Главная | Интервью/Мемуары | Неудавшаяся вербовка, часть 3
Интервью/Мемуары

Неудавшаяся вербовка, часть 3

Источник: www.gazeta.uz Скачать изображение

Заключительная часть истории гражданского активиста и блогера Жумасапара Дадебаева (первая часть, вторая часть). В 2016 году Служба национальной безопасности Узбекистана пыталась завербовать его для работы за рубежом. Дадебаев продолжает рассказ о подготовке к выполнению их заданий и о том, как ему удалось бежать в Турцию. В январе 2022 года  активист был похищен и вывезен в Узбекистан, где впоследствии осужден за публикации в интернете.

Руко­во­ди­тель Цен­траль­но-Ази­ат­ской про­грам­мы Вита­лий Поно­ма­рёв встре­тил­ся с Жума­са­па­ром в Стам­бу­ле в июне 2021 года, и они раз­го­ва­ри­ва­ли несколь­ко часов. Разу­ме­ет­ся, не все дета­ли собы­тий 2016 года акти­вист пом­нил оди­на­ко­во чет­ко и не все, о чем гово­ри­ли «аген­ту» сотруд­ни­ки СНБ, мож­но счи­тать досто­вер­ным. Но их сло­ва и дей­ствия ярко харак­те­ри­зу­ют как пре­ступ­ные мето­ды рабо­ты спец­служб эпо­хи Кари­мо­ва, так и настро­е­ния, суще­ству­ю­щие в этой закры­той от обыч­ных граж­дан среде.

Иззат и Тимур

После раз­го­во­ра Даде­ба­е­ва с Бахро­мом Пал­ван­на­за­ро­ви­чем на кон­спи­ра­тив­ную  квар­ти­ру при­е­хал сотруд­ник Служ­бы наци­о­наль­ной без­опас­но­сти Иззат. На сле­ду­ю­щий день нача­лись регу­ляр­ные заня­тия. Обу­че­ние про­хо­ди­ло на той же квар­ти­ре с девя­ти утра до пяти вече­ра. После заня­тий Даде­ба­ев мог само­сто­я­тель­но выхо­дить на ули­цу. Три дня инди­ви­ду­аль­ной под­го­тов­кой буду­ще­го аген­та зани­мал­ся Иззат, затем еще два дня – дру­гой сотруд­ник Тимур. По сло­вам Даде­ба­е­ва, о неко­то­рых вещах обу­чав­шие его снбш­ни­ки гово­ри­ли по-раз­но­му, ино­гда пре­ду­пре­жда­ли, не сооб­щать о чем-то из рас­ска­зан­но­го дру­гим «учи­те­лям».

«Иззат о мно­гом рас­спра­ши­вал и сам рас­ска­зы­вал – об Аме­ри­ке, Рос­сии, тали­бах, ИГИЛ (оба сооб­ще­ства запре­ще­ны в РФ – прим. ред.), оппо­зи­ци­о­не­рах… Мне было инте­рес­но. Зада­вал вопро­сы: какие филь­мы я смот­рю? какие кни­ги читаю? Ино­гда гово­рил: «Что тебе инте­рес­но? Спрашивай».

Иззат объ­яс­нил уче­ни­ку, что ЦРУ в про­шлом спон­си­ро­ва­ло афган­ский джи­хад Уса­мы бен Ладе­на при под­держ­ке Паки­ста­на и Сау­дов­ской Ара­вии. Поз­же Уса­ма воз­гла­вил «Аль-Каи­ду» и вышел из-под кон­тро­ля спецслужб.

Иззат так­же заявил, что отец Абу Бак­ра аль-Баг­да­ди (гла­ва ИГИЛ, погиб в 2019 г. в ходе аме­ри­кан­ской спе­цо­пе­ра­ции в Сирии – прим ред.) яко­бы был гене­ра­лом в армии Сад­да­ма Хусей­на и когда-то обу­чал­ся в Москве (в доступ­ных источ­ни­ках эти дан­ные не под­твер­жде­ны – прим. ред.). «Сего­дня, исполь­зуя про­бле­му ИГИЛ (запре­ще­на в Рос­сии), Рос­сия зашла на Ближ­ний Восток, что­бы про­ти­во­сто­ять Аме­ри­ке, — гово­рил Иззат. – Но, если Путин умрет, рос­сий­ские воен­ные уйдут из Сирии, тогда тер­ро­ри­сты на нас напа­дут… После смер­ти Пути­на Рам­за­на Кады­ро­ва (гла­ва Чеч­ни – прим ред.) тоже убе­рут». По сло­вам Изза­та если поз­же Кады­ро­ва попы­та­ют­ся отстра­нить от долж­но­сти, он может объ­явить о суве­ре­ни­те­те сво­е­го государства.

Насчет Китая Иззат выска­зал мне­ние, что к 2030 году Китай ста­нет очень силь­ной стра­ной и смо­жет пода­вить сопро­тив­ле­ние уйгу­ров. «Их пра­ва — это не наше дело», — под­черк­нул сотруд­ник СНБ. Но если про­жи­ва­ю­щий в Тур­ции Мухам­мад Солих или дру­гие пан­тюр­ки­сты «при­дут у нас к вла­сти, может начать­ся вой­на с Кита­ем из-за уйгуров».

Иззат гово­рил и о тер­ри­то­ри­аль­ных про­бле­мах Цен­траль­ной Азии. По его сло­вам в 1924 году при созда­нии Узбек­ской ССР Таша­уз, Лебап, Лени­на­бад, Ош и Тур­ке­стан­скую область Казах­ста­на вре­мен­но пере­да­ли дру­гим рес­пуб­ли­кам (субъ­ек­тив­ное изло­же­ние исто­ри­че­ских собы­тий – прим. ред.). Но «ско­ро в 2024 году серьез­ные дела будут, мы пла­ни­ру­ем Таша­уз и Лебап обрат­но вер­нуть, там узбе­ков мно­го, на 100 лет их отда­ли, дви­же­ние есть». Даде­ба­ев вспо­ми­на­ет: «Бахром тоже об этом гово­рил, но кон­крет­ный год назвал Иззат».

Неод­но­крат­но в ходе раз­го­во­ров воз­ни­ка­ло и имя извест­но­го таш­кент­ско­го има­ма Оби­да Наза­ро­ва, полу­чив­ше­го убе­жи­ще в Шве­ции. Иззат назы­вал его «тер­ро­ри­стом» и «вах­ха­би­том». По его сло­вам в кон­це 1990‑х годов, когда веру­ю­щие спро­си­ли Оби­да кори, явля­ет­ся ли афган­ское дви­же­ние «Тали­бан» (запре­ще­но в Рос­сии) вра­гом Узбе­ки­ста­на, о чем писа­ли СМИ, он про­ци­ти­ро­вал хадис о том, что если фасик (нече­сти­вец) при­не­сет хабар (весть), ее надо про­ве­рить. В дру­гом слу­чае Обид кори и неко­то­рые дру­гие има­мы кри­ти­че­ски оце­ни­ли реше­ние вла­стей Узбе­ки­ста­на о мини­ро­ва­нии гра­ни­цы с Таджи­ки­ста­ном, ска­зав, что от это­го постра­да­ет про­стой народ (за 20 лет от мин погиб­ли 374 чело­ве­ка, 485 полу­чи­ли ране­ния, раз­ми­ни­ро­ва­ние было нача­то через два года после смер­ти Исла­ма Кари­мо­ва и завер­ши­лось в 2021 г. – прим. ред.). Иззат при­во­дил эти слу­чаи как при­ме­ры «под­держ­ки тер­ро­риз­ма» со сто­ро­ны Оби­да кори. По его сло­вам один из уче­ни­ков има­ма был при­ча­стен к взры­вам в Таш­кен­те в фев­ра­ле 1999 года. Сам Обид кори, по мне­нию Изза­та, «более-менее нор­маль­ный, но не смог дого­во­рить­ся с Исла­мом Кари­мо­вым. Вот быв­ший муф­тий Мухам­мад­со­дик Мухам­ма­дю­суф дого­во­рил­ся с пре­зи­ден­том и рабо­тал, умер на родине. Зна­ешь, сколь­ко тысяч при­шло на его жана­за (похо­ро­ны)? И Анвар кори (глав­ный имам Таш­кен­та, умер в 2018 г. – прим. ред.) до сих пор работает».

Иззат заявил, что «мно­гие ждут фетву Оби­да кори», что­бы высту­пить про­тив пра­ви­тель­ства. Кро­ме того, в спец­служ­бах и армии есть груп­пы наци­о­на­ли­стов, не любя­щие Исла­ма Кари­мо­ва и борю­щи­е­ся за вли­я­ние друг с другом.

О буду­щей «рабо­те» в Стам­бу­ле Иззат объ­яс­нял, что узбе­ки из Узбе­ки­ста­на, Кыр­гыз­ста­на и Таджи­ки­ста­на едут через Тур­цию в Сирию, важ­но внед­рить­ся в этот канал и поста­вить его под кон­троль. «Сни­ми квар­ти­ру, при­ни­май гостей, помо­гай с гости­ни­цей, а дан­ные отправ­ляй нам. Но будь вни­ма­те­лен. Один наш после раз­го­во­ра пошел в туа­лет, что­бы запи­сать инфор­ма­цию, тер­ро­ри­сты его пой­ма­ли и уби­ли. Не будь таким дура­ком». Иззат пока­зал фото­гра­фии несколь­ких муж­чин, ска­зал: «наши ребя­та, в Стам­бу­ле они тебя встре­тят, но Бахро­му об этом не гово­ри». Он так­же демон­стри­ро­вал Даде­ба­е­ву видео джи­ха­ди­стов и «вра­гов госу­дар­ства», объ­яс­няя, кто есть кто, надо было запо­ми­нать их лица.

В пят­ни­цу 19 авгу­ста Даде­ба­ев вме­сте с Изза­том поеха­ли в мечеть «Илон ота». Иззат на месте объ­яс­нял «уче­ни­ку», где нахо­дят­ся видео­ка­ме­ры, как луч­ше себя вести, как полу­чать инфор­ма­цию у верующих.

В один из дней на кон­спи­ра­тив­ную квар­ти­ру при­е­хал пре­по­да­ва­тель Таш­кент­ско­го ислам­ско­го инсти­ту­та, закон­чив­ший уни­вер­си­тет «Аль-Азхар» в Каи­ре. Он тести­ро­вал буду­ще­го аген­та по широ­ко­му кру­гу рели­ги­оз­ных вопро­сов, выслу­ши­вал тео­ло­ги­че­ское обос­но­ва­ние его пози­ции: мож­но ли счи­тать мусуль­ма­ни­ном того, кто не чита­ет намаз,  или жен­щи­ну, не нося­щую хиджаб? мож­но ли читать Коран или про­из­но­сить дуа на моги­лах? обра­щать­ся к Алла­ху через посред­ни­ка? и т.д. Так­же рас­ска­зы­вал и зада­вал вопро­сы о спе­ци­фи­ке взгля­дов раз­лич­ных узбек­ских ислам­ских сооб­ществ и их лиде­ров, зару­беж­ных мусуль­ман­ских течений.

Затем рабо­ту с Даде­ба­е­вым начал 29-лет­ний сотруд­ник СНБ по име­ни Тимур. Он был на год моло­же сво­е­го уче­ни­ка. Акти­вист харак­те­ри­зу­ет его как «ман­кур­та» и «зом­би­ро­ван­но­го наци­о­на­ли­ста». «Пом­ню, он гово­рил: «Когда руко­вод­ство про­во­дит сове­ща­ние и неко­то­рых отправ­ля­ют в Сирию, я каж­дый раз меч­таю, что­бы меня тоже отпра­ви­ли. Я бы пошел доб­ро­воль­но, но не отпус­ка­ют. Если даже погиб­ну, глав­ное, что я умру за свою роди­ну — Узбе­ки­стан». По сло­вам Даде­ба­е­ва «Тимур дей­стви­тель­но верил в свое госу­дар­ство, когда упо­ми­нал имя пре­зи­ден­та Исла­ма Кари­мо­ва – от избыт­ка эмо­ций аж слю­ни лете­ли изо рта».

Тимур при­нес на кон­спи­ра­тив­ную квар­ти­ру обо­ру­до­ва­ние и про­ве­рил Даде­ба­е­ва на поли­гра­фе. Гово­ря об узбе­ках, уез­жа­ю­щих на вой­ну в Сирию, несколь­ко раз повто­рял: «Пусть едут. Ты толь­ко узнай, кто они, кто уез­жа­ет, кто воз­вра­ща­ет­ся. Их дан­ные нам нуж­ны. Фото­гра­фи­руй пас­пор­та. Но пусть там ходят. Если они оста­нут­ся в Узбе­ки­стане, нам боль­ше про­блем будет».

Пред­по­ла­га­лось, что после выез­да Даде­ба­е­ва за рубеж кон­так­ты с СНБ по боль­шин­ству вопро­сов он будет осу­ществ­лять через Тиму­ра. Послед­ний инструк­ти­ро­вал: когда будешь в Москве, если теле­фон­ный номер или насто­я­щее имя наших «тер­ро­ри­стов» узна­ешь, где они и их семьи, из како­го рай­о­на, с кем обща­ют­ся – сра­зу зво­ни, это­го доста­точ­но, что­бы их поймать.

Тимур вво­дил в курс ситу­а­ции и давал прак­ти­че­ские сове­ты. По его сло­вам «мно­гие про­дав­цы, попро­шай­ки у мече­ти воз­ле мет­ро «Ново­куз­нец­кая» в Москве на ФСБ или на нас рабо­та­ют. Побли­зо­сти ресто­ран (назва­ние опу­ще­но при пуб­ли­ка­ции — прим ред.), там про­слуш­ка ФСБ идет… Мно­гие узбе­ки, помо­га­ю­щие зем­ля­кам с реги­стра­ци­ей, тоже свя­за­ны со спец­служ­ба­ми… Меж­ду тер­ро­ри­ста­ми надо при воз­мож­но­сти сеять недо­ве­рие. Есть раз­ные спо­со­бы. Напри­мер, когда встре­ча­ют­ся в квар­ти­ре, ты день­ги или теле­фон из кар­ма­на одеж­ды у одно­го можешь поло­жить дру­го­му. Когда обна­ру­жат, друг дру­га подо­зре­вать начнут».

«Кок­тейль Моло­то­ва» для посоль­ства и болезнь Каримова

В один из пер­вых дней под­го­тов­ки Даде­ба­ев ска­зал Изза­ту, что его пла­ни­ру­ют отпра­вить не в Стам­бул, а в Моск­ву. Сотруд­ник СНБ был удив­лен и сра­зу позво­нил Бахро­му Пал­ван­на­за­ро­ви­чу. Тот при­е­хал на сле­ду­ю­щее утро. Агент полу­чил серьез­ный нагоняй.

«Ты ведь как буд­то гра­мот­ный. Не пони­ма­ешь что ли? Сре­ди нас тоже есть груп­пы раз­ные, копа­ют друг под дру­га. Есть те, кто не любит Исла­ма Кари­мо­ва. Поэто­му не рас­ска­зы­вай дру­гим насчет наших пла­нов. Хоро­шо, что ты не ска­зал Изза­ту о «подар­ке», ина­че живым не вышел бы». На буду­щее дого­во­ри­лись в раз­го­во­рах с Изза­том и Тиму­ром при­дер­жи­вать­ся вер­сии, что Жума­са­пар поедет в Тур­цию через Россию.

Даде­ба­е­ва уди­ви­ло, что от Бахро­ма Пал­ван­на­за­ро­ви­ча с утра пах­ло алко­го­лем. «Я ночь не спал, — объ­яс­нил тот. – Дада (отец) серьез­но забо­лел» (собе­сед­ник Даде­ба­е­ва имел в виду болезнь пре­зи­ден­та Исла­ма Кари­мо­ва, скон­чав­ше­го­ся, по офи­ци­аль­ной вер­сии, менее чем через две неде­ли после это­го раз­го­во­ра – прим. ред.).

Все же некон­тро­ли­ру­е­мые дей­ствия аген­та серьез­но бес­по­ко­и­ли руко­во­ди­те­ля опе­ра­ции. Что­бы силь­нее при­вя­зать Даде­ба­е­ва к СНБ, воз­ник план оче­ред­ной про­во­ка­ции. «Мы тебе дове­ря­ем, — ска­зал Бахро­ма Пал­ван­на­за­ро­вич, — но хотим про­ве­рить. На днях отве­зем тебя к англий­ско­му кон­суль­ству или аме­ри­кан­ско­му, бро­сишь туда «кок­тейль Моло­то­ва». Потом сра­зу убе­гай. В охране в неко­то­рые дни наши люди рабо­та­ют, так что тебя не пой­ма­ют. Но не мед­ли. Успе­ешь или не успе­ешь под­жечь, бро­сай, нам будет доста­точ­но. Один дурак не туда бро­сил, еле-еле мы успе­ли поправить».

Даде­ба­ев вспо­ми­на­ет: «Я был в шоке: ока­зы­ва­ет­ся, это СНБ – тер­ро­ри­сты. Спро­сил: зачем это? Ясно­го отве­та не полу­чил. Бахром Пал­ван­на­за­ро­вич ска­зал толь­ко: «Это наши дела, потом узна­ешь». Если бы Ислам Кари­мов не забо­лел, меня бы заста­ви­ли это сделать».

Без­услов­но, уча­стие в тако­го рода акции про­тив запад­но­го посоль­ства созда­ло бы пра­во­вые осно­ва­ния для розыс­ка Даде­ба­е­ва как тер­ро­ри­ста. И он не мог бы рас­счи­ты­вать на меж­ду­на­род­ную защи­ту, если бы в даль­ней­шем отка­зал­ся от сотруд­ни­че­ства с СНБ.

Меж­ду тем по мере ухуд­ше­ния состо­я­ния здо­ро­вья Исла­ма Кари­мо­ва у сотруд­ни­ков СНБ воз­ник­ли сомне­ния в целе­со­об­раз­но­сти даль­ней­шей под­го­тов­ки аген­та для опе­ра­ции в Москве. «Я вижу, они забе­га­ли, не до меня им, — вспо­ми­на­ет Даде­ба­ев. – Чув­ствую, надо отту­да выби­рать­ся. У моей дво­ю­род­ной сест­ры сва­дьба в Кара­кал­пак­стане была назна­че­на. 22 авгу­ста я ска­зал, что мне нуж­но ехать на сва­дьбу. Они про­ве­ри­ли через наше­го участ­ко­во­го – дей­стви­тель­но, будет сва­дьба. Иззат ска­зал Бахро­му, что меня еще мини­мум месяц гото­вить надо. Но в той ситу­а­ции согла­си­лись отпу­стить на сва­дьбу, а потом – в Моск­ву. Ска­за­ли, что поз­же свя­жут­ся и ска­жут, что надо делать. При­гро­зи­ли серьез­ны­ми послед­стви­я­ми, если убе­гу или рас­ска­жу об их делах кому-то».

Бахром при­ка­зал Даде­ба­е­ву купить в Москве две сим-кар­ты, с одной зво­нить ему, с дру­гой – Тиму­ру. Тимур так­же создал для Даде­ба­е­ва стра­ни­цу в «Одно­класс­ни­ках» на имя Ази­ма Ази­мо­ва, через кото­рый они мог­ли под­дер­жи­вать связь.,

«Я поехал домой поез­дом, — вспо­ми­на­ет Даде­ба­ев. – В нача­ле сен­тяб­ря Кари­мов умер. На 4 сен­тяб­ря взял билет на само­лет из Нуку­са в Моск­ву. Мое имя было в «чер­ном спис­ке», но я позво­нил Тиму­ру и меня про­пу­сти­ли на рейс. Из Моск­вы еще раз позво­нил Тиму­ру, ска­зал, что все нор­маль­но, доле­тел, после это­го выбро­сил симку».

По сло­вам Даде­ба­е­ва после смер­ти Исла­ма Кари­мо­ва он боял­ся, что его могут аре­сто­вать в Узбе­ки­стане за уча­стие в тер­ро­ри­сти­че­ских пла­нах Служ­бы наци­о­наль­ной без­опас­но­сти, ино­гда даже воз­ни­ка­ли мыс­ли о само­убий­стве. В Москве он несколь­ко меся­цев ждал, что Руста­ма Ино­я­то­ва и свя­зан­ных с ним людей аре­сту­ют за их пре­ступ­ле­ния и он смо­жет вер­нуть­ся в род­ное село. Одна­ко Ино­я­тов до 2018 года сохра­нял пост гла­вы СНБ.

Спец­служ­бы не остав­ля­ли в покое: нача­ли зво­нить его дво­ю­род­но­му бра­ту, рабо­тав­ше­му в Москве, забра­ли ноут­бук из дома роди­те­лей. 20 декаб­ря через роди­те­лей дозво­нил­ся Тимур. «Спра­ши­ва­ет, где нахо­жусь, поче­му не выхо­жу на связь? Я отве­чаю, что не могу купить нор­маль­ный теле­фон  — обма­ны­ваю одним сло­вом. Тимур в ответ: теле­фон тебе дадим, при­дет один парень, научит через IMO свя­зы­вать­ся и по дру­го­му. Я отка­зал­ся, ска­зал, что сам куп­лю аппа­рат и пере­зво­ню после Ново­го года. Сим­ку сра­зу выбросил».

Поняв, что осво­бо­дить­ся от вни­ма­ния СНБ в Рос­сии не полу­чит­ся, Даде­ба­ев 18 янва­ря 2017 года выле­тел через Баку в Стам­бул. «Вспом­нил сло­ва Тиму­ра, что наши ради­каль­ные ребя­та-узбе­ки через Азер­бай­джан едут, так как там сти­кер не спра­ши­ва­ют» (систе­ма раз­ре­ши­тель­ных сти­ке­ров – вкле­ек в пас­пор­та, даю­щих пра­во выез­да за пре­де­лы без­ви­зо­вых госу­дарств СНГ сро­ком на два года, дей­ство­ва­ла в Узбе­ки­стане с 1995 по 2019 гг. – прим. ред.). В Тур­ции – рабо­тал, учил­ся в медресе.

В мае 2018 года спец­служ­бы Узбе­ки­ста­на вновь вышли на него через соц­сеть, угро­жая в слу­чае отка­за от сотруд­ни­че­ства создать про­бле­мы, пред­ла­га­ли «поду­мать о род­ствен­ни­ках» и т.п., но Даде­ба­ев отка­зал­ся от даль­ней­ших кон­так­тов. Труд­но ска­зать, было ли слу­чай­но­стью то, что «посла­ние от СНБ» при­шло на сле­ду­ю­щий день после того, как эми­гран­та посе­ти­ли гости-узбеки.

Во вто­рой поло­вине 2018 года Даде­ба­ев свя­зал­ся с неко­то­ры­ми зару­беж­ны­ми акти­ви­ста­ми, рас­ска­зав о гото­вив­шей­ся СНБ Узбе­ки­ста­на в 2016 году про­во­ка­ции с его уча­сти­ем. С 2019 года стал высту­пать в Youtube и соц­се­тях, где быст­ро набрал попу­ляр­ность, объ­явил о созда­нии пар­тии турк­мен Кара­кал­пак­ста­на «Дост­лук», при­со­еди­нил­ся к турк­мен­ско­му про­тестно­му дви­же­нию в Тур­ции… Упо­ми­на­ние об исто­рии Даде­ба­е­ва появи­лось в рас­сыл­ке кара­кал­пак­ской оппо­зи­ции и в мате­ри­а­лах, рас­про­стра­нен­ных в том же году в ходе сове­ща­ния ОБСЕ по чело­ве­че­ско­му изме­ре­нию в Вар­ша­ве. Одна­ко при­влечь вни­ма­ние зару­беж­ных СМИ акти­ви­сту не уда­лось. Интер­вью, запи­сан­ное в Стам­бу­ле пред­ста­ви­те­ля­ми узбек­ской служ­бы «Озод­лик» (Радио Сво­бо­да) с уча­сти­ем аме­ри­кан­ско­го ана­ли­ти­ка Ноа Такер (Noah Tucker) в эфир так и не пошло. «Как-то у нас сра­зу не полу­чи­лось, — вспо­ми­на­ет Даде­ба­ев. — Я не стал им все­го рас­ска­зы­вать, а их, кажет­ся, боль­ше инте­ре­со­ва­ли свя­зи с Сири­ей, чем моя история».

После пер­вых выступ­ле­ний на Youtube спец­служ­бы Узбе­ки­ста­на при­шли домой к роди­те­лям Даде­ба­е­ва и ини­ци­и­ро­ва­ли запрос о его розыс­ке по линии Интер­по­ла. О меж­ду­на­род­ном розыс­ке само­му акти­ви­сту ста­ло извест­но лишь после задер­жа­ния турец­кой поли­ци­ей в октяб­ре 2020 года.

Впро­чем собы­тия в Тур­ции в 2019–2022 гг., свя­зан­ные с обще­ствен­ной дея­тель­но­стью Жума­са­па­ра Даде­ба­е­ва и его недав­ним «исчез­но­ве­ни­ем»,  – это уже дру­гая история.

 

 

Автор: Виталий Пономарев, Правозащитный Центр "Мемориал"

Источник: https://memohrc.org/ru/news_old/neudavshayasya-verbovka-istoriya-grazhdanskogo-aktivista-iz-centralnoy-azii-chast-3

Спецпроекты

Каракалпакстан: кризис или путь к суверенитету?

Дело 25 Санджара: заговор против Ниязова

Интервью/мемуары

29.02.2024

Как создавался манат (часть 3)

1 ноября 2023 года исполнилось 30 лет со дня введения туркменской национальной валюты – маната. Публикуем третью часть воспоминаний об этом событии Аннадурды Хаджиева, занимавшего в те годы ответственные должности в Государственном Центральном банке Туркменистана. В настоящее время Хаджиев проживает в Болгарии, где получил убежище из-за преследований на родине. Вторая часть воспоминаний, опубликованная 10 января 2024 года (далее…)

10.01.2024

Из истории введения туркменского маната (часть 2)

1 ноября 2023 года исполнилось 30 лет со дня введения туркменской национальной валюты – маната. Публикуем вторую часть воспоминаний об этом событии Аннадурды Хаджиева, занимавшего в те годы ответственные должности в Государственном Центральном банке Туркменистана. В настоящее время Хаджиев проживает в Болгарии, где получил убежище из-за преследований на родине. Первая часть воспоминаний, опубликованная 1 ноября 2023 года (далее…)

01.11.2023

Из истории введения туркменского маната (часть 1)

1 ноября исполняется 30 лет со дня введения туркменской национальной валюты – маната. Ниже публикуются отрывки из воспоминаний об этом событии Аннадурды Хаджиева, занимавшего в те годы ответственные должности в Государственном Центральном банке Туркменистана. В настоящее время Хаджиев проживает в Болгарии, где получил убежище из-за преследований на родине. (далее…)

Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять