Главная | Спецпроекты | Каракалпакстан: кризис или путь к суверенитету? | Двух каракалпакских активистов, находящихся за рубежом, по указанию Ташкента судят заочно
Спецпроекты

Двух каракалпакских активистов, находящихся за рубежом, по указанию Ташкента судят заочно

Скачать изображение

Сегодня пресс-служба Верховного суда Узбекистана распространила информацию о начале заочного судебного разбирательства в отношении основателя незарегистрированной оппозиционной партии "Алга Каракалпакстан" Амана Сагидуллаева, 1967 г.р., получившего статус беженца, а затем гражданство Норвегии, и председателя каракалпакского этно-культурного объединения Мангистауской области Казахстана «Аллаяр жолы», гражданина Казахстана Ниетбая Уразбаева, 1969 г.р.

Дело рас­смат­ри­ва­ет судеб­ная кол­ле­гия по уго­лов­ным делам Суда Рес­пуб­ли­ки Кара­кал­пак­стан (так назы­ва­ет­ся быв­ший Вер­хов­ный Суд Кара­кал­пак­ста­на после того, как Таш­кент несколь­ко лет назад уда­лил из его назва­ния сло­во “Вер­хов­ный”). Обо­им акти­ви­стам инкри­ми­ни­ро­ва­ны ста­тьи 28–104 (соуча­стие в нане­се­нии тяж­ко­го телес­но­го повре­жде­ния), 159 (пося­га­тель­ство на кон­сти­ту­ци­он­ный строй), 244 (мас­со­вые бес­по­ряд­ки), 244–1 (рас­про­стра­не­ние мате­ри­а­лов, угро­жа­ю­щих обще­ствен­ной без­опас­но­сти), а Саги­дул­ла­е­ву допол­ни­тель­но — ст.158 ч.3 УК РУз (оскорб­ле­ние или кле­ве­та в отно­ше­нии пре­зи­ден­та Узбе­ки­ста­на с исполь­зо­ва­ни­ем интернета).

По име­ю­щим­ся дан­ным боль­шая часть этих обви­не­ний свя­за­на с собы­ти­я­ми 1–2 июля 2022 года в Кара­кал­пак­стане, во вре­мя кото­рых оба обви­ня­е­мых не нахо­ди­лись в этой стране и не были орга­ни­за­то­ра­ми про­ис­хо­див­ших там событий.

С точ­ки зре­ния пра­ва мно­гие обви­не­ния выгля­дят заве­до­мо абсурд­но (об этом я уже писал рань­ше), а про­цес­су­аль­ные осно­ва­ния для про­ве­де­ния заоч­но­го раз­би­ра­тель­ства, на кото­рые ссы­ла­ет­ся суд — сомнительными.

Часть 3 ст.410 УПК РУз преду­смат­ри­ва­ет, что “раз­би­ра­тель­ство дела в отсут­ствии под­су­ди­мо­го может быть допу­ще­но лишь в слу­чае, когда под­су­ди­мый нахо­дит­ся вне пре­де­лов Рес­пуб­ли­ки Узбе­ки­стан и укло­ня­ет­ся от явки в суд, а его отсут­ствие не пре­пят­ству­ет уста­нов­ле­нию исти­ны по делу”. Одна­ко ука­зан­ные усло­вия при­ме­не­ния этой нор­мы УПК судеб­ны­ми орга­на­ми Узбе­ки­ста­на выпол­не­ны не были.

Саги­дул­ла­ев и Ураз­ба­ев под­твер­ди­ли сего­дня по теле­фо­ну, что не полу­ча­ли ника­ких пове­сток в суд, и им неиз­вест­но, что Узбе­ки­стан запра­ши­вал вла­сти стран их пре­бы­ва­ния о про­ве­де­нии их допро­сов в рам­ках уго­лов­но­го дела. Ско­рее все­го таких запро­сов про­сто не было. В октяб­ре про­шло­го года Ураз­ба­ев напи­сал объ­яс­ни­тель­ную поли­ции в свя­зи с поступ­ле­ни­ем из Узбе­ки­ста­на доку­мен­тов на узбек­ском язы­ке о его аре­сте. “С тех пор не было ни вызо­вов, ни допро­сов, на уве­дом­ле­ний, ни попы­ток взять какие-либо допол­ни­тель­ные объ­яс­не­ния”, — ска­зал сего­дня Уразбаев.

На меж­го­су­дар­ствен­ном уровне суще­ству­ют раз­лич­ные пра­во­вые меха­низ­мы, обес­пе­чи­ва­ю­щие воз­мож­ность при­вле­че­ния обви­ня­е­мых к уго­лов­ной ответ­ствен­но­сти даже при невоз­мож­но­сти выда­чи (Саги­дул­ла­ев и Ураз­ба­ев в насто­я­щее вре­мя не явля­ют­ся граж­да­на­ми Узбе­ки­ста­на). Одна­ко Узбе­ки­стан не заин­те­ре­со­ван в исполь­зо­ва­нии этих меха­низ­мов, так как неза­ви­си­мое раз­би­ра­тель­ство в рам­ках чужих юрис­дик­ций про­де­мон­стри­ру­ет необос­но­ван­ность инкри­ми­ни­ру­е­мых обви­не­ний. Поэто­му Таш­кент и решил про­ве­сти заоч­ный суд с нару­ше­ни­ем про­цес­су­аль­ных норм.

О мас­со­вой фаль­си­фи­ка­ции обви­не­ний по делу о вол­не­ни­ях в Кара­кал­пак­стане сви­де­тель­ству­ют и экс­тра­ди­ци­он­ные запро­сы в отно­ше­нии пяти дру­гих кара­кал­пак­ских акти­ви­стов, поме­щен­ных осе­нью под стра­жу на год в Казахстане.

В мате­ри­а­лах экс­тра­ди­ци­он­ных дел ука­зы­ва­ет­ся, что дан­ные лица совер­ши­ли некие неза­кон­ные дей­ствия в Кара­кал­пак­стане, хотя они не поки­да­ли тер­ри­то­рию Казах­ста­на в ука­зан­ное в запро­се вре­мя, что может быть лег­ко проверено.

Автор: Виталий Пономаре, Центр защиты прав человека “Мемориал”

Источник: https://www.tmhelsinki.org/article/86535172–94a5-4efd-a6d4-77de7b12136f

Аналитика

Интервью/мемуары

29.02.2024

Как создавался манат (часть 3)

1 ноября 2023 года исполнилось 30 лет со дня введения туркменской национальной валюты – маната. Публикуем третью часть воспоминаний об этом событии Аннадурды Хаджиева, занимавшего в те годы ответственные должности в Государственном Центральном банке Туркменистана. В настоящее время Хаджиев проживает в Болгарии, где получил убежище из-за преследований на родине. Вторая часть воспоминаний, опубликованная 10 января 2024 года (далее…)

10.01.2024

Из истории введения туркменского маната (часть 2)

1 ноября 2023 года исполнилось 30 лет со дня введения туркменской национальной валюты – маната. Публикуем вторую часть воспоминаний об этом событии Аннадурды Хаджиева, занимавшего в те годы ответственные должности в Государственном Центральном банке Туркменистана. В настоящее время Хаджиев проживает в Болгарии, где получил убежище из-за преследований на родине. Первая часть воспоминаний, опубликованная 1 ноября 2023 года (далее…)

01.11.2023

Из истории введения туркменского маната (часть 1)

1 ноября исполняется 30 лет со дня введения туркменской национальной валюты – маната. Ниже публикуются отрывки из воспоминаний об этом событии Аннадурды Хаджиева, занимавшего в те годы ответственные должности в Государственном Центральном банке Туркменистана. В настоящее время Хаджиев проживает в Болгарии, где получил убежище из-за преследований на родине. (далее…)

Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять