственном Центральном банке Туркменистана. В настоящее время Хаджиев проживает в Болгарии, где получил убежище из-за преследований на родине. (далее…)

Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять