Главная | Спецпроекты | Каракалпакстан: кризис или путь к суверенитету? | В Бухаре идет процесс над второй партией участников протестов в Каракалпакстане (39 человек)
Спецпроекты

В Бухаре идет процесс над второй партией участников протестов в Каракалпакстане (39 человек)

Скачать изображение

6 февраля в Бухарском областном суде начался второй процесс по делу о событиях в Каракалпакстане 1-2 июля 2022 года, фигурантами которого являются 39 человек. Об этом уведомила пресс-служба Верховного суда Узбекистана.

Дело рас­смат­ри­ва­ет суд пер­вой инстан­ции под пред­се­да­тель­ством судьи судеб­ной кол­ле­гии по уго­лов­ным делам суда Кара­кал­пак­ста­на Дау­лет­бая Разова.

В пер­вый день судеб­но­го про­цес­са про­ку­ра­ту­ра зачи­та­ла текст обви­не­ния — орга­ни­за­ция мас­со­вых бес­по­ряд­ков, рас­про­стра­не­ние сепа­ра­тист­ских идей, напа­де­ние на пра­во­охра­ни­те­лей, под­жог авто­шин и пере­кры­тие дорог и дру­гое. Часть под­су­ди­мых назва­на помощ­ни­ка­ми Дау­лет­му­ра­та Таджи­му­ра­то­ва. Обра­тим ваше вни­ма­ние, что обви­не­ние наме­рен­но исполь­зу­ет тер­мин «бес­по­ряд­ки», игно­ри­руя сло­во «про­те­сты».

Все 39 под­су­ди­мых обви­ня­ют­ся по 3‑й части 244‑й ста­тьи (Орга­ни­за­ция или актив­ное уча­стие в мас­со­вых бес­по­ряд­ках) Уго­лов­но­го кодек­са Узбе­ки­ста­на, без смяг­ча­ю­щих обсто­я­тельств преду­смат­ри­ва­ю­щей заклю­че­ние на срок от 10 до 15 лет.

Семе­рым под­су­ди­мым допол­ни­тель­но предъ­яв­ле­ны обви­не­ния по 3‑й част 244–1‑1 ста­тьи (Изго­тов­ле­ние или рас­про­стра­не­ние мате­ри­а­лов, угро­жа­ю­щих обще­ствен­ной без­опас­но­сти), пред­по­ло­жи­тель­но, из-за раз­ме­ще­ния раз­лич­ных видео­за­пи­сей в интернете.

Один­на­дцать чело­век обви­не­ны еще и по 3‑й части (пункт «а») ста­тьи 104 (Нане­се­ние тяж­ких телес­ных повреждений).

Четы­рем из один­на­дца­ти добав­ле­но обви­не­ние по 3‑й части (пункт «а») ста­тьи 247 (Неза­кон­ное завла­де­ние огне­стрель­ным ору­жи­ем и боеприпасами).

Еще один обви­ня­е­мый, поми­мо уча­стия в бес­по­ряд­ках, обви­нен в нару­ше­нии 2‑й части (пунк­ты «а» и «в») ста­тьи 166 (Гра­беж) УК РУз.

Вер­хов­ный суд Узбе­ки­ста­на опуб­ли­ко­вал и крат­кое содер­жа­ние озву­чен­ных обвинений:

Алым­бай Мыр­зам­бе­тов (1979 года рож­де­ния, без­ра­бот­ный): «2 июля 2022 года через гром­ко­го­во­ри­тель при­зы­вал собрав­ших­ся в Чим­бай­ском рай­оне к мас­со­вым бес­по­ряд­кам, заяв­ляя, что Дау­лет­му­рат Таджи­му­ра­тов явля­ет­ся лиде­ром, что его сле­ду­ет осво­бо­дить и сде­лать гла­вой Каракалпакстана»;

Дау­лет­кел­ди Надир­ба­ев (1988, юрист Тах­та­ку­пыр­ско­го фили­а­ла Народ­но­го бан­ка): 2 июля «собрал людей в Тах­та­ку­пыр­ском рай­оне и воз­гла­вил их шествие в Нукус для уча­стия в мас­со­вых беспорядках»;

Полат Есен­гель­ди­ев (1989, кон­дук­тор ваго­на поез­да «Узбе­ки­стон темир йўл­ла­ри»): 2 июля «собрал людей в Кун­град­ском рай­оне и воз­гла­вил их шествие в Нукус для уча­стия в мас­со­вых беспорядках»;

Камал Ешжа­нов (1999, без­ра­бот­ный) и Мурат­бай Пир­ле­пе­сов (1978, инди­ви­ду­аль­ный пред­при­ни­ма­тель): 2 июля «оста­но­ви­ли дея­тель­ность пред­при­я­тия «Кан­текс» в Кан­лы­куль­ском рай­оне и при­ну­ди­ли рабо­чих к уча­стию в мас­со­вых беспорядках»;

Адил­бек Сари­ев (1985, наём­ный работ­ник): 2 июля «собрал людей в Нукус­ском рай­оне, воз­гла­вил их и вовлёк их в мас­со­вые беспорядки»;

Нусрет Бау­ет­ди­нов (1970, без­ра­бот­ный): 2 июля «собрал людей в Кан­лы­куль­ском рай­оне и воз­гла­вил мас­со­вые беспорядки»;

Алй­шер Шара­пов (1989, наём­ный работ­ник): 1–2 июля «вовлёк людей в Кара­у­зяк­ском рай­оне в мас­со­вые бес­по­ряд­ки и актив­но участ­во­вал в них»;

Онгар­бай Маму­тов (1966, име­ет инва­лид­ность 2‑й груп­пы): 2 июля «воз­гла­вил мас­со­вые бес­по­ряд­ки в Шума­най­ском районе»;

Рустам Досым­бе­тов (1985, без­ра­бот­ный), Кон­грат­бай Бек­по­ла­тов (1985, води­тель ком­па­нии «Бер­ди-Транс»), Рус­лан Баим­бе­тов (1988, води­тель «Давлет Транс»), Куа­ныш­бай Бахи­ев (1988, инди­ви­ду­аль­ный пред­при­ни­ма­тель), Ислам Сапа­ров (1989, ИП), Нурат­дий­ин Хаби­пов (1992, воен­но­слу­жа­щий Нукус­ско­го город­ско­го отде­ла охра­ны Наци­о­наль­ной гвар­дии) и Заир­бек Пир­жа­нов (1986, води­тель пре­зи­дент­ской шко­лы): 2 июля «напа­ли и нанес­ли телес­ные повре­жде­ния сотруд­ни­кам пра­во­охра­ни­тель­ных орга­нов, зани­мав­ших­ся предот­вра­ще­ни­ем мас­со­вых бес­по­ряд­ков» в махал­ле «Нау­пир» в Нукусе;

Аза­мат Алла­на­за­ров (1997, води­тель так­си), Нур­сул­тан Дуй­сен­ба­ев (1998, сезон­ный работ­ник), Нур­сул­тан Бай­ле­пе­сов (1993, води­тель) и Алпа­мыс Жума­бе­ков (1994, сезон­ный рабо­чий): 2 июля «напа­ли на сотруд­ни­ков пра­во­охра­ни­тель­ных орга­нов, зани­мав­ших­ся предот­вра­ще­ни­ем мас­со­вых бес­по­ряд­ков» на тер­ри­то­рии махал­ли «Акжа­гис» в Нуку­се, нанес­ли им телес­ные повре­жде­ния и ото­бра­ли у них писто­лет «ПМ»;

Асыл­бек Омир­за­ков (1991, инди­ви­ду­аль­ный пред­при­ни­ма­тель): «нанёс телес­ные повре­жде­ния сотруд­ни­кам ОВД, обес­пе­чи­вав­ших обще­ствен­ный поря­док, на ули­це Беру­ни в 21‑м мик­ро­рай­оне Нуку­са, забрал из кар­ма­на одно­го из них мобиль­ный теле­фон Samsung Galaxy A1»;

Замир­бек Таджи­му­ра­тов (1988, без­ра­бот­ный): 1 июля «актив­но участ­во­вал в мас­со­вых бес­по­ряд­ках, защи­щал Дау­лет­му­ра­та Тажи­му­ра­то­ва от сотруд­ни­ков пра­во­охра­ни­тель­ных орга­нов и нанёс им телес­ные повреждения»;

Орал­бай Дос­на­за­ров (1977, адво­кат адво­кат­ско­го бюро «Нызам устин­ли­ги»): 27 июня «про­вёл встре­чу адво­ка­тов на тему несо­гла­сия с пред­ло­жен­ны­ми изме­не­ни­я­ми в Кон­сти­ту­цию Рес­пуб­ли­ки Узбе­ки­стан в гости­ни­це «Таш­кент» в Нуку­се и при задержании

Тимур­бек Исма­и­лов (1997, учи­тель 12‑й шко­лы): 2 июля «при­ни­мал актив­ное уча­стие в бес­по­ряд­ках, при­зы­вая людей захва­тить Жокар­гы Кенес (пар­ла­мент Кара­кал­пак­ста­на – ред.) и меж­ду­на­род­ный аэро­порт Нукуса»;

Ислам Пола­тов (1999, без­ра­бот­ный): 1–2 июля «в каче­стве его помощ­ни­ка при­ни­мал актив­ное уча­стие в орга­ни­за­ции мас­со­вых бес­по­ряд­ков, раз­ме­щая видео­ма­те­ри­а­лы с сепа­ра­тист­ски­ми идеями»;

Шара­пат Ашир­бе­ков (1979, без­ра­бот­ный): «управ­лял YouTube-кана­лом «Таджи­му­ра­тов Дау­лет­му­рат», раз­ме­щал видео­ма­те­ри­а­лы, осно­ван­ные на иде­ях сепа­ра­тиз­ма, актив­но участ­во­вал в орга­ни­за­ции мас­со­вых беспорядков»;

Дау­ран­бек Рама­нов (1996, без­ра­бот­ный): «рабо­тая помощ­ни­ком Дау­лет­му­ра­та Таджи­му­ра­то­ва, актив­но помо­гал в орга­ни­за­ции мас­со­вых бес­по­ряд­ков и рас­про­стра­нял видео­ма­те­ри­а­лы с сепа­ра­тист­ски­ми идеями»;

Расул Сул­та­ни­я­зов (1990, работ­ник ком­па­нии Trans Less): 1–2 июля «при­вле­кал людей к мас­со­вым бес­по­ряд­кам, актив­но в них участвовал»;

Абди­ма­лик Хожа­на­за­ров (1974): «глав­ный редак­тор газе­ты «Ел хыз­ме­т­ин­де» («На служ­бе наро­да» — ред.), пуб­ли­ко­вал ста­тьи с сепа­ра­тист­ски­ми иде­я­ми, а так­же на осно­ва­нии пору­че­ний Дау­лет­му­ра­та Таджи­му­ра­то­ва соби­рал пред­ло­же­ния граж­дан по пред­ла­га­е­мым поправ­кам в Кон­сти­ту­цию, предо­став­лял инфор­ма­цию и актив­но участ­во­вал в орга­ни­за­ции мас­со­вых беспорядков»;

Есим­кан Кана­а­тов (1981, кор­ре­спон­дент газе­ты «Ишонч», быв­ший кор­ре­спон­дент УзА): «гото­вил и пуб­ли­ко­вал ста­тьи, осно­ван­ные на иде­ях сепа­ра­тиз­ма, а так­же при­ни­мал актив­ное уча­стие в орга­ни­за­ции мас­со­вых беспорядков»;

Омир­бек Кур­ба­нов (1986, инди­ви­ду­аль­ный пред­при­ни­ма­тель): «раз­ме­щал видео­ма­те­ри­а­лы, при­зы­ва­ю­щие к мас­со­вым бес­по­ряд­кам, актив­но участ­во­вал в мас­со­вых бес­по­ряд­ках 1–2 июля»;

Рахим­жан Жума­ба­ев (1992, води­тель так­си): 2 июля «под­жёг авто­ши­ны и пере­крыл доро­ги в Нуку­се с целью вос­пре­пят­ство­ва­ния дви­же­нию авто­транс­пор­та пра­во­охра­ни­тель­ных орга­нов, моби­ли­зо­ван­ных на предот­вра­ще­ние мас­со­вых беспорядков»;

Абзал Науры­з­ба­ев (1996, сту­дент Кара­кал­пак­ско­го госу­дар­ствен­но­го уни­вер­си­те­та): 2 июля «на пере­се­че­нии улиц Беру­ни и А. Дос­на­за­ро­ва в Нуку­се под­жёг авто­ши­ны и пере­крыл доро­гу, что­бы вос­пре­пят­ство­вать дви­же­нию авто­транс­пор­та пра­во­охра­ни­тель­ных орга­нов, моби­ли­зо­ван­ных на предот­вра­ще­ние мас­со­вых беспорядков»;

Нур­му­хам­мед Ген­же­ба­ев (2004, без­ра­бот­ный): 2 июля «при­ни­мал актив­ное уча­стие в мас­со­вых бес­по­ряд­ках в Кан­лы­куль­ском рай­оне, под­жёг авто­ши­ну и напра­вил её в зда­ние хоки­ми­я­та района»;

Ислам­бек Аит­му­ра­тов (1993, осмотр­щик вагон­но­го депо «Кун­град»): 2 июля «ока­зал сопро­тив­ле­ние дей­стви­ям пра­во­охра­ни­те­лей, при­ме­нив «кок­тейль Моло­то­ва» на мосту «Турт­кул гуза­ри» во вре­мя мас­со­вых беспорядков»;

Айдос Есе­му­ра­тов (1993, без­ра­бот­ный): 2 июля «во вре­мя мас­со­вых бес­по­ряд­ков само­воль­но напра­вил водо­воз, при­над­ле­жа­щий управ­ле­нию бла­го­устрой­ства Нуку­са, в сто­ро­ну сотруд­ни­ков Наци­о­наль­ной гвар­дии и попы­тал­ся про­рвать­ся через блокпост»;

Куа­ныш­бай Бега­ли­ев (1989, води­тель ком­па­нии «Транс йўл кури­лиш»): 2 июля «во вре­мя мас­со­вых бес­по­ряд­ков само­воль­но напра­вил водо­воз, при­над­ле­жа­щий управ­ле­нию бла­го­устрой­ства Нуку­са, в сто­ро­ну сотруд­ни­ков Наци­о­наль­ной гвар­дии и попы­тал­ся про­рвать­ся через блокпост»;

Манас Рах­ма­нов (1993, тор­го­вый агент коди­тер­ско­го пред­при­я­тия «Зар­канд»): 1 июля «после задер­жа­ния Дау­лет­му­ра­та Таджи­му­ра­то­ва сотруд­ни­ка­ми пра­во­охра­ни­тель­ных орга­нов собрал людей у его дома и тре­бо­вал от руко­во­ди­те­лей сек­то­ра осво­бо­дить его (Тажи­му­ра­то­ва — ред.), актив­но участ­во­вал в орга­ни­за­ции мас­со­вых беспорядков»;

Аман­тай Сейт­му­ра­тов (1976, без­ра­бот­ный): 1 июля «при­ни­мал актив­ное уча­стие в мас­со­вых бес­по­ряд­ках, под­дер­жи­вая Дау­лет­му­ра­та Таджи­му­ра­то­ва, совер­шал агрес­сив­ные дей­ствия на кры­ше авто­мо­би­ля пред­се­да­те­ля Жокар­гы Кенеса».

Этни­че­ский состав под­су­ди­мых: 35 кара­кал­па­ков, 2 каза­ха и 2 узбека.

Из сооб­ще­ния Вер­хов­но­го суда вид­но, что перед судом пред­ста­ли трое помощ­ни­ков Дау­лет­му­ра­та Таджи­му­ра­то­ва, став­ше­го за послед­ние меся­цы наци­о­наль­ным геро­ем кара­кал­пак­ско­го наро­да: редак­тор и сотруд­ник газе­ты «Ел хыз­ме­т­ин­де», участ­ни­ки улич­ных вол­не­ний в Нуку­се и в семи рай­о­нах Кара­кал­пак­ста­на (Кан­лы­куль­ско­го, Кара­у­зяк­ско­го, Кун­град­ско­го, Нукус­ско­го, Тах­та­ку­пыр­ско­го, Чим­бай­ско­го и Шума­най­ско­го). Один из под­су­ди­мых во вре­мя митин­га 1 июля в Нуку­се сто­ял на кры­ше маши­ны гла­вы рес­пуб­ли­ки, вто­рой нахо­дил­ся в тот же день сре­ди демон­стран­тов, при­шед­ших к дому Тажи­му­ра­то­ва. На это ука­зы­ва­ет экс­перт пра­во­за­щит­но­го цен­тра «Мемо­ри­ал» Вита­ли Пономарев.

Он обра­ща­ет вни­ма­ние, что к «пре­ступ­ле­ни­ям» адво­ка­та Орал­бая Дос­на­за­ро­ва отне­се­но, поми­мо про­че­го, и то, что 27 июня он «про­вёл встре­чу адво­ка­тов на тему несо­гла­сия с пред­ло­жен­ны­ми изме­не­ни­я­ми в Кон­сти­ту­цию» в гости­ни­це «Таш­кент» в Нуку­се, а так­же 1 июля собрал людей у след­ствен­но­го изо­ля­то­ра №2 и тре­бо­вал осво­бож­де­ния Таджимуратова.

Сре­ди под­су­ди­мых назван и воен­но­слу­жа­щий Наци­о­наль­ной гвар­дии, кото­рый наря­ду с дру­ги­ми «напа­дал на сотруд­ни­ков пра­во­охра­ни­тель­ных орга­нов» 2 июля. Эта крат­кая инфор­ма­ция, воз­мож­но, под­твер­жда­ет сооб­ще­ния о рас­ко­ле сре­ди сило­ви­ков в те дни.

Вопре­ки утвер­жде­ни­ям «неза­ви­си­мой комис­сии», род­ствен­ни­ки неко­то­рых под­су­ди­мых из этой груп­пы сооб­щи­ли пра­во­за­щит­ни­кам о пыт­ках обви­ня­е­мых после задер­жа­ния (по сооб­ра­же­ни­ям без­опас­но­сти име­на не назы­ва­ют­ся), отме­ча­ет Поно­ма­рев. Они так­же рас­ска­за­ли, что более двух меся­цев после аре­ста не име­ли инфор­ма­ции о судь­бе сво­их род­ных, посколь­ку тех содер­жа­ли в изо­ля­ции от внеш­не­го мира, что явля­ет­ся нару­ше­ни­ем меж­ду­на­род­ных обя­за­тельств Узбекистана.

Род­ствен­ни­ки неко­то­рых осуж­ден­ных пер­вой груп­пы («дело 22») сооб­ща­ли ранее, что наме­ре­ны обжа­ло­вать при­го­вор и 6 фев­ра­ля встре­тят­ся в Буха­ре с адвокатами.

Вопре­ки утвер­жде­ни­ям «неза­ви­си­мой комис­сии», род­ствен­ни­ки неко­то­рых под­су­ди­мых из этой груп­пы сооб­щи­ли пра­во­за­щит­ни­кам о пыт­ках обви­ня­е­мых после задер­жа­ния (по сооб­ра­же­ни­ям без­опас­но­сти име­на не назы­ва­ют­ся), отме­ча­ет Поно­ма­рев. Они так­же рас­ска­за­ли, что более двух меся­цев после аре­ста не име­ли инфор­ма­ции о судь­бе сво­их род­ных, посколь­ку тех содер­жа­ли в изо­ля­ции от внеш­не­го мира, что явля­ет­ся нару­ше­ни­ем меж­ду­на­род­ных обя­за­тельств Узбекистана.

Род­ствен­ни­ки неко­то­рых осуж­ден­ных пер­вой груп­пы («дело 22») сооб­ща­ли ранее, что наме­ре­ны обжа­ло­вать при­го­вор и 6 фев­ра­ля встре­тят­ся в Буха­ре с адвокатами.

В сере­дине декаб­ря Ген­про­ку­ра­ту­ра сооб­щи­ла, что все­го перед судом за уча­стие в нукус­ских собы­ти­ях пред­ста­нет 171 человек.

31 янва­ря суд в Буха­ре озву­чил при­го­вор 22‑м из них; пер­вой пар­тии аре­сто­ван­ных каракалпаков.

Автор: AsiaTerra

Источник: http://www.asiaterra.info/news/v‑bukhare-idet-protsess-nad-vtoroj-partiej-uchastnikov-protestov-v-karakalpakstane-39-chelovek

Аналитика

Интервью/мемуары

29.02.2024

Как создавался манат (часть 3)

1 ноября 2023 года исполнилось 30 лет со дня введения туркменской национальной валюты – маната. Публикуем третью часть воспоминаний об этом событии Аннадурды Хаджиева, занимавшего в те годы ответственные должности в Государственном Центральном банке Туркменистана. В настоящее время Хаджиев проживает в Болгарии, где получил убежище из-за преследований на родине. Вторая часть воспоминаний, опубликованная 10 января 2024 года (далее…)

10.01.2024

Из истории введения туркменского маната (часть 2)

1 ноября 2023 года исполнилось 30 лет со дня введения туркменской национальной валюты – маната. Публикуем вторую часть воспоминаний об этом событии Аннадурды Хаджиева, занимавшего в те годы ответственные должности в Государственном Центральном банке Туркменистана. В настоящее время Хаджиев проживает в Болгарии, где получил убежище из-за преследований на родине. Первая часть воспоминаний, опубликованная 1 ноября 2023 года (далее…)

01.11.2023

Из истории введения туркменского маната (часть 1)

1 ноября исполняется 30 лет со дня введения туркменской национальной валюты – маната. Ниже публикуются отрывки из воспоминаний об этом событии Аннадурды Хаджиева, занимавшего в те годы ответственные должности в Государственном Центральном банке Туркменистана. В настоящее время Хаджиев проживает в Болгарии, где получил убежище из-за преследований на родине. (далее…)

Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять