Главная | Спецпроекты | Каракалпакстан: кризис или путь к суверенитету? | Узбекистан: Нарушения со стороны сил безопасности в ходе протестов в Каракалпакстане. Применение избыточной и летальной силы
Спецпроекты

Узбекистан: Нарушения со стороны сил безопасности в ходе протестов в Каракалпакстане. Применение избыточной и летальной силы

Силы безопасности Узбекистана применили светошумовые гранаты против протестующих в Канлыкуле, Каракалпакстан, июль 2022 г. © 2022 BaseKZ Скачать изображение

(Берлин) – Силы безопасности Узбекистана неоправданно применили летальные средства и иные избыточные ответные меры при разгоне преимущественно мирных демонстраций в Каракалпакстане 1 и 2 июля 2022 г., заявила сегодня Human Rights Watch.

Реа­ги­ро­ва­ние со сто­ро­ны сило­вых струк­тур вклю­ча­ло неоправ­дан­ное при­ме­не­ние стрел­ко­во­го ору­жия и раз­лич­ных типов гра­нат, кото­рые в слу­чае несо­блю­де­ния мер предо­сто­рож­но­сти могут нане­сти тяже­лые ране­ния и при­ве­сти к смер­ти. Как мини­мум 21 чело­век погиб, в том чис­ле 4 сотруд­ни­ка пра­во­охра­ни­тель­ных орга­нов, свы­ше 270 чело­век полу­чи­ли ране­ния. Узбе­ки­стан дол­жен про­ве­сти неза­ви­си­мое рас­сле­до­ва­ние этих собы­тий, вклю­чая и в отно­ше­нии дей­ствий сил без­опас­но­сти. Пра­ви­тель­ство долж­но без­от­ла­га­тель­но пере­смот­реть под­хо­ды к исполь­зо­ва­нию пра­во­охра­ни­тель­ны­ми струк­ту­ра­ми опре­де­лен­ных типов гра­нат в кон­тек­сте кон­тро­ля мас­со­вых скоп­ле­ний людей.

«Мно­же­ство людей в Кара­кал­пак­стане в июле были уби­ты, сот­ни ране­ны, неко­то­рые из них полу­чи­ли страш­ные трав­мы, — гово­рит Хью Уильям­сон, дирек­тор Human Rights Watch по Евро­пе и Цен­траль­ной Азии. – Узбе­ки­стан в дол­гу у постра­дав­ших и обя­зан про­ве­сти над­ле­жа­щее рас­сле­до­ва­ние с целью уста­но­вить все обсто­я­тель­ства про­изо­шед­ше­го и при­влечь к ответ­ствен­но­сти винов­ных в гру­бых нарушениях».

15 июля была созда­на пар­ла­мент­ская комис­сия для выяс­не­ния обсто­я­тельств июль­ских собы­тий в Кара­кал­пак­стане. В ее состав вошли 14 чело­век: чинов­ни­ки, депу­та­ты, пред­ста­ви­те­ли граж­дан­ско­го обще­ства и экс­пер­ты. Воз­глав­ля­ет комис­сию Упол­но­мо­чен­ный Олий Маж­ли­са по пра­вам чело­ве­ка Феру­за Эшма­то­ва. Одна­ко комис­сия до сих пор не обна­ро­до­ва­ла свое заклю­че­ние и не обо­зна­чи­ла ника­ких сроков.

Human Rights Watch вери­фи­ци­ро­ва­ла 55 видео про­те­стов и про­ана­ли­зи­ро­ва­ла еще 31 видео и 30 фото­гра­фий погиб­ших и ране­ных демон­стран­тов и при­ме­нен­ных спец­средств и ору­жия, сня­тых участ­ни­ка­ми или оче­вид­ца­ми собы­тий в Нуку­се, сто­ли­це Кара­кал­пак­ста­на, и дру­гих при­ле­га­ю­щих горо­дах рес­пуб­ли­ки и выло­жен­ных в соц­се­тях в пери­од с 1 июля по 1 августа.

На осно­ва­нии неза­ви­си­мо­го меди­цин­ско­го ана­ли­за визу­аль­ных мате­ри­а­лов мы выяви­ли семь эпи­зо­дов полу­че­ния граж­да­на­ми тяже­лых, воз­мож­но – смер­тель­ных, повре­жде­ний мяг­ких тка­ней, кото­рые с высо­кой долей веро­ят­но­сти соот­вет­ству­ют харак­те­ру травм, вызван­ных взрыв­ны­ми устройствами.

Human Rights Watch вери­фи­ци­ро­ва­ла два видео, сня­тых в рай­оне гости­ни­цы «Таш­кент» в Нуку­се и выло­жен­ных в Twitter 1 авгу­ста. На видео вид­ны про­те­сту­ю­щие с серьез­ны­ми ране­ни­я­ми, таки­ми как рас­се­че­ние кож­ных покро­вов и обшир­ные откры­тые ране­ния мяг­ких тка­ней, харак­тер кото­рых соот­вет­ству­ет взрыв­но­му воз­дей­ствию раз­лич­ных типов гра­нат. Эти гра­на­ты, извест­ные как све­то­шу­мо­вые, могут быть руч­ны­ми, а так­же выстре­ли­ва­е­мы­ми, — раз­ры­ва­лись вбли­зи скоп­ле­ний людей, а в неко­то­рых слу­ча­ях, и при пря­мом попа­да­нии в демонстрантов.

Мы так­же выяви­ли два эпи­зо­да (в Кан­лы­ку­ле в 65 км к севе­ро-запа­ду от Нуку­са и у памят­ни­ка кара­кал­пак­ско­му поэту Бер­да­ху в цен­тре Нуку­са), когда про­те­сту­ю­щие полу­чи­ли тяже­лые взрыв­ные трав­мы в резуль­та­те при­ме­не­ния сила­ми без­опас­но­сти выстре­ли­ва­е­мых све­то­шу­мо­вых гра­нат для раз­го­на демонстраций.

Отдель­но Human Rights Watch иден­ти­фи­ци­ро­ва­ла два типа суще­ствен­но более мощ­ных выстре­ли­ва­е­мых гра­нат, в том чис­ле про­из­вод­ства бол­гар­ской ком­па­нии «Арсе­нал» АД, кото­рые могут при­ве­сти к тяже­лым трав­мам и даже смер­ти и кото­рые были исполь­зо­ва­ны во вре­мя про­те­стов. Вес таких гра­нат состав­ля­ет 250 – 280 г, в то вре­мя как стан­дарт­ных – 25 – 50 г. Сово­куп­ное воз­дей­ствие мас­сы и ско­ро­сти таких бое­при­па­сов в слу­чае пря­мо­го попа­да­ния при выстре­ле в про­те­сту­ю­щих с отно­си­тель­но неболь­шо­го рас­сто­я­ния может нано­сить сверх раз­ру­ши­тель­ные и потен­ци­аль­но смер­тель­ные уда­ры. Нами обна­ру­же­ны сви­де­тель­ства смер­ти как мини­мум одно­го участ­ни­ка про­те­стов, пред­по­ло­жи­тель­но, в резуль­та­те при­ме­не­ния одной из круп­но­ка­ли­бер­ных гранат.

Human Rights Watch так­же про­ана­ли­зи­ро­ва­ла видео с ране­ным демон­стран­том, харак­тер ране­ния кото­ро­го с высо­кой сте­пе­нью веро­ят­но­сти соот­вет­ству­ет огнестрельному.

Узбе­ки­стан несет обя­за­тель­ство ува­жать пра­ва на сво­бо­ду выра­же­ния мне­ний и сво­бо­ду мир­ных собра­ний, что вклю­ча­ет под­го­тов­ку и осна­ще­ние сил без­опас­но­сти таким обра­зом, кото­рый поз­во­лял бы обес­пе­чи­вать пра­во­по­ря­док при соблю­де­нии прав чело­ве­ка во вре­мя демон­стра­ций. Ненад­ле­жа­щее исполь­зо­ва­ние стрел­ко­во­го ору­жия и гра­нат нару­ша­ет целый ряд меж­ду­на­род­но-пра­во­вых обя­за­тельств Узбе­ки­ста­на в обла­сти прав человека.

При­ня­тые ООН Основ­ные прин­ци­пы при­ме­не­ния силы и огне­стрель­но­го ору­жия долж­ност­ны­ми лица­ми по под­дер­жа­нию пра­во­по­ряд­ка тре­бу­ют от сил без­опас­но­сти «исполь­зо­вать нена­силь­ствен­ные сред­ства до вынуж­ден­но­го при­ме­не­ния силы или огне­стрель­но­го ору­жия» и при всех обсто­я­тель­ствах про­яв­лять мак­си­маль­ную сдер­жан­ность. Пред­на­ме­рен­ное при­ме­не­ние огне­стрель­но­го ору­жия со смер­тель­ным исхо­дом может иметь место лишь тогда, когда оно абсо­лют­но неиз­беж­но для защи­ты жизни.

Пра­ви­тель­ство долж­но без­от­ла­га­тель­но пере­смот­реть поря­док исполь­зо­ва­ния сила­ми без­опас­но­сти руч­ных и выстре­ли­ва­е­мых гра­нат для кон­тро­ля мас­со­вых бес­по­ряд­ков и скоп­ле­ний людей, с тем что­бы све­сти к мини­му­му чело­ве­че­ские жерт­вы в буду­щем. Узбе­ки­ста­ну сле­ду­ет исклю­чить такие гра­на­ты из осна­ще­ния поли­ции, что­бы не допус­кать смер­тей и тяже­лых травм в слу­чае новых протестов.

Вели­ко­бри­та­ния, США и Евро­со­юз при­зва­ли к неза­ви­си­мо­му рас­сле­до­ва­нию июль­ских собы­тий в Кара­кал­пак­стане. 5 июля к «опе­ра­тив­но­му, неза­ви­си­мо­му и транс­па­рент­но­му рас­сле­до­ва­нию» при­зва­ла Мишель Баче­лет, воз­глав­ляв­шая на тот момент Управ­ле­ние вер­хов­но­го комис­са­ра ООН по пра­вам человека.

Созда­ние комис­сии под руко­вод­ством Упол­но­мо­чен­но­го по пра­вам чело­ве­ка, в осо­бен­но­сти с при­вле­че­ни­ем граж­дан­ско­го обще­ства — это важ­ный шаг со сто­ро­ны вла­стей. Одна­ко нет ника­ких све­де­ний о том, что эта комис­сия зани­ма­ет­ся рас­сле­до­ва­ни­ем смер­тей и тяже­лых ране­ний или дей­ствий сотруд­ни­ков сил без­опас­но­сти во вре­мя собы­тий, вклю­чая спец­сред­ства и ору­жие, кото­рые были ими исполь­зо­ва­ны. Эти вопро­сы явля­ют­ся цен­траль­ны­ми для неза­ви­си­мо­го рас­сле­до­ва­ния, глав­ная цель кото­ро­го состо­ит в обес­пе­че­нии ответ­ствен­но­сти за допу­щен­ные нару­ше­ния прав человека.

Вла­сти Узбе­ки­ста­на так­же долж­ны рас­сле­до­вать все заяв­ле­ния о пыт­ках и недоз­во­лен­ном обра­ще­нии с задер­жан­ны­ми после про­те­стов и при­влечь винов­ных к ответственности.

Меж­ду­на­род­ным парт­не­рам Таш­кен­та сле­ду­ет про­явить настой­чи­вость в при­зы­вах к неза­ви­си­мо­му рас­сле­до­ва­нию совер­шен­ных в Кара­кал­пак­стане нару­ше­ний и тре­бо­вать от пра­ви­тель­ства пере­смот­ра под­хо­дов к исполь­зо­ва­нию гра­нат в кон­тек­сте кон­тро­ля мас­со­вых скоп­ле­ний людей. Парт­не­ры Узбе­ки­ста­на, в осо­бен­но­сти Евро­со­юз и США, долж­ны выстра­и­вать отно­ше­ния с этой стра­ной в зави­си­мо­сти от изме­ри­мо­го про­грес­са в этих вопросах.

«Реак­ция пра­ви­тель­ства на июль­ские собы­тия пока­жет, дей­стви­тель­но ли Узбе­ки­стан пере­вер­нул стра­ни­цу и все­рьез ли он настро­ен на ува­же­ние прав чело­ве­ка и вер­хо­вен­ства зако­на, — гово­рит Хью Уильям­сон. – Вла­сти не долж­ны укло­нять­ся от при­вле­че­ния к отве­ту сило­ви­ков, при­част­ных к гибе­ли и ране­ни­ям столь­ких людей».

Деталь­ные выво­ды и сви­де­тель­ства при­во­дят­ся ниже.

Мето­до­ло­гия

С целью пере­крест­ной про­вер­ки име­ю­щей­ся инфор­ма­ции о собы­ти­ях и уста­нов­ле­ния обсто­я­тельств гибе­ли и ране­ния людей Human Rights Watch про­ана­ли­зи­ро­ва­ла видео и фото­гра­фии, раз­ме­щен­ные на таких плат­фор­мах, как Telegram, Instagram и TikTok, а так­же 11 видео и фото­гра­фий, отправ­лен­ных нашим иссле­до­ва­те­лям напря­мую. Мы так­же изу­чи­ли мате­ри­а­лы СМИ, сооб­ще­ния мест­ных пра­во­за­щит­ни­ков и офи­ци­аль­ные заяв­ле­ния и про­кон­суль­ти­ро­ва­лись с неза­ви­си­мым меди­цин­ским экспертом.

Human Rights Watch направ­ля­ла запро­сы о предо­став­ле­нии инфор­ма­ции Упол­но­мо­чен­но­му Олий Маж­ли­са РУз по пра­вам чело­ве­ка, мини­стру внут­рен­них дел и гене­раль­но­му про­ку­ро­ру Узбе­ки­ста­на. Мы так­же обра­ти­лась в бол­гар­скую ком­па­нию «Арсе­нал» АД с прось­бой про­ком­мен­ти­ро­вать нали­чие в Кара­кал­пак­стане све­то­шу­мо­вых гра­нат RLV-SMK‑3. Ни на один из запро­сов отве­та не поступило.

Зна­чи­тель­ная часть видео и фото­гра­фий была выло­же­на в откры­тый доступ толь­ко по про­ше­ствии несколь­ких недель после собы­тий, что обу­слов­ле­но как отклю­че­ни­я­ми интер­не­та в реги­оне, так и, воз­мож­но, угро­за­ми послед­ствий в адрес участ­ни­ков про­те­стов за раз­ме­ще­ние инфор­ма­ции онлайн.

Про­те­сты 1 и 2 июля и реа­ги­ро­ва­ние властей

После обна­ро­до­ва­ния 25 июня про­ек­та попра­вок в Кон­сти­ту­цию Узбе­ки­ста­на акти­ви­сты и жур­на­ли­сты Кара­кал­пак­ста­на ста­ли озву­чи­вать обес­по­ко­ен­ность в свя­зи с пред­ло­жен­ной отме­ной пра­ва рес­пуб­ли­ки на выход из Узбе­ки­ста­на путем рефе­рен­ду­ма и исклю­че­ни­ем упо­ми­на­ния Кара­кал­пак­ста­на как суве­рен­ной рес­пуб­ли­ки в соста­ве Узбекистана.

Рес­пуб­ли­ка Кара­кал­пак­стан с насе­ле­ни­ем почти 2 млн чело­век зани­ма­ет око­ло тре­ти тер­ри­то­рии Узбе­ки­ста­на и нахо­дит­ся в его соста­ве с 1993 г., когда она офи­ци­аль­но вошла в Узбе­ки­стан после рас­па­да СССР. Офи­ци­аль­ны­ми язы­ка­ми явля­ют­ся узбек­ский и каракалпакский.

Как пред­став­ля­ет­ся, начи­ная с 27 июня вла­сти ста­ли при­бе­гать к отклю­че­нию интер­не­та в реги­оне, а 1 июля отклю­чи­ли связь пол­но­стью. По дан­ным Outage Detection and Analysis – орга­ни­за­ции, кото­рая отсле­жи­ва­ет слу­чаи отклю­че­ния интер­не­та по все­му миру, тра­фик в Кара­кал­пак­стане пери­о­ди­че­ски пре­ры­вал­ся 1 – 3 июля.

Меж­ду­на­род­ное пра­во обя­зы­ва­ет госу­дар­ства обес­пе­чи­вать, что­бы любые огра­ни­че­ния интер­нет-свя­зи и онлайн инфор­ма­ции были преду­смот­ре­ны зако­ном, были необ­хо­ди­мы­ми и сораз­мер­ны­ми для реа­ги­ро­ва­ния на кон­крет­ную угро­зу и отве­ча­ли инте­ре­сам обще­ства. Долж­ност­ные лица ни при каких обсто­я­тель­ствах не долж­ны при­бе­гать к широ­ко­му и неиз­би­ра­тель­но­му отклю­че­нию интер­не­та с целью бло­ки­ро­вать инфор­ма­ци­он­ные пото­ки или вос­пре­пят­ство­вать выра­же­нию граж­да­на­ми поли­ти­че­ских взгля­дов, в том чис­ле в рам­ках мир­ных собраний.

Отклю­че­ние интер­не­та и боязнь оче­вид­цев столк­нуть­ся с послед­стви­я­ми за пре­да­ние глас­но­сти обсто­я­тельств июль­ских собы­тий затруд­ня­ют рекон­струк­цию точ­ной хронологии.

Судя по мно­го­чис­лен­ным сооб­ще­ни­ям в СМИ и Telegram, задер­жа­ние 1 июля извест­но­го адво­ка­та и жур­на­ли­ста Дау­ле­та Тажи­му­ра­то­ва, при­зы­вав­ше­го граж­дан вый­ти на мир­ный митинг 5 июля в Нуку­се, ста­ло ката­ли­за­то­ром улич­ных про­те­стов с при­зы­ва­ми его осво­бож­де­ния 1 июля.  Тажи­му­ра­то­ва отпу­сти­ли в тот же день, а 2 июля сно­ва задер­жа­ли. Позд­но вече­ром 1 июля поли­ция и сило­ви­ки при­бег­ли к сило­во­му раз­го­ну протестующих.

Human Rights Watch извест­но о слу­ча­ях, когда демон­стран­ты бро­са­ли кам­ни и дру­гие пред­ме­ты в сотруд­ни­ков и зда­ния пра­во­охра­ни­тель­ных орга­нов, напа­ли на БТР и изби­ли нахо­див­ших­ся внут­ри воен­но­слу­жа­щих, окру­жи­ли сило­ви­ков и сорва­ли с них защит­ное сна­ря­же­ние. Одна­ко резуль­та­ты наше­го иссле­до­ва­ния гово­рят о том, что боль­шин­ство про­те­сту­ю­щих не при­бе­га­ли к наси­лию. Ни в одном из уста­нов­лен­ных нами слу­ча­ев при­ме­не­ния гра­нат или стрел­ко­во­го ору­жия не про­смат­ри­ва­ет­ся что жиз­ни сотруд­ни­ков сило­вых струк­тур или тре­тьих лиц угро­жа­ла опасность.

По офи­ци­аль­ным дан­ным, в ходе собы­тий в Кара­кал­пак­стане погиб 21 чело­век, в том чис­ле 4 сотруд­ни­ка сило­вых струк­тур. В Гене­раль­ной про­ку­ра­ту­ре сооб­щи­ли, что 274 лицам была ока­за­на меди­цин­ская помощь. Извест­ный рос­сий­ский экс­перт по Цен­траль­ной Азии Вита­лий Поно­ма­рев назы­ва­ет циф­ру в 34 погиб­ших, в чис­ле кото­рых один задер­жан­ный, пред­по­ло­жи­тель­но умер­ший вслед­ствие недоз­во­лен­но­го обра­ще­ния после задержания.

Гене­раль­ная про­ку­ра­ту­ра при­зна­ла потер­пев­ши­ми в резуль­та­те «мас­со­вых бес­по­ряд­ков» 141 сотруд­ни­ка сило­вых струк­тур и 16 граж­дан, кото­рым был при­чи­нен ущерб здо­ро­вью и иму­ще­ству. Общий мате­ри­аль­ный ущерб от про­те­стов пра­ви­тель­ство оце­ни­ва­ет в 3,147 млрд сумов (USD 288 350).

2 июля в Нукус при­был пре­зи­дент Мир­зи­ёев и заявил, что каса­ю­щи­е­ся Кара­кал­пак­ста­на кон­сти­ту­ци­он­ные поправ­ки будут сня­ты с рассмотрения.

На сле­ду­ю­щий день вла­сти вве­ли в Кара­кал­пак­стане чрез­вы­чай­ное поло­же­ние и комен­дант­ский час, кото­рые дей­ство­ва­ли до 21 июля.

По состо­я­нию на 4 июля чис­ло задер­жан­ных во вре­мя и после про­те­стов, по дан­ным Гене­раль­ной про­ку­ра­ту­ры, соста­ви­ло 516 чело­век, впо­след­ствии ника­кой обнов­лен­ной инфор­ма­ции о лицах, кото­рые про­дол­жа­ли нахо­дить­ся под стра­жей не поступало.

Пре­зи­дент Узбе­ки­ста­на Шав­кат Мир­зи­ёев заявил, что за про­те­ста­ми сто­я­ли «ино­стран­ные силы». В СМИ про­хо­ди­ла инфор­ма­ция о заяв­ле­ни­ях неко­то­рых задер­жан­ных о недоз­во­лен­ном обра­ще­нии и пыт­ках и об огра­ни­че­нии кон­так­тов с адво­ка­та­ми и чле­на­ми их семей. 8 июля Гене­раль­ная про­ку­ра­ту­ра Узбе­ки­ста­на инфор­ми­ро­ва­ла о воз­буж­де­нии по фак­ту «мас­со­вых бес­по­ряд­ков» в Кара­кал­пак­стане уго­лов­но­го дела по ста­тье 159 УК РУз и о задер­жа­нии в рам­ках это­го дела 14 чело­век, в том чис­ле Тажи­му­ра­то­ва и жур­на­лист­ки Лола­гул Кал­лы­ха­но­вой, кото­рую вла­сти подо­зре­ва­ют в совер­ше­нии пре­ступ­ле­ний, «пося­га­ю­щих на обще­ствен­ную безопасность».

21 июля неза­ви­си­мый инфор­мре­сурс Hook.report сооб­щал, что поли­ция про­во­дит поквар­тир­ный (подо­мо­вой) обход, про­ве­ряя у всех гад­же­ты на нали­чие видео с про­те­стов. В слу­чае выяв­ле­ния таких видео вла­дель­цев теле­фо­нов задер­жи­ва­ли для взя­тия объяснений.

После 8 июля Гене­раль­ная про­ку­ра­ту­ра не обна­ро­до­ва­ла ника­кой новой инфор­ма­ции ни о ходе рас­сле­до­ва­ний, ни о чис­ле лиц, нахо­дя­щих­ся под стра­жей по уго­лов­ным обви­не­ни­ям. Human Rights Watch не выяв­ле­но ника­ких све­де­ний, кото­рые ука­зы­ва­ли бы на воз­буж­де­ние вла­стя­ми уго­лов­ных дел как по фак­там гибе­ли и ране­ния граж­дан­ских лиц, пред­по­ло­жи­тель­но в резуль­та­те при­ме­не­ния сотруд­ни­ка­ми пра­во­охра­ни­тель­ных орга­нов леталь­ной или иной избы­точ­ной силы, так и по заяв­ле­ни­ям о пыт­ках и недоз­во­лен­ном обра­ще­нии с задержанными.

Нам извест­но о задер­жа­нии в Казах­стане в сен­тяб­ре – нача­ле октяб­ря объ­яв­лен­ных Узбе­ки­ста­ном в розыск четы­рех акти­ви­стов кара­кал­пак­ской диас­по­ры, в отно­ше­нии кото­рых сей­час реша­ет­ся вопрос об экс­тра­ди­ции по обви­не­нию в совер­ше­нии пре­ступ­ле­ний про­тив государства.

Пар­ла­мент­ская комис­сия по изу­че­нию обсто­я­тельств собы­тий в Кара­кал­пак­стане и про­ве­де­нию неза­ви­си­мо­го расследования

15 июля пар­ла­мент Узбе­ки­ста­на создал комис­сию по рас­сле­до­ва­нию обсто­я­тельств собы­тий и нару­ше­ний прав чело­ве­ка в Кара­кал­пак­стане. Судя по инфор­ма­ции в акка­ун­тах комис­сии в соц­се­тях, были опро­ше­ны адво­ка­ты, сотруд­ни­ки сило­вых струк­тур, участ­ни­ки про­те­стов, вклю­чая гос­пи­та­ли­зи­ро­ван­ных, пред­ста­ви­те­ли граж­дан­ско­го обще­ства и жите­ли рес­пуб­ли­ки с целью выяв­ле­ния при­чин про­те­стов и уста­нов­ле­ния того, обес­пе­чи­вал­ся ли задер­жан­ным доступ к адво­ка­ту и под­вер­га­лись ли они после задер­жа­ния пыт­кам и дру­го­му недоз­во­лен­но­му обращению.

В состав комис­сии пре­иму­ще­ствен­но вхо­дят чинов­ни­ки и депу­та­ты и дру­гие лица, свя­зан­ные с вла­стью. В силу это­го едва ли мож­но все­рьез рас­счи­ты­вать на под­лин­но неза­ви­си­мое рас­сле­до­ва­ние, тем более в том, что каса­ет­ся дей­ствий поли­ции и дру­гих сило­вых струк­тур. Отсут­ству­ет пол­ная ясность как отно­си­тель­но охва­та рас­сле­до­ва­ния и ман­да­та комис­сии, так и отно­си­тель­но того, каким видит­ся пред­по­ла­га­е­мый резуль­тат ее деятельности.

В рей­тин­ге Global Alliance of National Human Rights Bodies инсти­тут Упол­но­мо­чен­но­го Олий Маж­ли­са Рес­пуб­ли­ки Узбе­ки­стан по пра­вам чело­ве­ка отне­сен к кате­го­рии В, что озна­ча­ет лишь частич­ное соот­вет­ствие прин­ци­пам неза­ви­си­мо­сти. В докла­де гло­баль­но­го аль­ян­са от декаб­ря 2020 г. отме­ча­ет­ся, что инсти­ту­том не про­во­ди­лись неза­ви­си­мые рас­сле­до­ва­ния неко­то­рых нару­ше­ний прав чело­ве­ка, таких как пыт­ки, сек­су­аль­ное наси­лие и неудо­вле­тво­ри­тель­ные усло­вия содер­жа­ния в местах лише­ния сво­бо­ды, а так­же что про­це­ду­ра назна­че­ния Упол­но­мо­чен­но­го не явля­ет­ся независимой.

По обра­ще­ни­ям комис­сии 107 чело­век, задер­жан­ных во вре­мя акций про­те­ста, были выпу­ще­ны из-под аре­ста до судеб­ных слушаний.

Взрыв­ные трав­мы и гранаты

Human Rights Watch собра­ла и про­ана­ли­зи­ро­ва­ла 31 видео и 16 фото­гра­фий, на кото­рых фигу­ри­ру­ют в общей слож­но­сти 38 уби­тых, ранен­ных или изби­тых во вре­мя июль­ских собы­тий участ­ни­ков про­те­стов. 14 из них, как пред­став­ля­ет­ся, полу­чи­ли телес­ные повре­жде­ния, с высо­кой сте­пе­нью веро­ят­но­сти, соот­вет­ству­ю­щие харак­те­ру взрыв­ных травм, вклю­чая про­ни­ка­ю­щие рас­се­че­ния и поте­рю зна­чи­тель­ных участ­ков мяг­ких тка­ней. На одном видео и четы­рех фото­гра­фи­ях вид­ны потем­не­ния кож­ных покро­вов вокруг раны, что может ука­зы­вать на ожо­го­вое пора­же­ние, вызван­ное под­ры­вом взрыв­ча­то­го устройства.

7 июля 2022 г. МВД Узбе­ки­ста­на раз­ме­сти­ло на YouTube видео, демон­стри­ру­ю­щее, сре­ди про­че­го, набор спец­средств, исполь­зу­е­мых для раз­го­на мас­со­вых бес­по­ряд­ков. Как пред­став­ля­ет­ся, все эти сред­ства про­из­во­дят­ся изра­иль­ской ком­па­ни­ей ISPRA Ltd. Неко­то­рые внешне похо­жи на акту­аль­ную про­дук­цию, в том чис­ле сле­зо­то­чи­вые гра­на­ты G705-CS с алю­ми­ни­е­вым кор­пу­сом, дымо­вые гра­на­ты с белым дымом G303-WS в рези­но­вом кор­пу­се и светошумовые/травматические гра­на­ты 303 STRB с рези­но­вы­ми шари­ка­ми. Дру­гие спец­сред­ства, по-види­мо­му, явля­ют­ся более ран­ни­ми моди­фи­ка­ци­я­ми тех же моде­лей. Human Rights Watch вери­фи­ци­ро­ва­ла видео, кото­рое было выло­же­но в Telegram 20 июля и сня­то севе­ро-запад­нее Управ­ле­ния раз­ви­тия и коор­ди­на­ции про­фес­си­о­наль­но­го обра­зо­ва­ния Рес­пуб­ли­ки Кара­кал­пак­стан: в кад­ре демон­странт дер­жит перед каме­рой све­то­шу­мо­вую гра­на­ту ISPRA G303-ST.

Голос за кад­ром, ком­мен­ти­ру­ю­щий набор спец­средств, исполь­зу­е­мых для раз­го­на мас­со­вых бес­по­ряд­ков на видео МВД, утвер­жда­ет, что это «стан­дарт­ные гра­на­ты» «неле­таль­но­го дей­ствия», одна­ко так­же при­зна­ет, что светошумовая/травматическая гра­на­та 717 STRB с рези­но­вы­ми шари­ка­ми «может нане­сти трав­мы … при близ­ком раз­ры­ве, если оста­нет­ся в руке или при попа­да­нии в любую часть тела».

В раз­ра­бо­тан­ных ОБСЕ Руко­во­дя­щих прин­ци­пах по сво­бо­де мир­ных собра­ний ука­зы­ва­ет­ся, что «дез­ори­ен­ти­ру­ю­щие устрой­ства (све­то­шу­мо­вые гра­на­ты) спо­соб­ны раз­ле­тать­ся на части при под­ры­ве, их исполь­зо­ва­ние несет рис­ки взрыв­ных травм», а так­же что «исполь­зо­ва­ние таких средств [для кон­тро­ля мас­со­вых бес­по­ряд­ков] недо­ста­точ­но регла­мен­ти­ро­ва­но или изу­че­но, что ведет к широ­ко­му исполь­зо­ва­нию или зло­упо­треб­ле­нию таки­ми сред­ства­ми, при­во­дя­ще­му к трав­ми­ро­ва­нию, инва­ли­ди­за­ции или смер­ти участ­ни­ков собраний».

Human Rights Watch вери­фи­ци­ро­ва­ла два видео, на кото­рых вид­но, что полу­чен­ные во вре­мя про­те­стов трав­мы с высо­кой сте­пе­нью веро­ят­но­сти мож­но отне­сти к кате­го­рии взрыв­ных, либо полу­чен­ных при пря­мом попа­да­нии выстре­ли­ва­е­мых све­то­шу­мо­вых гра­нат в протестующих.

На видео, кото­рое было сня­то запад­нее гости­ни­цы «Таш­кент» в Нуку­се и выло­же­но в Twitter 1 авгу­ста, в кад­ре груп­па про­те­сту­ю­щих южнее шерен­ги сило­ви­ков. На 12‑й секун­де со сто­ро­ны сило­ви­ков вид­на вспыш­ка и слы­шен звук выстре­ла. Секун­дой поз­же устрой­ство сде­то­ни­ро­ва­ло пря­мо перед про­те­сту­ю­щим в серо-голу­бой рубаш­ке и тем­ных шортах.

На дру­гом видео, сня­том в 50 м юго-восточ­нее пер­во­го видео и выло­жен­ном в тот же день, в кад­ре хро­ма­ю­ще­го муж­чи­ну, оде­то­го так же, уво­дят дру­гие про­те­сту­ю­щие. Шор­ты муж­чи­ны спе­ре­ди разо­рва­ны, вид­на обшир­ная рана в верх­ней части пра­во­го бед­ра, схо­жая с ране­ни­я­ми дру­гих демон­стран­тов и с высо­кой сте­пе­нью веро­ят­но­сти соот­вет­ству­ю­щая харак­те­ру взрывной.

Human Rights Watch выяви­ла еще два эпи­зо­да полу­че­ния про­те­сту­ю­щи­ми взрыв­ных травм в местах, где силы без­опас­но­сти исполь­зо­ва­ли выстре­ли­ва­е­мые гра­на­ты для раз­го­на демонстрантов.

23 июля в Telegram было выло­же­но видео, сня­тое в Кан­лы­ку­ле в 65 км севе­ро-запад­нее Нуку­са. В кад­ре силы без­опас­но­сти стре­ля­ют све­то­шу­мо­вы­ми гра­на­та­ми в сто­ро­ну про­те­сту­ю­щих, нахо­дя­щих­ся при­мер­но в 100 м к севе­ро-восто­ку от них. Пер­вая гра­на­та раз­ры­ва­ет­ся вбли­зи одно­го из демон­стран­тов и сби­ва­ет его с ног. Харак­тер полу­чен­ных демон­стран­том травм по видео опре­де­лить слож­но, одна­ко за кад­ром слыш­но, как кто-то гово­рит на кара­кал­пак­ском: «Это­му мужи­ку [ягодицу/задницу] разо­рва­ло». Постра­дав­ше­го окру­жа­ют дру­гие и пыта­ют­ся пере­не­сти его в без­опас­ное место. Через 14 секунд гра­на­та раз­ры­ва­ет­ся рядом с чело­ве­ком, кото­рый сни­ма­ет видео, застав­ляя демон­стран­тов разбегаться.

2 июля в Telegram было выло­же­но еще одно видео, сня­тое при­мер­но в том же месте, что и преды­ду­щее, но из-за спин сило­ви­ков, выстро­ив­ших­ся в том же поряд­ке. В кад­ре несколь­ко чело­век окру­жи­ли муж­чи­ну в лег­кой рубаш­ке зеле­но­ва­то­го цве­та мор­ской пены и в белой май­ке с тяже­лым ране­ни­ем ниже поя­са. Вид­ны обшир­ные откры­тые повре­жде­ния мяг­ких тка­ней в рай­оне пра­во­го бед­ра и ниже, в ране раз­ли­чи­ма высту­па­ю­щая бед­рен­ная кость. Тяжесть это­го ране­ния намно­го нагляд­нее зафик­си­ро­ва­на на тре­тьем видео, кото­рое было выло­же­но в Telegram 3 июля: в кад­ре муж­чине в такой же одеж­де в боль­ни­це опе­ри­ру­ют серьез­ную трав­му пра­вой сто­ро­ны ниж­ней части тела.

«Вид­на кость, обшир­ная полость, кро­во­те­че­ние, повре­жде­ние спин­но­го моз­га – и это толь­ко на пер­вый взгляд, — гово­рит д‑р Рохи­ни Хаар, врач-трав­ма­то­лог, кото­ро­го Human Rights Watch при­влек­ла к ана­ли­зу запе­чат­лён­ных на фото­гра­фи­ях и видео травм, полу­чен­ных в ходе про­те­стов. – На видео он жив, врач пыта­ет­ся лока­ли­зо­вать все сосу­ды – источ­ни­ки кро­во­те­че­ния и пере­крыть их. Но я вижу, что он исте­ка­ет кро­вью, неяс­но выжи­вет он или нет. Если выжи­вет, то ходить боль­ше не смо­жет». Human Rights Watch не может с уве­рен­но­стью утвер­ждать, что на видео тот же чело­век, что и на пер­вом видео из Канлыкуля.

Human Rights Watch вери­фи­ци­ро­ва­ла видео, выло­жен­ное в Telegram в 00:23 3 июля. В кад­ре муж­чи­на с откры­тым трав­ма­ти­че­ским ране­ни­ем брюш­ной поло­сти лежит на ули­це запад­нее памят­ни­ка кара­кал­пак­ско­му поэту Бер­да­ху в цен­тре Нуку­са. Один из демон­стран­тов пыта­ет­ся нащу­пать у ране­но­го пульс, в этот момент силы без­опас­но­сти с неко­то­ро­го рас­сто­я­ния выстре­ли­ва­ют в его сто­ро­ну све­то­шу­мо­вые гра­на­ты, вынуж­дая демон­стран­та отсту­пить. На видео зафик­си­ро­ва­ны три раз­ры­ва с корот­ким интервалом.

С помо­щью фото­грам­мет­рии Human Rights Watch уста­но­ви­ла, что силы без­опас­но­сти нахо­ди­лись в 90–110 мет­рах от лежа­ще­го на зем­ле демон­стран­та. В кад­ре слы­шен при­зыв на кара­кал­пак­ском: «Здесь чело­век уми­ра­ет, не стре­ляй­те!» 2 июля в Telegram было выло­же­но видео, где в кад­ре чело­век лежит непо­движ­но на зем­ле, слыш­ны сло­ва на кара­кал­пак­ском: «У него из-за взры­ва киш­ки выва­ли­лись». Судя по видео, кото­рое было выло­же­но в Telegram 23 июля, этот чело­век скон­чал­ся от полу­чен­ных ран.

Жур­на­лист­ка Eurasianet Джо­ан­на Лил­лис при­е­ха­ла в Нукус через несколь­ко дней после про­те­стов. Она побы­ва­ла в город­ском мор­ге, где, по ее сло­вам, пато­ло­го­ана­то­мы пред­ва­ри­тель­но уста­но­ви­ли, что при­чи­ной смер­ти 18 из погиб­ших были «тер­ми­че­ские» или «меха­ни­че­ские» трав­мы, либо их сочетание.

Как объ­яс­ни­ла стар­ший спе­ци­а­лист цен­тра судеб­но-меди­цин­ской экс­пер­ти­зы в Нуку­се Асель Калы­мо­ва, «если про­стым язы­ком, в пер­вом слу­чае это озна­ча­ет ожог, во вто­ром – удар­ное воз­дей­ствие тупым твер­дым пред­ме­том… Меха­ни­че­ские трав­мы могут быть вызва­ны чем угод­но: от кус­ка метал­ла до маши­ны, при­чи­ной тер­ми­че­ских могут быть дымо­вые гранаты».

3 июля кор­ре­спон­дент Gazeta.uz побы­вал в одной из боль­ниц Нуку­са и пооб­щал­ся с чело­ве­ком, у кото­ро­го с его слов све­то­шу­мо­вой гра­на­той рани­ло сына в рай­оне мече­ти «Имом эшон Мухам­мад». Муж­чи­на рас­ска­зал сле­ду­ю­щее: «Он [сын] шёл в мечеть. … Смот­рит, бегут люди в его сто­ро­ну. Если бы он бежал, то ему шумо­вая гра­на­та попа­ла бы в икры ноги с зад­ней сто­ро­ны, а она попа­ла ему спе­ре­ди, в кость. Гра­на­та взо­рва­лась в его ногах, он выта­щил её, и нога у него нача­ла бол­тать­ся». Ста­тья сопро­вож­да­ет­ся фото­гра­фи­ей чело­ве­ка, лежа­ще­го на боль­нич­ной катал­ке: на пра­вой голе­ни меха­ни­че­ский фик­са­тор и повяз­ка с про­сту­па­ю­щей кро­вью. Human Rights Watch не может с уве­рен­но­стью утвер­ждать, что на фото­гра­фии – сын собе­сед­ни­ка журналиста.

Мы так­же вери­фи­ци­ро­ва­ли видео, выло­жен­ное в Telegram 23 июля, на кото­ром силы без­опас­но­сти выстре­ли­ва­ют дымо­вую гра­на­ту в сто­ро­ну про­те­сту­ю­щих в 360 мет­рах запад­нее мече­ти «Имом эшон Мухам­мад». Име­ет­ся еще одно видео, сня­тое в 650 мет­рах севе­ро-восточ­нее мече­ти и выло­жен­ное в Telegram 2 июля: в кад­ре про­те­сту­ю­щие бегут от шерен­ги сило­ви­ков, кото­рые гонят их све­то­шу­мо­вы­ми гранатами.

На 44‑й секун­де один из сотруд­ни­ков сило­вых струк­тур бро­са­ет све­то­шу­мо­вую гра­на­ту в сто­ро­ну груп­пы про­те­сту­ю­щих, несу­щих муж­чи­ну с пред­по­ло­жи­тель­но тяже­лым ране­ни­ем пра­вой ноги. Гра­на­та раз­ры­ва­ет­ся рядом с ними, демон­стран­там при­хо­дит­ся бро­сить ране­но­го и разбегаться.

Круп­но­ка­ли­бер­ные выстре­ли­ва­е­мые гранаты

Human Rights Watch иден­ти­фи­ци­ро­ва­ла два типа круп­но­ка­ли­бер­ных выстре­ли­ва­е­мых гра­нат, кото­рые исполь­зо­ва­лись во вре­мя про­те­стов в Кара­кал­пак­стане: 40-мм «без­гиль­зо­вые» све­то­шу­мо­вые гра­на­ты СВ-1352/1 рос­сий­ско­го про­из­вод­ства и 40-мм дымо­вые гра­на­ты RLV-SMK‑3 бол­гар­ско­го про­из­вод­ства («Арсе­нал» АД). Они зна­чи­тель­но мощ­нее стан­дарт­ных 37-мм так назы­ва­е­мых «неле­таль­ных» сле­зо­то­чи­вых гра­нат и име­ют мас­су соот­вет­ствен­но 250/280 г по срав­не­нию со стан­дарт­ны­ми мас­сой 25 – 50 г.

В 2019 г. Amnesty International уста­но­ви­ла, что выстре­ли­ва­е­мые сле­зо­то­чи­вые и дымо­вые гра­на­ты мас­сой 220 – 250 г. в слу­чае пря­мо­го попа­да­ния могут нано­сить тяже­лые трав­мы и даже при­ве­сти к смер­ти. Сово­куп­ное воз­дей­ствие мас­сы и ско­ро­сти таких гра­нат, как СВ-1352/1 и RLV-SMK‑3 в слу­чае пря­мо­го попа­да­ния при выстре­ле с отно­си­тель­но неболь­шо­го рас­сто­я­ния может при­во­дить к тяже­лым трав­мам вплоть до смер­тель­но­го исхода.

Как пред­став­ля­ет­ся, при­чи­ной смер­ти одно­го чело­ве­ка в ходе про­те­стов в Кара­кал­пак­стане ста­ло попа­да­ние ему в грудь гра­на­ты СВ-1352/1. На фото­гра­фии, впер­вые выло­жен­ной в Telegram утром 6 июля, через три дня после окон­ча­ния про­те­стов, зафик­си­ро­ван недав­но извле­чен­ный из места про­ни­ка­ю­ще­го ране­ния исполь­зо­ван­ный кор­пус СВ-1352/1 в кро­ви. Через 15 дней после это­го в Telegram было выло­же­но видео, где в кад­ре вид­но тело муж­чи­ны на носил­ках, [кото­ро­му пред­по­ло­жи­тель­но и попа­ла в грудь гра­на­та] рядом с отмы­той гра­на­той СВ-1352/1. Груд­ная полость погиб­ше­го откры­та, за кад­ром голос на карак­ла­пак­ском гово­рит, что этот чело­век был убит попа­да­ни­ем гра­на­ты СВ-1352/1. Human Rights Watch не может с уве­рен­но­стью утвер­ждать, что на обо­их видео фигу­ри­ру­ет одна и та же граната.

При­ме­не­ние бое­вых патронов

Human Rights Watch уста­нов­ле­ны фак­ты, сви­де­тель­ству­ю­щие о нали­чии во вре­мя про­те­стов у сил без­опас­но­сти Узбе­ки­ста­на авто­ма­тов Калаш­ни­ко­ва (той или иной серии), а так­же зафик­си­ро­ва­ны сле­ды стре­ля­ных гильз от нарез­но­го оружия.

Мы изу­чи­ли видео, где в кад­ре про­те­сту­ю­щий с ране­ни­ем, харак­тер кото­ро­го с высо­кой долей веро­ят­но­сти соот­вет­ству­ет огне­стрель­но­му. Видео сидя­ще­го на зем­ле муж­чи­ны c обиль­ным кро­во­те­че­ни­ем из пра­вой голе­ни, было раз­ме­ще­но 3 июля на рос­сий­ском «инфор­ма­ци­он­но-раз­вле­ка­тель­ном» пор­та­ле Yaplakal.com.

«Каче­ство кар­тин­ки не очень хоро­шее, но похо­же на выход­ное отвер­стие огне­стрель­но­го ране­ния, — гово­рит д‑р Хаар. – Рана широ­кая, непра­виль­ной фор­мы, скос кра­ев кожи и мяг­ких тка­ней нару­жу, частич­ная экс­тру­зия мяг­ких тка­ней, отсут­ству­ют види­мый коль­це­вой ожог или трав­ма­ти­че­ское повре­жде­ние кожи. Судя, по все­му, у постра­дав­ше­го силь­ные боли, но состо­я­ние ста­биль­ное, как это и долж­но быть при оди­ноч­ном огне­стрель­ном ране­нии в область голе­ни». Окру­жив­шие ране­но­го демон­стран­ты под­го­тав­ли­ва­ют тряп­ки для про­ти­ра­ния кро­ви, слыш­но, как они на кара­кал­пак­ском обсуж­да­ют, сто­ит ли им вызы­вать ско­рую помощь.

На видео, сня­том север­нее спорт­ком­плек­са в Нуку­се и выло­жен­ном в Telegram 2 июля, в кад­ре сотруд­ник сило­вых струк­тур с авто­ма­том серии АК руко­во­дит дви­же­ни­ем маши­ны с водя­ной пуш­кой. Мы так­же иден­ти­фи­ци­ро­ва­ли две фото­гра­фии с про­те­сту­ю­щим, кото­рый дер­жит в руках стре­ля­ную гиль­зу 5,45х39, кото­рая исполь­зу­ет­ся в АК-74.

9 июля в Telegram было выло­же­но видео, сня­тое восточ­нее Управ­ле­ния раз­ви­тия и коор­ди­на­ции про­фес­си­о­наль­но­го обра­зо­ва­ния Рес­пуб­ли­ки Кара­кал­пак­стан: в кад­ре демон­странт дер­жит две латун­ные гиль­зы буты­лоч­ной фор­мы, харак­тер­ные для писто­лет­ных патронов.

Выше­упо­мя­ну­тый кор­ре­спон­дент Gazeta.uz, кото­рый 3 июля интер­вью­и­ро­вал в одной из нукус­ских боль­ниц отца ранен­но­го гра­на­той муж­чи­ны, в сво­ем мате­ри­а­ле сооб­щил, что девять постра­дав­ших, нахо­див­ши­е­ся на момент пуб­ли­ка­ции в той же боль­ни­це, заяви­ли, что полу­чи­ли огне­стрель­ные ране­ния. Ста­тья сопро­вож­да­ет­ся фото­гра­фи­ей, на кото­рой вид­на пере­бин­то­ван­ная левая нога, пред­по­ло­жи­тель­но, с огне­стрель­ным ране­ни­ем. Human Rights Watch не уда­лось под­твер­дить что ста­ло при­чи­ной изоб­ра­жен­ной раны.

Меж­ду­на­род­ные стан­дар­ты сво­бо­ды собра­ний и при­ме­не­ния силы

Меж­ду­на­род­ное пра­во обя­зы­ва­ет госу­дар­ства защи­щать пра­во на сво­бо­ду мир­ных собра­ний как посред­ством при­ня­тия мер для созда­ния усло­вий их про­ве­де­ния, так и посред­ством защи­ты демон­стран­тов от наси­лия со сто­ро­ны контр­де­мон­стран­тов или иных лиц. Огра­ни­че­ния на такие собра­ния допу­сти­мы толь­ко в том слу­чае, если они направ­ле­ны на дости­же­ние закон­ной цели, такой как защи­та прав дру­гих лиц, и при этом исполь­зу­ют­ся наи­ме­нее интру­зив­ные сред­ства, необ­хо­ди­мые и сораз­мер­ные для дости­же­ния этой цели.

Вла­сти долж­ны исхо­дить из заве­до­мо нена­силь­ствен­но­го харак­те­ра любых собра­ний, даже в ситу­а­ци­ях отдель­ных эпи­зо­дов наси­лия или насиль­ствен­ных дей­ствий со сто­ро­ны немно­го­чис­лен­ных групп внеш­них субъ­ек­тов, таких как контр­де­мон­стран­ты или погром­щи­ки. Собра­ния зача­стую отли­ча­ют­ся неод­но­род­но­стью, и их участ­ни­ки не утра­чи­ва­ют сво­их инди­ви­ду­аль­ных прав толь­ко пото­му, что незна­чи­тель­ное чис­ло людей при­бе­га­ет к насилию.

Раз­гон собра­ния может осу­ществ­лять­ся толь­ко в «исклю­чи­тель­ных слу­ча­ях». К нему, в част­но­сти, «мож­но при­бег­нуть, если собра­ние как тако­вое уже не явля­ет­ся мир­ным или если име­ют­ся явные сви­де­тель­ства неми­ну­е­мой угро­зы серьез­но­го наси­лия, кото­рую нель­зя разум­но устра­нить с помо­щью более про­пор­ци­о­наль­ных мер». В такой ситу­а­ции силы охра­ны пра­во­по­ряд­ка долж­ны сна­ча­ла предо­ста­вить про­те­сту­ю­щим доста­точ­ные воз­мож­но­сти для того, что­бы разой­тись, сопро­вож­дая это чет­ки­ми ука­за­ни­я­ми и обес­пе­че­ни­ем путей выхода.

Долж­ност­ные лица по под­дер­жа­нию пра­во­по­ряд­ка по обще­му пра­ви­лу долж­ны воз­дер­жи­вать­ся от при­ме­не­ния силы при раз­гоне мир­ных про­те­стов, даже если они счи­та­ют такие про­те­сты неза­кон­ны­ми. Даже в слу­чае наси­лия при­ме­не­ние силы долж­но огра­ни­чи­вать­ся рам­ка­ми необ­хо­ди­мо­сти и сораз­мер­но­сти для устра­не­ния реаль­ной угро­зы и допу­сти­мо толь­ко в каче­стве край­ней меры.

При­ме­не­ние леталь­ной силы про­тив скоп­ле­ний людей ни при каких усло­ви­ях не может быть неиз­би­ра­тель­ным и может иметь место лишь в ситу­а­ци­ях неми­ну­е­мой угро­зы жизни.

Автор: Human Rights Watch

Источник: https://www.hrw.org/ru/news/2022/11/07/uzbekistan-police-abuses-autonomous-region-protests

Аналитика

Интервью/мемуары

29.02.2024

Как создавался манат (часть 3)

1 ноября 2023 года исполнилось 30 лет со дня введения туркменской национальной валюты – маната. Публикуем третью часть воспоминаний об этом событии Аннадурды Хаджиева, занимавшего в те годы ответственные должности в Государственном Центральном банке Туркменистана. В настоящее время Хаджиев проживает в Болгарии, где получил убежище из-за преследований на родине. Вторая часть воспоминаний, опубликованная 10 января 2024 года (далее…)

10.01.2024

Из истории введения туркменского маната (часть 2)

1 ноября 2023 года исполнилось 30 лет со дня введения туркменской национальной валюты – маната. Публикуем вторую часть воспоминаний об этом событии Аннадурды Хаджиева, занимавшего в те годы ответственные должности в Государственном Центральном банке Туркменистана. В настоящее время Хаджиев проживает в Болгарии, где получил убежище из-за преследований на родине. Первая часть воспоминаний, опубликованная 1 ноября 2023 года (далее…)

01.11.2023

Из истории введения туркменского маната (часть 1)

1 ноября исполняется 30 лет со дня введения туркменской национальной валюты – маната. Ниже публикуются отрывки из воспоминаний об этом событии Аннадурды Хаджиева, занимавшего в те годы ответственные должности в Государственном Центральном банке Туркменистана. В настоящее время Хаджиев проживает в Болгарии, где получил убежище из-за преследований на родине. (далее…)

Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять