Главная | Из СМИ | Туркменский парламент не станет местом для дискуссий
Из СМИ

Туркменский парламент не станет местом для дискуссий

Руководить новым парламентом Туркменистана по-прежнему будет Гурбангулы Бердымухамедов. Фото с сайта www.turkmenistan.gov.tm Скачать изображение

Выборы депутатов в республике прошли в праздничной атмосфере

Выбо­ры депу­та­тов пар­ла­мен­та Турк­ме­ни­ста­на и орга­нов мест­ной испол­ни­тель­ной вла­сти 26 мар­та при­зна­ны состо­яв­ши­ми­ся. Об этом заявил пред­се­да­тель ЦИКа Гул­му­рад Мура­дов на бри­фин­ге в поне­дель­ник. Они были сво­бод­ны­ми и откры­ты­ми. Такой вывод сде­лал наблю­дав­ший за ходом изби­ра­тель­ной кам­па­нии и голо­со­ва­ни­ем гене­раль­ный сек­ре­тарь СНГ Сер­гей Лебе­дев. Ана­ло­гич­ные оцен­ки дали и пред­ста­ви­те­ли и дру­гих реги­о­наль­ных и меж­ду­на­род­ных организаций.

Пар­ла­мент­ские выбо­ры в Турк­ме­ни­стане про­шли доволь­но тихо и меж­ду­на­род­ной оглас­ки не полу­чи­ли, как, напри­мер, это было в Казах­стане, где 19 мар­та выби­ра­ли депу­та­тов пар­ла­мен­та по спис­кам от пар­тий и мажо­ри­тар­ным окру­гам. Одна­ко в ито­ге полу­чи­ли под­кон­троль­ный пре­зи­ден­ту пар­ла­мент. Что уж гово­рить о Турк­ме­ни­стане, где пар­ла­мент нико­гда не был местом для дискуссий.

Явка на выбо­рах была рекорд­но высо­кой. По дан­ным турк­мен­ско­го ЦИКа, про­го­ло­со­ва­ли почти 3,19 млн чело­век, что соста­ви­ло 91,12% от чис­ла всех заре­ги­стри­ро­ван­ных изби­ра­те­лей. При этом допод­лин­но неиз­вест­на общая чис­лен­ность насе­ле­ния. Пере­пись, про­ве­ден­ная еще в 2012 году, засек­ре­че­на. По сло­вам экс­пер­та по Цен­траль­ной Азии Сер­да­ра Айта­ко­ва, кос­вен­ные дан­ные о мигра­ции из стра­ны гово­рят о том, что за послед­ние 10 лет Турк­ме­ни­стан поки­ну­ли око­ло 2 млн чело­век. Оце­ноч­ные циф­ры пред­ва­ри­тель­ной пере­пи­си, про­ве­ден­ной в 2021 году, сви­де­тель­ству­ют о том, что в стране про­жи­ва­ют око­ло 2,5 млн чело­век, что явля­ет­ся рекорд­ной убы­лью насе­ле­ния, пря­мо гово­ря­щей о депопуляции.

Гла­ва ЦИКа Гул­му­рад Мура­дов, отме­тил, что нынеш­ние выбо­ры отли­ча­лись от про­ве­ден­ных ранее боль­шим коли­че­ством заре­ги­стри­ро­ван­ных кан­ди­да­тов. Так, в депу­та­ты бал­ло­ти­ро­ва­лись 175 кан­ди­да­тов от поли­ти­че­ских пар­тий и 83 – от групп граж­дан. Как сооб­ща­ет пра­ви­тель­ствен­ный пор­тал «Турк­ме­ни­стан – Золо­той век», на пра­во пред­став­лять сво­их изби­ра­те­лей в наци­о­наль­ном пар­ла­мен­те пре­тен­до­ва­ли самые достой­ные, поль­зу­ю­щи­е­ся боль­шим ува­же­ни­ем и дове­ри­ем сооте­че­ствен­ни­ков граж­дане. На каж­дое место депу­та­та медж­ли­са было заре­ги­стри­ро­ва­но несколь­ко кан­ди­да­тов. Таким обра­зом, выбо­ры про­шли на широ­кой аль­тер­на­тив­ной осно­ве, на прин­ци­пах демо­кра­тии и гласности.

Ген­сек СНГ Сер­гей Лебе­дев в поне­дель­ник на ито­го­вом бри­фин­ге заявил, что выбо­ры были сво­бод­ны­ми и откры­ты­ми – таков вывод наблю­да­те­лей от СНГ. «Под­го­тов­ка к выбо­рам шла доста­точ­но орга­ни­зо­ван­но, чет­ко, ска­зы­вал­ся бога­тый опыт Цен­триз­бир­ко­ма. Мы мно­го раз быва­ли в Турк­ме­ни­стане на выбо­рах, и у нас есть воз­мож­ность срав­ни­вать», – ска­зал Сер­гей Лебе­дев. Он назвал два суще­ствен­ных отли­чия нынеш­них выбо­ров от преды­ду­щих: каче­ствен­но повы­си­лась орга­ни­за­ция кам­па­нии и более точ­ной ста­ла реги­стра­ция изби­ра­те­лей, что прак­ти­че­ски исклю­чи­ло тех­ни­че­ские ошиб­ки при состав­ле­нии спис­ков, кото­рые были в сво­бод­ном досту­пе на всех участ­ках. Улуч­ши­лась инфор­ма­ци­он­ная рабо­та с изби­ра­те­ля­ми. Глав­ное, по его мне­нию, отли­чие – это повы­ше­ние зре­ло­сти элек­то­ра­та, что харак­тер­но как для Турк­ме­ни­ста­на, так и для дру­гих стран Содру­же­ства. Он так­же выде­лил харак­тер­ную осо­бен­ность выбо­ров в Турк­ме­ни­стане – празд­нич­ную атмо­сфе­ру мероприятия.

У неза­ви­си­мых экс­пер­тов иная оцен­ка выбо­ров. Нынеш­ние выбо­ры, рав­но как и все преды­ду­щие, «про­шли без огонь­ка». Если и были встре­чи с изби­ра­те­ля­ми, то мас­со­во о них извест­но не было. СМИ если и пуб­ли­ко­ва­ли отче­ты о встре­чах кан­ди­да­тов в депу­та­ты с про­из­вод­ствен­ни­ка­ми, то совсем вяло. Это ука­зы­ва­ет, что власть отво­дит зако­но­да­тель­ной вет­ви роль «испол­ни­те­ля».

«В ходе изби­ра­тель­ной кам­па­нии не было и меж­пар­тий­ной поле­ми­ки меж­ду кан­ди­да­та­ми. В Турк­ме­ни­стане заре­ги­стри­ро­ва­но все­го три пар­тии – Демо­кра­ти­че­ская, Аграр­ная и Пар­тия пред­при­ни­ма­те­лей и про­мыш­лен­ни­ков. По сути, все они, по замыс­лу турк­мен­ских вла­стей, долж­ны являть­ся пред­ста­ви­те­ля­ми соот­вет­ству­ю­щих соци­аль­ных групп. Демо­кра­ти­че­ская – это каста, даже не пар­тия – госу­дар­ствен­ной бюро­кра­тии, уна­сле­до­ва­ла в 90‑е струк­ту­ру Ком­пар­тии Турк­мен­ской ССР и не меня­ла сво­е­го пред­на­зна­че­ния по обслу­жи­ва­нию дей­ству­ю­щей вла­сти. Соот­вет­ствен­но Аграр­ная пар­тия долж­на была пред­став­лять инте­ре­сы агра­ри­ев, а Пар­тия пред­при­ни­ма­те­лей и про­мыш­лен­ни­ков – инте­ре­сы биз­не­са. Но, учи­ты­вая чрез­мер­но корот­кий поли­ти­че­ский пово­док, на кото­ром их дер­жит власть, ни чьих инте­ре­сов эти пар­тии не пред­став­ля­ют, а лишь озву­чи­ва­ют нюан­сы соци­аль­ной, аграр­ной поли­ти­ки и поли­ти­ки в обла­сти пред­при­ни­ма­тель­ства. Ника­ких поли­ти­че­ских лозун­гов, кро­ме сер­виль­ных, пар­тии не выдви­га­ют, соб­ствен­ных поли­ти­че­ских целей не име­ют, рав­но как и чет­ких про­грамм», – ска­зал «НГ» Сер­дар Айтаков.

По его сло­вам, все кан­ди­да­ты на ста­дии ран­не­го отбо­ра про­ве­ря­ют­ся спец­служ­ба­ми не толь­ко на лояль­ность их самих и их пред­ков. «В Турк­ме­ни­стане вооб­ще для любо­го началь­ства обя­за­тель­но предо­став­ле­ние в спе­ци­аль­ные орга­ны све­де­ний о всех род­ствен­ни­ках в трех коле­нах, вклю­чая их послуж­ной спи­сок, нали­чие суди­мо­стей и взыс­ка­ний (не важ­но, при какой вла­сти, важ­на лояль­ность любой), а так­же места погре­бе­ния. Вся эта инфор­ма­ция пода­ет­ся самим кан­ди­да­том в депу­та­ты и парал­лель­но соби­ра­ет­ся спец­служ­ба­ми. Про­ве­ря­ет­ся не толь­ко лояль­ность в прин­ци­пе, но соби­ра­ет­ся вся инфор­ма­ция о воз­мож­ных боле­вых точ­ках потен­ци­аль­но­го депу­та­та, что, в свою оче­редь, обес­пе­чи­ва­ет его лояль­ность на депу­тат­ском посту», – под­черк­нул Айта­ков. Так что за резуль­та­ты выбо­ров в турк­мен­ский пар­ла­мент мож­но не бес­по­ко­ить­ся. Об этом уже побес­по­ко­и­лись все, кому это поло­же­но по службе.

По мне­нию турк­мен­ско­го поли­то­ло­га Кумуш Бай­ри­е­вой, турк­мен­ский пар­ла­мент все­гда был по боль­шей части местом для быв­ших чинов­ни­ков, кото­рые были лояль­ны, но в струк­ту­ру вла­сти не попа­ли. Это не исклю­ча­ет того, что в пар­ла­мен­те есть и про­фес­си­о­на­лы-закон­ни­ки, но таких все­гда, как пра­ви­ло, мень­шин­ство. Соб­ствен­но зако­но­твор­че­ством зани­мал­ся аппа­рат само­го медж­ли­са (ниж­ней пала­ты пар­ла­мен­та. – «НГ») и, по боль­шей части, пра­во­вой отдел адми­ни­стра­ции пре­зи­ден­та, кото­рый спус­кал зако­но­про­ек­ты для при­ня­тия либо отправ­лял наверх, что­бы пре­зи­дент высту­пал с ини­ци­а­ти­вой его принятия.

«Местом для дис­кус­сий медж­лис Турк­ме­ни­ста­на не был, как и местом поли­ти­че­ской состя­за­тель­но­сти, плю­ра­лиз­ма. Для интриг, склок, реги­о­наль­но­го, пле­мен­но­го и кла­но­во­го лоб­биз­ма – да, но в меру узких поли­ти­че­ских и лоб­бист­ских воз­мож­но­стей самих депу­та­тов. Види­мо, имен­но такая состя­за­тель­ность и есть про­яв­ле­ние поли­ти­че­ской жиз­ни в Турк­ме­ни­стане, да и то не пуб­лич­ной вовсе», – ска­за­ла «НГ» Бай­ри­е­ва. Поли­то­лог отме­ти­ла, что, как пра­ви­ло, медж­лис воз­глав­ля­ет жен­щи­на. Это целе­на­прав­лен­ная поли­ти­ка госу­дар­ства, что­бы пока­зать внеш­ним наблю­да­те­лям, что в Турк­ме­ни­стане высок соци­аль­ный и поли­ти­че­ский ста­тус жен­щи­ны. Но жен­щи­на в турк­мен­ском обще­стве уяз­ви­ма и ей лег­ко могут дать понять, чего она сто­ит, когда ее лиша­ют той под­держ­ки, кото­рая и воз­нес­ла ее на этот пост», – под­черк­ну­ла Кумуш Бай­ри­е­ва. При этом экс­пер­ты еди­ны во мне­нии, что при сло­жив­шей­ся в Турк­ме­ни­стане иерар­хии все депу­та­ты, чинов­ни­ки, поли­ти­ки вхо­дят в выс­ший орган вла­сти – Халк Мас­ла­ха­ты – Народ­ный совет, пред­се­да­те­лем кото­ро­го явля­ет­ся наци­о­наль­ный лидер, экс-пре­зи­дент Гур­бан­гу­лы Бердымухамедов.

Автор: Виктория Панфилова, обозреватель отдела политики стран ближнего зарубежья "Независимой газеты"

Источник: https://www.ng.ru/cis/2023-03-27/5_8690_parliament.html

Спецпроекты

Каракалпакстан: кризис или путь к суверенитету?

Дело 25 Санджара: заговор против Ниязова

Аналитика

Интервью/мемуары

29.02.2024

Как создавался манат (часть 3)

1 ноября 2023 года исполнилось 30 лет со дня введения туркменской национальной валюты – маната. Публикуем третью часть воспоминаний об этом событии Аннадурды Хаджиева, занимавшего в те годы ответственные должности в Государственном Центральном банке Туркменистана. В настоящее время Хаджиев проживает в Болгарии, где получил убежище из-за преследований на родине. Вторая часть воспоминаний, опубликованная 10 января 2024 года (далее…)

10.01.2024

Из истории введения туркменского маната (часть 2)

1 ноября 2023 года исполнилось 30 лет со дня введения туркменской национальной валюты – маната. Публикуем вторую часть воспоминаний об этом событии Аннадурды Хаджиева, занимавшего в те годы ответственные должности в Государственном Центральном банке Туркменистана. В настоящее время Хаджиев проживает в Болгарии, где получил убежище из-за преследований на родине. Первая часть воспоминаний, опубликованная 1 ноября 2023 года (далее…)

01.11.2023

Из истории введения туркменского маната (часть 1)

1 ноября исполняется 30 лет со дня введения туркменской национальной валюты – маната. Ниже публикуются отрывки из воспоминаний об этом событии Аннадурды Хаджиева, занимавшего в те годы ответственные должности в Государственном Центральном банке Туркменистана. В настоящее время Хаджиев проживает в Болгарии, где получил убежище из-за преследований на родине. (далее…)

Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять