Главная | Спецпроекты | Каракалпакстан: кризис или путь к суверенитету? | Газета.uz: «Год назад случилась трагедия в Нукусе. До сих пор на многие вопросы нет ответа»
Спецпроекты

Газета.uz: «Год назад случилась трагедия в Нукусе. До сих пор на многие вопросы нет ответа»

Скачать изображение

К годовщине протестов в Каракалпакстане, жестоко подавленных узбекскими военными, ташкентское издание «Газета.uz» выпустила важный и смелый материал. Он «провисел» на сайте несколько часов, а затем был убран, очевидно, по указанию из администрации президента. Статья, однако сохранилась в кэшэ (памяти) поисковых систем. Ниже предлагаем её вашему вниманию.

1–2 июля 2022 года в Нуку­се про­изо­шли собы­тия, раз­де­лив­шие жизнь кара­кал­пак­стан­цев на «до» и «после». Тра­ге­дия, кото­рой мож­но было избе­жать, затро­ну­ла тыся­чи семей. По про­ше­ствии года без отве­та оста­ёт­ся мно­же­ство вопросов.

1 июля испол­нил­ся год со дня тра­ги­че­ских собы­тий в Кара­кал­пак­стане. Собы­тий, кото­рые нару­ши­ли при­выч­ный ритм жиз­ни рес­пуб­ли­ки и пря­мо или кос­вен­но затро­ну­ли каж­до­го её жите­ля. Собы­тий, кото­рых мож­но было бы избе­жать, если бы те, кто при­зва­ны слу­шать граж­дан и слу­жить им, уме­ли при­слу­ши­вать­ся, чув­ство­вать настро­е­ния людей, по-насто­я­ще­му жить их забо­та­ми и сопереживать.

Соглас­но офи­ци­аль­ной ста­ти­сти­ке, в ходе вол­не­ний 1–2 июля погиб 21 чело­век, вклю­чая мини­мум 4 сотруд­ни­ков пра­во­охра­ни­тель­ных орга­нов. Счёт ране­ных шёл на сот­ни, сре­ди них были тяже­ло ране­ные. Тра­ур по погиб­шим ни в Узбе­ки­стане, ни в Кара­кал­пак­стане не объ­яв­лял­ся. Спи­сок их имён до сих пор не был опуб­ли­ко­ван. Сви­де­тель­ства оче­вид­цев поз­во­ля­ют пола­гать, что этот спи­сок может быть длиннее.

Какие-либо памят­ные меро­при­я­тия в эти дни в Нуку­се или где-либо ещё не про­во­дят­ся. О них не вспо­ми­на­ет ни один офи­ци­аль­ный сайт. Пар­ла­мент­ская комис­сия, несколь­ко меся­цев рас­сле­до­вав­шая собы­тия, так и не пред­ста­ви­ла свой отчёт обще­ствен­но­сти, как было обе­ща­но. О дета­лях и резуль­та­тах рас­сле­до­ва­ния дей­ствий сотруд­ни­ков пра­во­охра­ни­тель­ных орга­нов на дан­ный момент неизвестно.

Вопрос ответ­ствен­но­сти авто­ров кон­сти­ту­ци­он­ных попра­вок о ста­ту­се Кара­кал­пак­ста­на, став­ших триг­ге­ром вол­не­ний, а так­же вла­стей рес­пуб­ли­ки, почти неде­лю до собы­тий бояв­ших­ся вый­ти к людям и пого­во­рить с ними, откры­то не обсуж­дал­ся, хотя за собы­ти­я­ми после­до­ва­ли гром­кие отставки.

По про­ше­ствии года без отве­та оста­ёт­ся мно­же­ство дру­гих вопро­сов. Без чест­но­го отве­та на них невоз­мож­но сде­лать пра­виль­ные выво­ды, дать спра­вед­ли­вую исто­ри­че­скую оцен­ку собы­ти­ям и дви­гать­ся даль­ше. Чест­ных отве­тов ждут в первую оче­редь семьи погиб­ших и постра­дав­ших. Пото­му что жизнь, сво­бо­да, честь и досто­ин­ство каж­до­го чело­ве­ка явля­ют­ся выс­шей цен­но­стью.

«Газета.uz» обра­ща­лась в раз­ные инстан­ции, что­бы узнать, поче­му не был опуб­ли­ко­ван спи­сок погиб­ших. В МВД сооб­щи­ли, что это лич­ная инфор­ма­ция, для пуб­ли­ка­ции кото­рой нуж­но раз­ре­ше­ние близ­ких. В Вер­хов­ном суде ска­за­ли, что инфор­ма­ция име­ет­ся в Гене­раль­ной про­ку­ра­ту­ре, а там сооб­щи­ли, что име­на долж­ны быть в мате­ри­а­лах уго­лов­но­го дела, кото­рые име­ют­ся у Вер­хов­но­го суда. В офи­се омбуд­сме­на полу­чить ответ не уда­лось. Пред­ста­ви­те­ли пар­ла­мент­ской комис­сии сооб­щи­ли, что спи­сок име­ет­ся, но реше­ние о его пуб­ли­ка­ции при­ни­ма­ют не они.

В годов­щи­ну тра­ге­дии «Газета.uz» напо­ми­на­ет хро­но­ло­гию собы­тий в виде спис­ка соб­ствен­ных мате­ри­а­лов за про­шед­ший год. Мы так­же попро­си­ли неко­то­рых жите­лей Кара­кал­пак­ста­на поде­лить­ся тем, каким для них был этот год.

«Страх, обида, горечь»

«Про­шлый год был тяжё­лым, как буд­то воз­дух вокруг был напол­нен стра­хом, оби­дой, горе­чью», — рас­ска­за­ла «Газете.uz» на усло­ви­ях ано­ним­но­сти житель­ни­ца Нукуса.

«Нико­гда не забу­ду, как дол­го не мог­ла уснуть и про­сы­па­лась от стра­ха, что могут забрать. Вы пред­став­ля­е­те, что это такое — гово­рить шёпо­том, боять­ся все­го, ходить, огля­ды­ва­ясь?» — поде­ли­лась она.

«Бес­по­мощ­ность, отча­я­ние, страх, неиз­вест­ность. Про­сы­пать­ся ночью от стра­ха. Боять­ся за свою жизнь и жизнь сво­их близ­ких. Боять­ся позво­нить и спро­сить: «Как у тебя дела? Наде­юсь, у тебя всё хоро­шо». Боять­ся гово­рить гром­ко. Боять­ся посмот­реть в гла­за людей, кото­рые поте­ря­ли близ­ких. И стыд, и нена­висть от того, что слы­шишь по теле­ви­зо­ру», — ска­за­ла женщина.

«Сей­час, впро­чем, как и тогда, все пони­ма­ли, что это ошиб­ка МВД и воен­ных, а так­же окру­же­ния пре­зи­ден­та. Это неуме­ние ана­ли­зи­ро­вать и брать на себя ответ­ствен­ность», — доба­ви­ла она.

«Пожа­луй, самая боль­шая оби­да заклю­ча­ет­ся в том, что даже спу­стя год после тра­ги­че­ских собы­тий госу­дар­ство не при­зна­ло свои ошиб­ки, а про­дол­жа­ет винить в про­изо­шед­шем про­стых людей», — ска­зал житель Нукуса.

«Почти год про­дол­жа­лось след­ствие, судеб­ный про­цесс над задер­жан­ны­ми, были озву­че­ны обви­не­ния, но на ска­мье под­су­ди­мых мы виде­ли толь­ко про­стых граж­дан, кото­рые вышли с закон­ным тре­бо­ва­ни­ем про­тив попра­вок в Кон­сти­ту­цию, но не людей, кото­рые эти поправ­ки внес­ли от име­ни наро­да», — отме­тил он.

«Ни один кара­кал­пак­ский депу­тат не сдал свой ман­дат. Ни один из них не высту­пил с изви­не­ни­я­ми перед сво­и­ми избран­ни­ка­ми. Не пони­маю, как они могут смот­реть в гла­за сво­им род­ным, зна­ко­мым, сво­е­му наро­ду. Пол­но­стью подо­рва­но дове­рие вла­сти, госу­дар­ству, про­воз­гла­ша­е­мым рефор­мам и гром­ким лозун­гам. Оста­лись толь­ко горечь и оби­да», — ска­зал мужчина.

«И ещё пока­за­тель­но про­яви­лась пози­ция почти всех СМИ, слов­но набрав­ших воды в рот, когда нам, жите­лям Кара­кал­пак­ста­на, сло­ва прав­ды были нуж­нее все­го», — доба­вил он.

Хронология событий

- 25 июня в интер­не­те был офи­ци­аль­но опуб­ли­ко­ван про­ект попра­вок в Кон­сти­ту­цию Узбе­ки­ста­на, где пред­ла­га­лось изме­нить ста­тус Каракалпакстана.

- Жите­ли Кара­кал­пак­ста­на, для кото­рых поправ­ки ста­ли неожи­дан­но­стью, нача­ли запи­сы­вать инди­ви­ду­аль­ные и кол­лек­тив­ные видео­об­ра­ще­ния с несо­гла­си­ем с поправ­ка­ми. Они мас­со­во зво­ни­ли в колл-центр кон­сти­ту­ци­он­ной комис­сии, что­бы заявить своё несо­гла­сие (ста­ти­сти­ка о коли­че­стве таких звон­ков не рас­кры­ва­лась). В рес­пуб­ли­ке рос­ла напря­жён­ность. Наблю­да­лись про­бле­мы с досту­пом в интер­нет. Госор­га­ны про­ис­хо­дя­щее не ком­мен­ти­ро­ва­ли. СМИ, вклю­чая «Газету.uz», об этом не писали.

- 1 июля появи­лось видео, на кото­ром жур­на­лист Дау­лет­му­рат Тажи­му­ра­тов (пра­виль­ное напи­са­ние его фами­лии в рус­ско­языч­ном вари­ан­те – Таджи­му­ра­тов, – ред.) гово­рит, что обра­тил­ся в Жокар­гы Кенес (пар­ла­мент рес­пуб­ли­ки) с прось­бой про­ве­сти 5 июля «мир­ный, орга­ни­зо­ван­ный» митинг за «сво­бо­ду Кара­кал­пак­ста­на». Вско­ре он был задер­жан. В цен­тре Нуку­са нача­ли соби­рать­ся люди. В город так­же потя­ну­лись жите­ли регионов.

- Бли­же к вече­ру на встре­чу с демон­стран­та­ми при­шёл пред­се­да­тель Жокар­гы Кене­са Мурат Кама­лов. Он высту­пил рядом с Дау­лет­му­ра­том Тажи­му­ра­то­вым, кото­рый был осво­бож­дён. МВД Узбе­ки­ста­на сде­ла­ло пер­вое заяв­ле­ние: демон­стра­ция была назва­на неза­кон­ной, а её при­чи­ной было ука­за­но «непра­виль­ное тол­ко­ва­ние кон­сти­ту­ци­он­ных реформ».

- Уви­дев осво­бож­дён­но­го Тажи­му­ра­то­ва, люди нача­ли рас­хо­дить­ся. Тажи­му­ра­тов сел в маши­ну Кама­ло­ва. Она поеха­ла к зда­нию Жокар­гы Кене­са. Часть людей тоже пошла к зда­нию и оста­лась там. Тажи­му­ра­тов добрал­ся домой, где тоже собра­лись люди. Он про­сил их разой­тись, но неко­то­рые остались.

- Око­ло полу­но­чи у Жокар­гы Кене­са послы­ша­лись зву­ки, похо­жие на взры­вы. Это были шумо­вые гра­на­ты и шаш­ки со сле­зо­то­чи­вым газом. Люди нача­ли раз­бе­гать­ся. Слы­ша­лись выстре­лы. Нача­лись задер­жа­ния. Появи­лись видео с тяже­ло ране­ны­ми людь­ми. «Газета.uz» пере­ска­зы­ва­ла рас­ска­зы оче­вид­цев в сво­ём репор­та­же из Нукуса.

- Око­ло 2:30 2 июля выстре­лы и взры­вы гра­нат послы­ша­лись у дома Тажи­му­ра­то­ва. Нахо­див­ши­е­ся на ули­це были задер­жа­ны. Тажи­му­ра­тов поз­же в суде рас­ска­жет, что он бежал через сосед­ние дво­ры и несколь­ко дней пря­тал­ся у зна­ко­мых, пыта­ясь свя­зать­ся с руко­вод­ством рес­пуб­ли­ки. Ран­ним утром 4 июля его задер­жа­ли. После задер­жа­ния его и дру­гих пыта­ли. Затем его на вер­то­лё­те доста­ви­ли в сосед­нюю Хорезмскую область, где, по сло­вам Тажи­му­ра­то­ва, к нему отно­си­лись хорошо.

- Утром 2 июля сов­мест­ное заяв­ле­ние опуб­ли­ко­ва­ли Жокар­гы Кенес, Совет мини­стров и Мини­стер­ство внут­рен­них дел Кара­кал­пак­ста­на. В нём гово­ри­лось, что «пре­ступ­ная груп­па лиц» пыта­лась захва­тить орга­ны госу­дар­ствен­но­го управ­ле­ния рес­пуб­ли­ки, «при­кры­ва­ясь попу­лист­ски­ми лозун­га­ми, мани­пу­ли­руя созна­ни­ем и дове­ри­ем граж­дан», что­бы «вне­сти рас­кол в обще­ство, деста­би­ли­зи­ро­вать обще­ствен­но-поли­ти­че­скую ситу­а­цию в Узбекистане».

- С вече­ра 1 июля в Нукус из дру­гих реги­о­нов пере­бра­сы­ва­лись воен­ные, сотруд­ни­ки МВД и Нац­г­вар­дии. С утра 2 июля в горо­де было мно­го воору­жён­ных людей, ули­цы у пар­ла­мен­та были пере­кры­ты. Око­ло полу­дня в цен­тре, а потом и в дру­гих рай­о­нах Нуку­са сно­ва нача­ли слы­шать­ся взры­вы све­то­вых и шумо­вых гра­нат и выстре­лы. Про­дол­жа­лось это весь день. Вече­ром в Нукус при­был пре­зи­дент Шав­кат Мирзиёев.

- «Вы же сами одоб­ри­ли [поправ­ки]. Поче­му мне не позво­ни­ли?» — таким был упрёк пре­зи­ден­та Шав­ка­та Мир­зи­ёе­ва в адрес депу­та­тов Кара­кал­пак­ста­на. Высту­пая перед ними, он объ­явил, что ста­тьи 70, 71, 72, 74 и 75 Кон­сти­ту­ции, поправ­ки в кото­рые вызва­ли недо­воль­ство кара­кал­пак­стан­цев, менять­ся не будут.

- Ука­зом пре­зи­ден­та Узбе­ки­ста­на от 2 июля на тер­ри­то­рии Кара­кал­пак­ста­на было вве­де­но чрез­вы­чай­ное поло­же­ние на пери­од с 3 июля по 1 авгу­ста. С 21:00 до 7:00 был вве­дён комен­дант­ский час. Въезд и выезд из Кара­кал­пак­ста­на был огра­ни­чен, мас­со­вые меро­при­я­тия запре­ще­ны. Интер­нет был пол­но­стью отклю­чён. Это ска­за­лось на рабо­те бан­ко­ма­тов, мага­зи­нов, ком­па­ний и организаций.

- 3 июля Нукус посе­тил кор­ре­спон­дент «Газеты.uz». В горо­де было спо­кой­но. Он был сви­де­те­лем боль­шо­го чис­ла ране­ных в боль­ни­цах. Гово­рил с людь­ми, кото­рые езди­ли по горо­ду и иска­ли род­ных сре­ди погиб­ших и задер­жан­ных. На ули­цах были вид­ны сле­ды кро­ви, лежа­ли горев­шие покрыш­ки, остат­ки спец­средств для раз­го­на демон­стра­ций, гильзы.

- 3 июля пре­зи­дент Узбе­ки­ста­на во вто­рой раз при­ле­тел в Нукус. Он высту­пил с обра­ще­ни­ем, в кото­ром ска­зал, что «отдель­ные силы под пред­ло­гом несо­гла­сия с кон­сти­ту­ци­он­ной рефор­мой в сво­их корыст­ных целях пыта­ют­ся рас­ка­чать и деста­би­ли­зи­ро­вать ситу­а­цию в Узбе­ки­стане, избрав путь агрес­сии и наси­лия». Он так­же ска­зал: «Основ­ной целью [деструк­тив­ных сил] явля­ет­ся рас­кол в обще­стве, сни­же­ние дове­рия к про­во­ди­мой сози­да­тель­ной поли­ти­ке госу­дар­ства, нане­се­ние ущер­ба тер­ри­то­ри­аль­ной целост­но­сти Узбекистана».

- 4 июля депу­та­ты Зако­но­да­тель­ной пала­ты Олий Маж­ли­са еди­но­глас­но при­ня­ли реше­ние исклю­чить из про­ек­та попра­вок в Кон­сти­ту­цию ста­тьи 70, 71, 72, 74 и 75, каса­ю­щи­е­ся суве­рен­но­го ста­ту­са Каракалпакстана.

- 4 июля Ген­про­ку­ра­ту­ра сооб­щи­ла, что во вре­мя вол­не­ний в Нуку­се погиб­ло 18 чело­век. При этом утвер­жда­лось, что 13 из них были в состо­я­нии алко­голь­но­го или нар­ко­ти­че­ско­го опья­не­ния. 243 чело­ве­ка полу­чи­ли ране­ния, в том чис­ле 38 сотруд­ни­ков пра­во­охра­ни­тель­ных орга­нов. 149 чело­век полу­чи­ли первую помощь и были отпу­ще­ны домой. В боль­ни­цах оста­ют­ся 94 чело­ве­ка, есть тяже­ло ране­ные. 1–2 июля на месте демон­стра­ций были задер­жа­ны 516 человек.

- В этот же день ста­ло извест­но, что 2 июля Ген­про­ку­ра­ту­ра воз­бу­ди­ла уго­лов­ное дело по части 4 ста­тьи 159 Уго­лов­но­го кодек­са (заго­вор с целью захва­та вла­сти или свер­же­ния кон­сти­ту­ци­он­но­го строя Рес­пуб­ли­ки Узбе­ки­стан) и по дру­гим ста­тьям. Пред­ста­ви­тель ведом­ства сооб­щил о слу­ча­ях напа­де­ния на блок­по­сты с завла­де­ни­ем ору­жи­ем, а так­же на аэро­порт и зда­ние ОВД Нуку­са («гор­от­дел»).

- 5 июля вер­хов­ный комис­сар ООН по пра­вам чело­ве­ка Мишель Баче­лет при­зва­ла к «опе­ра­тив­но­му, неза­ви­си­мо­му и про­зрач­но­му рас­сле­до­ва­нию» гибе­ли людей в Кара­кал­пак­стане. Она так­же при­зва­ла отме­нить огра­ни­че­ние интер­не­та, отме­тив, что «эта мера име­ет неиз­би­ра­тель­ный харак­тер и широ­ко вли­я­ет на базо­вые пра­ва на сво­бо­ду выра­же­ния и доступ к инфор­ма­ции, поми­мо про­чих прав».

- 6 июля пре­зи­дент на сове­ща­нии заявил, что дей­стви­ям всех участ­ни­ков собы­тий в Нуку­се долж­на быть дана спра­вед­ли­вая пра­во­вая оцен­ка. В том чис­ле долж­ны быть глу­бо­ко про­ана­ли­зи­ро­ва­ны дей­ствия сило­вых струк­тур. «Если ими была непра­виль­но при­ме­не­на сила, они так­же долж­ны быть при­вле­че­ны к уго­лов­ной ответ­ствен­но­сти», — ска­зал он. Гла­ва госу­дар­ства так­же ска­зал: «Без­услов­но, эти собы­тия не были орга­ни­зо­ва­ны за день или за десять дней. К этим дей­стви­ям внеш­ние враж­деб­ные силы гото­ви­лись года­ми. Их истин­ная цель — нару­шить тер­ри­то­ри­аль­ную целост­ность Узбе­ки­ста­на и вызвать меж­на­ци­о­наль­ный конфликт».

- 7 июля МВД Узбе­ки­ста­на опуб­ли­ко­ва­ло видео­ро­лик с подроб­ным опи­са­ни­ем спец­средств, кото­рые исполь­зо­ва­лись для раз­го­на людей в Нуку­се. Сре­ди них гра­на­ты с раз­дра­жа­ю­щим кожу, гла­за и дыха­тель­ные пути газом, шумо­вым эффек­том, с несмы­ва­е­мой цвет­ной крас­кой «для иден­ти­фи­ка­ции лиде­ров и участ­ни­ков», оглу­ша­ю­щие шумо­вые гра­на­ты, гра­на­ты с белым дымом, с рези­но­вы­ми шари­ка­ми. «Эти гра­на­ты про­из­ве­де­ны соглас­но стан­дар­там, при­ве­зе­ны из-за рубе­жа, про­ве­ре­ны. Они не при­во­дят к смер­ти, а исполь­зу­ют­ся во вре­мя мас­со­вых бес­по­ряд­ков для успо­ко­е­ния, раз­го­на людей», — сооб­щи­ло МВД.

- 8 июля была объ­яв­ле­на отстав­ка руко­во­ди­те­ля Адми­ни­стра­ции пре­зи­ден­та Узбе­ки­ста­на Зай­ни­ло­бид­ди­на Низо­мид­ди­но­ва — «в свя­зи с пере­хо­дом на дру­гую рабо­ту по состо­я­нию здо­ро­вья». Свя­за­но ли это было с собы­ти­я­ми в Нуку­се, офи­ци­аль­но не сооб­ща­лось. Он стал пер­вым заме­сти­те­лем пред­се­да­те­ля Феде­ра­ции проф­со­ю­зов Узбекистана.

- С 14 июля режим чрез­вы­чай­но­го поло­же­ния был смяг­чён: вре­мя дей­ствия комен­дант­ско­го часа в рес­пуб­ли­ке было уста­нов­ле­но с 23 до 5 часов (вме­сто 21:00–7:00).

- 16 июля в Нукус при­бы­ла пар­ла­мент­ская комис­сия по про­ве­де­нию неза­ви­си­мо­го рас­сле­до­ва­ния фак­тов и собы­тий нача­ла июля в Кара­кал­пак­стане. Комис­сию из 14 чело­век воз­гла­ви­ла омбуд­смен. На комис­сию были воз­ло­же­ны зада­чи деталь­но изу­чить фак­ты нару­ше­ния прав, сво­бод и закон­ных инте­ре­сов чело­ве­ка и пред­ста­вить отчёт пала­там Олий Маж­ли­са, а затем обна­ро­до­вать его обще­ствен­но­сти. Отчёт до насто­я­ще­го вре­ме­ни не был опубликован.

- 18 июля Ген­про­ку­ра­ту­ра сооб­щи­ла, что чис­ло погиб­ших в резуль­та­те вол­не­ний в Нуку­се вырос­ло на 3 чело­ве­ка, в боль­ни­цах оста­ёт­ся 16 человек.

- 20 июля Жокар­гы Кенес Кара­кал­пак­ста­на обра­тил­ся к пре­зи­ден­ту с прось­бой отме­нить дей­ствие чрез­вы­чай­но­го поло­же­ния. В этот же день пре­зи­дент под­пи­сал указ о пре­кра­ще­нии дей­ствия ЧП с 21 июля. Указ утвер­ди­ла Зако­но­да­тель­ная пала­та Олий Мажлиса.

- 26 авгу­ста пре­зи­дент Шав­кат Мир­зи­ёев при­был в Нукус. В выступ­ле­нии в Жокар­гы Кене­се он обви­нил руко­во­ди­те­лей Кара­кал­пак­ста­на в игно­ри­ро­ва­нии про­блем наро­да, назвав неко­то­рых из них «неспра­вед­ли­вы­ми, бес­чест­ны­ми». «В корне собы­тий двух­ме­сяч­ной дав­но­сти так­же лежит неспо­соб­ность най­ти реше­ния отдель­ных соци­аль­но-эко­но­ми­че­ских про­блем», — заявил он.

- В этом же выступ­ле­нии пре­зи­дент сооб­щил, что пред­се­да­тель Жокар­гы Кене­са Мурат Кама­лов обра­тил­ся с заяв­ле­ни­ем о при­оста­нов­ле­нии его пол­но­мо­чий и осво­бож­де­нии от зани­ма­е­мой долж­но­сти в свя­зи с болез­нью. На его место была пред­ло­же­на кан­ди­да­ту­ра быв­ше­го гла­вы МВД и пер­во­го заме­сти­те­ля пред­се­да­те­ля Сове­та мини­стров Кара­кал­пак­ста­на Аман­бая Орын­ба­е­ва. Депу­та­ты избра­ли его гла­вой Жокар­гы Кене­са единогласно.

- 30 авгу­ста ста­ло извест­но, что Ген­про­ку­ра­ту­ра при­ня­ла реше­ние отпу­стить 24 задер­жан­ных в ходе собы­тий 1−2 июля под пору­чи­тель­ство обще­ствен­но­сти. Реше­ние было при­ня­то по пред­ло­же­нию пар­ла­мент­ской комис­сии по рас­сле­до­ва­нию собы­тий и по прось­бе Жокар­гы Кене­са. 31 авгу­ста было сооб­ще­но об осво­бож­де­нии ещё 10 чело­век, в октяб­ре — 38 чело­век, 1 нояб­ря — 35 задер­жан­ных.

- 28 нояб­ря в Буха­ре начал­ся откры­тый судеб­ный про­цесс по уго­лов­но­му делу о собы­ти­ях в Нуку­се. Обви­ня­е­мы­ми были 22 чело­ве­ка, вклю­чая Дау­лет­му­ра­та Тажи­му­ра­то­ва, жур­на­лист­ку Лола­гул Кал­лы­ха­но­ву, спортс­ме­на Аза­ма­та Тур­да­но­ва и началь­ни­ка отде­ла по уго­лов­но­му розыс­ку МВД Кара­кал­пак­ста­на Пола­та Шам­ше­то­ва. Пол­ный спи­сок предъ­яв­лен­ных обви­не­ний досту­пен здесь и здесь.

- 14 декаб­ря Ген­про­ку­ра­ту­ра в ответ на при­зыв рас­крыть дан­ные об обви­ня­е­мых по нукус­ским собы­ти­ям сооб­щи­ла, что их общее чис­ло состав­ля­ет 171. Поми­мо 22 чело­век, по кото­рым шёл суд, в отдель­ное про­из­вод­ство выде­ле­но дру­гое дело в отно­ше­нии 39 чело­век. Ведом­ство так­же сооб­щи­ло, что при­ме­не­ние силы и спец­средств в Нуку­се выде­ле­но в отдель­ное дело. Дета­ли и ста­тус след­ствия на дан­ный момент неизвестны.

- 31 янва­ря 2023 года суд огла­сил при­го­вор в отно­ше­нии 22 обви­ня­е­мых. Дау­лет­му­рат Тажи­му­ра­тов был при­го­во­рён к 16 годам тюрь­мы. Лола­гул Кал­лы­ха­но­ва полу­чи­ла 8 лет лише­ния сво­бо­ды услов­но. Аза­мат Нурат­ди­нов, Ахмет Сме­тул­ла­ев, Аза­мат Тур­да­нов и Бер­дах Ген­же­ба­ев — по 5 лет огра­ни­че­ния сво­бо­ды, Сала­мат Калил­ла­ев — 3 года лише­ния сво­бо­ды услов­но. Осталь­ные при­го­во­ре­ны к лише­нию сво­бо­ды на сро­ки от 3 до 8,5 лет.

- 4 фев­ра­ля в заклю­че­нии скон­чал­ся Полат Шам­ше­тов, кото­ро­го суд при­го­во­рил к 6 годам лише­ния сво­бо­ды. В суде он сооб­щал, что в день вол­не­ний выхо­дил посмот­реть, что про­ис­хо­дит на ули­це. «Цель была про­сто уви­деть сво­и­ми гла­за­ми», — гово­рил он. Ему было 45 лет.

- 6 фев­ра­ля в Буха­ре начал­ся вто­рой судеб­ный про­цесс по делу о нукус­ских собы­ти­ях. 39 под­су­ди­мым предъ­яви­ли обви­не­ния в орга­ни­за­ции мас­со­вых бес­по­ряд­ков, рас­про­стра­не­нии сепа­ра­тист­ских идей, напа­де­ние на пра­во­охра­ни­те­лей, под­жо­ге авто­шин и пере­кры­тии дорог. Часть под­су­ди­мых была назва­на помощ­ни­ка­ми Дау­лет­му­ра­та Тажимуратова.

- 9 фев­ра­ля Ген­про­ку­ра­ту­ра сооб­щи­ла, что в рам­ках рас­сле­до­ва­ния уго­лов­ных дел о непра­во­мер­ных дей­стви­ях сотруд­ни­ков пра­во­охра­ни­тель­ных орга­нов в ходе собы­тий в Кара­кал­пак­стане обви­не­ние было предъ­яв­ле­но 3 лицам.

- 27 мар­та суд огла­сил при­го­во­ры 39 под­су­ди­мым по вто­ро­му про­цес­су. 28 чело­век полу­чи­ли сро­ки тюрь­мы от 5 лет до 11 лет, 11 осуж­де­ны к 5 годам огра­ни­че­ния свободы.

- 30 мар­та ста­ло извест­но, что 16 из 22 осуж­дён­ных по пер­во­му про­цес­су пода­ли апел­ля­ци­он­ные жало­бы. Жало­ба была пода­на в том чис­ле защи­той Пола­та Шам­ше­то­ва, скон­чав­ше­го­ся в заключении.

- 10 мая суд заоч­но осу­дил по делу о собы­ти­ях в Нуку­се Аман­бая Саги­дул­ла­е­ва (лидер «Алга Кара­кал­пак­стан», живёт в Нор­ве­гии) и Ниет­бая Ураз­ба­е­ва (пред­ста­ви­тель кара­кал­пак­ской диас­по­ры в Казах­стане). Они полу­чи­ли 18 и 12 лет лише­ния сво­бо­ды соот­вет­ствен­но. Стра­ни­цы и кана­лы Саги­дул­ла­е­ва в интер­не­те были заблокированы.

- 5 июня суд апел­ля­ци­он­ной инстан­ции вынес реше­ние о замене заклю­че­ния 8 фигу­ран­там уго­лов­но­го дела о собы­ти­ях в Кара­кал­пак­стане на огра­ни­че­ние сво­бо­ды, 6 под­су­ди­мым срок был сокра­щён, срок Дау­лет­му­ра­та Тажи­му­ра­то­ва остав­лен без изме­не­ний. Про­тест про­ку­ра­ту­ры в отно­ше­нии 4 чело­век, при­го­во­рён­ных услов­но или к огра­ни­че­нию сво­бо­ды (вклю­чая Лола­гул Кал­лы­ха­но­ву), суд откло­нил. В отно­ше­нии Пола­та Шам­ше­то­ва суд отме­нил часть при­го­во­ра, каса­ю­щу­ю­ся назна­че­ния нака­за­ния, и снял арест с его недви­жи­мо­го иму­ще­ства (обви­не­ние по части 3 ста­тьи 244 УК остав­ле­но — орга­ни­за­ция и актив­ное уча­стие в мас­со­вых беспорядках).

- 12 июня суд огла­сил опре­де­ле­ние по апел­ля­ци­он­ным жало­бам 28 из 39 осуж­дён­ных по вто­ро­му про­цес­су. Нака­за­ние 5 под­су­ди­мым было изме­не­но с лише­ния сво­бо­ды на огра­ни­че­ние сво­бо­ды, 16 под­су­ди­мым сро­ки были сокра­ще­ны, при­го­вор 7 под­су­ди­мым был остав­лен без изменений.

 

Автор: Газета.uz

Источник: http://www.asiaterra.info/news/gazeta-uz-god-nazad-sluchilas-tragediya-v-nukuse-do-sikh-por-na-mnogie-voprosy-net-otveta

Аналитика

Интервью/мемуары

29.02.2024

Как создавался манат (часть 3)

1 ноября 2023 года исполнилось 30 лет со дня введения туркменской национальной валюты – маната. Публикуем третью часть воспоминаний об этом событии Аннадурды Хаджиева, занимавшего в те годы ответственные должности в Государственном Центральном банке Туркменистана. В настоящее время Хаджиев проживает в Болгарии, где получил убежище из-за преследований на родине. Вторая часть воспоминаний, опубликованная 10 января 2024 года (далее…)

10.01.2024

Из истории введения туркменского маната (часть 2)

1 ноября 2023 года исполнилось 30 лет со дня введения туркменской национальной валюты – маната. Публикуем вторую часть воспоминаний об этом событии Аннадурды Хаджиева, занимавшего в те годы ответственные должности в Государственном Центральном банке Туркменистана. В настоящее время Хаджиев проживает в Болгарии, где получил убежище из-за преследований на родине. Первая часть воспоминаний, опубликованная 1 ноября 2023 года (далее…)

01.11.2023

Из истории введения туркменского маната (часть 1)

1 ноября исполняется 30 лет со дня введения туркменской национальной валюты – маната. Ниже публикуются отрывки из воспоминаний об этом событии Аннадурды Хаджиева, занимавшего в те годы ответственные должности в Государственном Центральном банке Туркменистана. В настоящее время Хаджиев проживает в Болгарии, где получил убежище из-за преследований на родине. (далее…)

Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять