Главная | Из СМИ | Запасной президент
Из СМИ

Запасной президент

Сердар Бердымухамедов остается президентом, но не лидером нации. Фото с сайта www.turkmenistan.gov.tm Скачать изображение

Исполнился год правления Сердара Бердымухамедова

Под­во­дить ито­ги пер­во­го года нахож­де­ния на посту пре­зи­ден­та Сер­да­ра Бер­ды­му­ха­ме­до­ва не име­ет смыс­ла, так как у рыча­гов вла­сти с пол­ны­ми пол­но­мо­чи­я­ми он был недол­го. Более того, как ста­ло понят­но позд­нее, его при­ход на долж­ность пре­зи­ден­та был лишь частью более обшир­но­го пла­на по окон­ча­тель­но­му воца­ре­нию во гла­ве Турк­ме­ни­ста­на его пред­ше­ствен­ни­ка и отца по сов­ме­сти­тель­ству – Гур­бан­гу­лы Бер­ды­му­ха­ме­до­ва (см. «НГ» от 23.01.23). Но не толь­ко. Воз­вра­ще­ние Бер­ды­му­ха­ме­до­ва-стар­ше­го на долж­ность пред­се­да­те­ля Народ­но­го сове­та озна­ме­но­ва­ло окон­ча­ние постро­е­ния кон­струк­ции вла­сти, при кото­рой эта власть на дли­тель­ное вре­мя узур­пи­ру­ет­ся семьей Бер­ды­му­ха­ме­до­вых – по ново­му кон­сти­ту­ци­он­но­му зако­ну в слу­чае невоз­мож­но­сти испол­не­ния сво­их обя­зан­но­стей пред­се­да­те­лем Народ­но­го сове­та его пол­но­мо­чия насле­ду­ет пре­зи­дент Туркменистана.

По сути, в Турк­ме­ни­стане про­изо­шла оче­ред­ная узур­па­ция вла­сти, очень при­ми­тив­ная и пря­мо­ли­ней­ная – с помо­щью роки­ро­вок одно­го и того же лица с места на место с изоб­ре­те­ни­ем для него про­ме­жу­точ­ных долж­но­стей и как резуль­тат пожиз­нен­но­го цар­ство­ва­ния – сна­ча­ла Гур­бан­гу­лы, а затем и Сер­да­ра Бер­ды­му­ха­ме­до­вых. При этом все демо­кра­ти­че­ские про­це­ду­ры, в том чис­ле и выбо­ры, и даль­ше будут с боль­шим тща­ни­ем ими­ти­ро­вать­ся и пре­под­но­сить­ся «миро­во­му сооб­ще­ству» в каче­стве эта­лон­ных. И это, по нынеш­ним лице­мер­ным вре­ме­нам, почти всем «миро­вым сооб­ще­ством» вос­при­ни­ма­ет­ся как долж­ное, во вся­ком слу­чае ни санк­ций, ни суще­ствен­но­го пори­ца­ния за такое при­ми­тив­ное демо­кра­ти­че­ское эпи­гон­ство турк­мен­ские вла­сти не заработали.

А для еще боль­ше­го цемен­ти­ро­ва­ния вла­сти в соб­ствен­ных руках Гур­бан­гу­лы Бер­ды­му­ха­ме­дов с каче­ствен­но новой силой запу­стил сакра­ли­за­цию соб­ствен­ной пер­со­ны, гипер­тро­фи­ро­ван­но­го вида культ лич­но­сти. Он уже имел полу­фор­маль­ный, но не коди­фи­ци­ро­ван­ный титул – Арка­даг (Покро­ви­тель), кото­рый теперь навя­зан обще­ству в каче­стве офи­ци­аль­но­го не то име­ни, не то про­зви­ща, в честь кото­ро­го назва­ли с нуля постро­ен­ный город неда­ле­ко от сто­ли­цы – Ашха­ба­да. Даже само­го дей­ству­ю­ще­го пре­зи­ден­та Сер­да­ра Бер­ды­му­ха­ме­до­ва назы­ва­ют сей­час Арка­даг­лы Сер­дар, что по-рус­ски озна­ча­ет Сер­дар, сын Арка­да­га, то есть Сер­дар Арка­да­го­вич. Удо­сто­ен арка­даг и ново­го зва­ния, кото­рое теперь зву­чит как Наци­о­наль­ный лидер турк­мен­ско­го наро­да, и о его при­сво­е­нии был выпу­щен спе­ци­аль­ный кон­сти­ту­ци­он­ный закон. Есть у арка­да­га и новая долж­ность – пред­се­да­тель Халк мас­ла­ха­ты (Народ­но­го сове­та), кото­рый вобрал в себя в каче­стве чле­нов, а зна­чит, и под­чи­нен­ных пред­ста­ви­те­лей всех вет­вей вла­сти – зако­но­да­тель­ной, испол­ни­тель­ной, вклю­чая пре­зи­ден­та, судеб­ной, а так­же весь спектр обще­ствен­но-поли­ти­че­ских сил, если это поня­тие при­ме­ни­мо к реа­ли­ям Турк­ме­ни­ста­на. Указ о назна­че­нии Гур­бан­гу­лы Бер­ды­му­ха­ме­до­ва на эту долж­ность под­пи­сал его сын – пре­зи­дент Сер­дар Бер­ды­му­ха­ме­дов, фак­ти­че­ски сам себе назна­чив началь­ство. По сути, это и есть глав­ный поли­ти­че­ский резуль­тат пер­во­го года прав­ле­ния Сер­да­ра Бердымухамедова.

Что же каса­ет­ся эко­но­ми­ки, то необ­хо­ди­мо отме­тить, что, еще будучи вице-пре­мье­ром, Сер­дар полу­чил от сво­е­го отца зада­ние под­го­то­вить Наци­о­наль­ную про­грам­му соци­аль­но-эко­но­ми­че­ско­го раз­ви­тия Турк­ме­ни­ста­на на бли­жай­шие 30 лет, кото­рая затем полу­чи­ла ста­тус пред­вы­бор­ной про­грам­мы Сер­да­ра Бер­ды­му­ха­ме­до­ва в ходе пре­зи­дент­ских выбо­ров. Одна­ко о самой про­грам­ме, о ее целях, струк­ту­ре, источ­ни­ках финан­си­ро­ва­ния до сих пор ниче­го не извест­но, ее похо­ро­ни­ли, как толь­ко выбо­ры закон­чи­лись и в подоб­ных полит­тех­но­ло­ги­че­ских про­жек­тах отпа­ла нужда.

Плот­ная опе­ка отца и пер­тур­ба­ции в вер­ти­ка­ли вла­сти про­сто спе­ле­на­ли все ини­ци­а­ти­вы Сер­да­ра Бер­ды­му­ха­ме­до­ва, если тако­вые и были, и све­ли его пре­зи­дент­ский ста­тус де-факто к роли пре­мьер-мини­стра. Пол­но­цен­но­го дуум­ви­ра­та не полу­чи­лось – арка­даг прак­ти­че­ски вез­де­сущ, а дей­ству­ю­щий пре­зи­дент по боль­шей части уза­ко­ни­ва­ет сво­и­ми ука­за­ми его ини­ци­а­ти­вы. Хотя, спра­вед­ли­во­сти ради, сто­ит отме­тить, такая дву­член­ность вла­сти эффек­тив­но исполь­зу­ет­ся турк­мен­ски­ми вла­стя­ми для внеш­не­по­ли­ти­че­ских игр, когда необ­хо­ди­мо обо­зна­чить при­сут­ствие на меж­ду­на­род­ном поли­ти­че­ском поле, при этом не нести ника­кой реаль­ной ответ­ствен­но­сти за заяв­ле­ния и обя­за­тель­ства, в дело всту­па­ет арка­даг (см. «НГ» от 20.03.23), кото­рый фор­маль­но ни за что не отве­ча­ет, несмот­ря на то что всем руководит.

Имен­но на внеш­не­по­ли­ти­че­ском и внеш­не­эко­но­ми­че­ском поле Турк­ме­ни­стан упу­стил ини­ци­а­ти­ву в самом глав­ном для себя вопро­се – газо­вом. Рос­сия потес­ни­ла Турк­ме­ни­стан с пер­во­го места в рей­тин­ге круп­ней­ших постав­щи­ков тру­бо­про­вод­но­го газа в Китай, кото­рый явля­ет­ся почти моно­поль­ным поку­па­те­лем турк­мен­ско­го газа. При этом Турк­ме­ни­стан не исполь­зу­ет на пол­ную мощ­ность име­ю­щий­ся тран­зит­ный потен­ци­ал (см. «НГ» от 15.01.23), постав­ляя в Китай газа мень­ше, чем это поз­во­ля­ют воз­мож­но­сти добы­чи, транс­порт­ные мощ­но­сти и, что важ­но, готов­ность Китая этот газ при­об­ре­тать. Визит Сер­да­ра Бер­ды­му­ха­ме­до­ва в Китай в нача­ле года не при­нес суще­ствен­ных резуль­та­тов, кро­ме кон­ста­та­ции сто­ро­на­ми жела­ния про­дол­жить испол­не­ние суще­ству­ю­щих обя­за­тельств и наме­ре­ния вести пере­го­во­ры о раз­ви­тии отно­ше­ний в газо­вой отрас­ли. Мест­ные наблю­да­те­ли утвер­жда­ют, что кам­нем пре­ткно­ве­ния явля­ют­ся тре­бо­ва­ния турк­мен­ской сто­ро­ны пере­смот­ра фор­му­лы цено­об­ра­зо­ва­ния на газ. С дру­гой сто­ро­ны, китай­ская сто­ро­на настой­чи­во пред­ла­га­ет пере­ве­сти часть рас­че­тов в юани. Оба встреч­ных тре­бо­ва­ния не устра­и­ва­ют обе сто­ро­ны. Но, по мне­нию тех же наблю­да­те­лей, раз­ви­тию отно­ше­ний в газо­вой сфе­ре меж­ду Турк­ме­ни­ста­ном и Кита­ем меша­ют жест­кие тре­бо­ва­ния США, сдер­жи­ва­ю­щие экс­порт энер­го­ре­сур­сов в Китай наря­ду с не менее жест­ки­ми тре­бо­ва­ни­я­ми к вла­стям Турк­ме­ни­ста­на огра­ни­чить все воз­мож­но­сти обхо­да санк­ций, нало­жен­ных на Рос­сию, что при­ве­ло в ито­ге к стаг­на­ции воен­но-тех­ни­че­ско­го сотруд­ни­че­ства Турк­ме­ни­ста­на с РФ.

Став­ка на раз­ви­тие газо­вых отно­ше­ний с бли­жай­ши­ми сосе­дя­ми про­шла серьез­ные испы­та­ния чрез­вы­чай­но холод­ной пого­дой в реги­оне и эле­мен­тар­ной кор­руп­ци­ей и неком­пе­тент­но­стью турк­мен­ских спе­ци­а­ли­стов газо­вой отрас­ли. В самый пик холо­дов про­изо­шел отказ, как ока­за­лось, кон­тра­факт­но­го обо­ру­до­ва­ния, закуп­лен­но­го для экс­пор­та газа в Узбе­ки­стан, что при­ве­ло к энер­ге­ти­че­ско­му кол­лап­су в ряде его обла­стей. Но, несмот­ря на этот слу­чай, став­ка на раз­ви­тие реги­о­наль­ных свя­зей, осо­бен­но в тор­гов­ле газом с Узбе­ки­ста­ном и Казах­ста­ном, мог­ла бы стать вполне при­ем­ле­мой аль­тер­на­ти­вой отда­ю­щим мани­лов­щи­ной транс­кон­ти­нен­таль­ным про­ек­там типа ТАПИ или Тран­с­кас­пий­ско­му тру­бо­про­во­ду, тре­бу­ю­щим и вре­ме­ни, и боль­ших инве­сти­ций, и, что важ­но, поли­ти­че­ской пред­ска­зу­е­мо­сти. Но и в этом слу­чае Турк­ме­ни­стан может поте­рять свой шанс – из-за агрес­сив­ной ини­ци­а­ти­вы Рос­сии по созда­нию газо­во­го аль­ян­са с Узбе­ки­ста­ном и Казах­ста­ном. А серьез­ной про­ак­тив­ной поли­ти­ки пре­зи­ден­та и вла­стей Турк­ме­ни­ста­на пока не наблю­да­ет­ся, наобо­рот, пози­ции сда­ют­ся одна за другой.

Тем вре­ме­нем горо­ду на запа­де Турк­ме­ни­ста­на вер­ну­ли его исто­ри­че­ское назва­ние – Кызыл-Арват. В честь пер­во­го пре­зи­ден­та Ния­зо­ва и во сла­ву его лидер­ских качеств око­ло 20 лет он носил назва­ние Сер­дар (по-турк­мен­ски – вождь). Пере­име­но­ва­ние было сде­ла­но не из-за люб­ви к исто­ри­че­ской топо­ни­ми­ке, а из-за необ­хо­ди­мо­сти изъ­я­тия из «обра­ще­ния» само­го назва­ния-име­ни Сер­дар, что для ста­ро­го, но все же горо­да рай­он­но­го под­чи­не­ния явля­ет­ся явно избы­точ­ным и не соот­вет­ству­ю­щим амби­ци­ям и буду­щим заслу­гам дру­го­го Сер­да­ра – нынеш­не­го пре­зи­ден­та Бер­ды­му­ха­ме­до­ва. Теперь это имя заре­зер­ви­ро­ва­но за дру­гим, не исклю­че­но, совер­шен­но новым горо­дом, по при­ме­ру горо­да Арка­даг, постро­ен­но­го арка­да­гом в чистом поле. По всей види­мо­сти, Сер­да­ру пред­сто­ит постро­ить город Сер­дар, про­дол­жив дина­стий­ную тра­ди­цию постро­е­ния куль­та лич­но­сти и горо­дов во сла­ву ее. Но пока жив арка­даг, сло­ву-име­ни Сер­дар пред­сто­ит лежать на пол­ке – пара­диг­ма куль­та лич­но­сти не тер­пит дуа­лиз­ма и не допус­ка­ет рав­но­знач­но­го дуум­ви­ра­та, а это озна­ча­ет, что быть и даль­ше пре­зи­ден­ту Сер­да­ру Бер­ды­му­ха­ме­до­ву пре­зи­ден­том запас­ным, без реаль­ных пол­но­мо­чий, вла­сти, инициативы.

Автор: Сердар Айтаков

Источник: https://www.ng.ru/dipkurer/2023-03-26/11_8689_president.html

Спецпроекты

Каракалпакстан: кризис или путь к суверенитету?

Дело 25 Санджара: заговор против Ниязова

Аналитика

Интервью/мемуары

29.02.2024

Как создавался манат (часть 3)

1 ноября 2023 года исполнилось 30 лет со дня введения туркменской национальной валюты – маната. Публикуем третью часть воспоминаний об этом событии Аннадурды Хаджиева, занимавшего в те годы ответственные должности в Государственном Центральном банке Туркменистана. В настоящее время Хаджиев проживает в Болгарии, где получил убежище из-за преследований на родине. Вторая часть воспоминаний, опубликованная 10 января 2024 года (далее…)

10.01.2024

Из истории введения туркменского маната (часть 2)

1 ноября 2023 года исполнилось 30 лет со дня введения туркменской национальной валюты – маната. Публикуем вторую часть воспоминаний об этом событии Аннадурды Хаджиева, занимавшего в те годы ответственные должности в Государственном Центральном банке Туркменистана. В настоящее время Хаджиев проживает в Болгарии, где получил убежище из-за преследований на родине. Первая часть воспоминаний, опубликованная 1 ноября 2023 года (далее…)

01.11.2023

Из истории введения туркменского маната (часть 1)

1 ноября исполняется 30 лет со дня введения туркменской национальной валюты – маната. Ниже публикуются отрывки из воспоминаний об этом событии Аннадурды Хаджиева, занимавшего в те годы ответственные должности в Государственном Центральном банке Туркменистана. В настоящее время Хаджиев проживает в Болгарии, где получил убежище из-за преследований на родине. (далее…)

Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять